Фото: www.peoples.ru

Лаврова Светлана Аркадьевна

 Родилась 23.01.1964. В 1987 закончила с красным дипломом Свердловский Государственный медицинский институт (педиатрический факультет).

В настоящее время работает в Свердловском областном онкологическом диспансере, Межрегиональном нейрохирургическом центре, нейрохирургическом отделении, врачом-нейрофизиологом.

Врач высшей категории, кандидат медицинских наук.

В 2006 году защитила кандидатскую диссертацию по теме «Электрофизиологические критерии прогноза стереотаксической хирургии эпилепсии».

Замужем. Муж Лавров Андрей Викторович, 05.12.1960. Работает врачом-вертебрологом в клинике «Вертебра». Две дочери – Александра и Анастасия.

Печаталась с 1997 года. Член Союза российских писателей с 2009 года. Автор множества детских книг, победитель многочисленных конкурсов, лауреат премий «Книга года» (Москва), «Чаша круговая» и других, обладатель Ордена Добра и Света («Аэлита»-2013, Екатеринбург) за создание произведений, сюжет которых настраивает читателя на позитивное восприятие окружающего мира и отражает идеи гуманизма и добра.

21 октября в Российском центре науки и культуры  пройдёт подведение итогов литературного конкурса для детей «Книгуру» в Чехии», гостей и участников конкурса ждёт творческая встреча с представителем жюри,  детским писателем Светланой Лавровой. Корреспондент ПТ Татьяна Малькова поговорила со Светланой Аркадьевной о том, как она соединяет две удивительные профессии и как они помогают людям.

Врач и литератор в одном лице – явление для российской, да и мировой литературы не новое. Как вам удается совмещать эти две очень разные профессии? Рано или поздно профессия врача литераторам обычно начинала мешать. Не планируете прекращать медицинскую практику?

Это не очень разные профессии. Обе лечебные. Николай Назаркин, специалист по библиотерапии, всерьёз считает, что от некоторых моих книг есть лечебный эффект – их можно применять как отвлекающую и обезболивающую терапию при хронических заболеваниях. Да и принцип «Не навреди», которому первому учат в мединститутах, вполне доминирует в детской литературе. Я никогда не напишу то, что может повредить моему читателю. То есть в литературе много от медицины. И в медицине много от литературы. Я не имею в виду бесконечную документацию, которую врачи обязаны заполнять. Сколько мы пишем научных работ! А каждый раз отвечать на вопрос пациента с глиомой головного мозга: «Доктор, а теперь после операции всё пройдёт, я буду совсем здоров?», причём не врать и говорить оптимистично – это особый жанр.

По всему видно, что к профессии врача у Вас отношение очень трепетное.

Да, и это к вопросу о прекращении медицинской карьеры: ни за что! Во-первых, медицина интереснее литературы (ой, сейчас меня побьют коллеги-писатели!). Во-вторых, на литературные гонорары не проживёшь – если не пишешь серийные детективы, да и тогда не всегда. А зарплата доктора в государственной больнице – штука надёжная. И можно подработок набрать, лекции в институте или еще что. И в-третьих, у меня на работе, в нейрохирургическом отделении Онкологического центра, такой изумительный коллектив, что я просто счастлива с ними работать и не уйду от них никогда, хотя меня приглашали и на большую зарплату, и на более высокую должность.

Вы пишете добрые детские книги, причём далёкие от реальности, – в них есть сказка, фэнтези, приключения, но нет страданий, несправедливости, горя. Вы считаете, что у современных детей жизнь и так непростая, чтобы еще и в детских книгах их «напрягать»?

Я пишу абсолютно реальные книги. И в них абсолютно реальные проблемы. В «Петушиной лошади» – ассимиляция малых народов и переселение из небольших городов в крупные индустриальные центры. То же самое в книжке «Верните город на место!» В «Годе свирепого цыплёнка» – проблемы слабой личности в мире сильных, поиск себя без потери себя. В книжке «Семь подводных котов» – моё отношение к работе (представление должно продолжаться, несмотря ни на что). И так далее. А драконы, водяные и прочие не вполне реальные персонажи – это так, оболочка на таблетке. Мои книжки – это таблетка в сладкой оболочке. Смешное и сказочное – сладкая оболочка, а под ней – горькая истина. Несмотря на сладкую поверхность, лекарство всё равно подействует.

И дети улавливают эту реальность?

Дети улавливают мою «серьёзную составляющую» лучше взрослых. Вот и Вы не увидели ничего, кроме смешной развлекалочки. Когда я спросила в одном третьем классе, о чём моя книжка «Семь подводных котов», учительница ответила: «А-а, там про котиков, они куда-то плыли, это приключения, очень смешно». А ребёнок-третьеклассник сказал: «Эта книжка о том, что нельзя друзей бросать».

У Вас много книг, где действие происходит в разных странах мира. Вы любите ездить по миру или, как Паганель, путешествуете, «не выходя из кабинета»?

Я фанат путешествий. Это не настоящие путешествия, как у автостопщиков или Конюхова, это просто туристические поездки, но я это люблю ужжжжжжасно. Потом получаются сказки. «Венета без клада» – о Венеции. «Лошади летают полторы минуты» – о Сиене. «Загляни ко мне на Рагнарёк» – описание поездки в Стокгольм и кусочек Финляндии. «Семь дней до сакуры» – это я весной съездила в Японию. «Остров, которого нет» – поездка на Крит и Санторини. «Спасти дракона» – поездка тоже в Грецию, но уже материковую. «Их замочили в Испании» – поездка по Испании. «Чижик в Риме» – это Рим, конечно. «Год козла» – Австрия, Майрхофен. «Дижико и мыши» – Армения. И очень много местного: «Обезьяна из 5 «А» – наш уральский город Камышлов, «Верните город на место» – Ирбит, «Три дня до конца света» – Аркаим, «Коты, призраки и одна бабушка» – Берёзовский, «Эльфы военного городка» – Луостари Кольского полуострова, «Год свирепого цыплёнка» – Екатеринбург. Еще много, всё не перечислить. Я обычно пишу о тех местах, где была сама, иначе неубедительно выходит.

Вы пишете и познавательные книги. Как считаете, кого стоит образовывать – детей или родителей?

Их нельзя разделять. Пусть «образовываются» параллельно. Так, кстати, обычно и бывает. Воспитание – процесс двусторонний и обоюдоострый.

У современных школьников не так уж много времени на чтение книг «не по программе», а у русскоязычных детей, живущих за рубежом и обучающихся на языке страны пребывания, ещё меньше возможностей на чтение «посторонней» литературы. Почему всё же полезно читать детскую литературу современных российских авторов?

Современных российских авторов точно так же полезно читать, как современных шведских, немецких, американских – любых хороших писателей. Литература не делится на национальности. Но у нас в России сейчас «ренессанс» детской литературы, появилось очень много современных интересных имён, кто-то останется навсегда, кто-то уйдёт, но сейчас они все создают совершенно фееричное явление здесь и сейчас, и каждому читателю можно найти «своего» писателя или «своё» произведение, которому веришь и которое помогает жить.

Один из посылов вашей повести «Куда скачет петушиная лошадь?» – это то, что мы не должны забывать о своих корнях. Что можете посоветовать тем ребятам, которые в силу разных обстоятельств живут не на родине своих родителей, а в других странах?

Ничего не буду советовать. Они выберут сами. Кто-то ведь стремится скорее ассимилироваться и будет говорить: «Я – чех!» И ничего плохого в этом нет, если он будет ощущать себя чехом в Чехии и читать в основном чешские книги. А кто-то скажет: «У меня русские корни», и эти корни помогают в жизни. Я же где-то писала об этом – о том, что корни придают устойчивость и нам, и деревьям. Схема-то одна, Киплинг прав: «Мы одной крови».

Среди ваших книг есть книга «Привидений почти не бывает», в которой действуют известные пражские привидения – Белая Дама, Огненный Скелет. Вы бывали в Праге, встречали ли Вы привидения в Праге, ну или в каком-то другом месте?

Я была в Праге три раза, этот – четвёртый. Это один из моих самых любимых городов (остальные: Петербург, Рим, Палермо, Киото. Родной Екатеринбург, естественно, вне конкуренции). Но привидения я не встречала ни в Праге, ни где-нибудь в другом месте. Обидно, но факт. Хожу по Праге, смотрю по сторонам – ну ни одного привидения! Не могли же все врать, кто их описывал! Нет, просто привидения понимают, что я в них не очень верю, поэтому не показываются. А если серьёзно, то я люблю привидения как восхитительный элемент городского фольклора, не случайно же я вставила в эту книжку и привидения города Перми. И испанские привидения есть у меня в других книгах, и итальянские. Пусть будут.

Конечно, я читала о пражских привидениях в книгах. Это изумительная книга Алены Ежковой «77 пражских легенд», это классический Алоис Ирасек, это «Мистическая Прага» нашего Вадима Бурлака. Но главный «соавтор» книги – сама Прага, её улицы, её дома, её люди.

Расскажите, пожалуйста, подробнее о ещё одном своем увлечении, связанном с Прагой, – трилобитах. Возможно, кто-то из наших читателей тоже увлечётся этой страстью.

Лучше не надо этим увлекаться. Такая зараза: один раз влипнешь – не отстанут. Как болезнь. Я-то ещё в лёгкой форме этим болею. Даже смешно – жили мелкие зверюшки, похожие на мокриц, жили давно – 550–250 миллионов лет назад. Вымерли напрочь задолго до появления человека (впрочем, динозавров застали вроде). А сотни современных людей их обожают, изучают, выкапывают, покупают – ну ладно бы профессиональные палеонтологи, у них работа такая, а то и такие, как я, – просто люди, которые даже не помнят их латинские названия и время жизни путают. Зачем нам это надо?

Другим – не знаю, а мне интересно держать на ладони трилобита и думать, что вот 500 миллионов лет назад, когда на земле ещё вообще никого не было, эта зверюшка ползала по дну моря и что-то там соображала, радовалась кстати попавшейся вкусняшке и получала удовольствие от жизни. А потом окончила свою жизнь (на наш взгляд, скучную, на её взгляд – захватывающе интересную), но не сгинула во тьме миллионов лет, а окаменела – как привет из дальнего далёка.

Ну, и как врач, может быть, дадите несколько советов, как сохранить душевное и физическое здоровье?

Я не люблю давать советы. Когда мне дают советы, меня так и тянет поступить наоборот. А если говорить о душевном и физическом здоровье, так это надо лекцию читать или книгу писать. Но – эксклюзив только для жителей любимой Праги! – всё-таки один малюсенький, очень простой совет дам. УЛЫБАЙТЕСЬ! Вы не представляете, как это полезно, даже если вам в данный момент невесело. Включается обратная связь, и улыбка, даже «нарочитая», ненастоящая, вызывает выработку эндорфинов, которые дают ощущение радости. И вам становится легче, и окружающим приятнее смотреть на вашу улыбку, а не на хмурую, кислую физиономию. И они вас больше любят и помогают вам в жизни. Улыбайтесь!

Татьяна Малькова

comments powered by HyperComments