Прага была третьим по величине центром эмигрантов в Европе после Парижа и Берлина, но первым по количеству собравшейся здесь литературной, научной и художественной русской элиты. Одиннадцать тысяч научных трудов русских учёных, сотни и тысячи книг поэтов и писателей, великолепные музыкальные произведения были изданы в Праге. 

Фото: Спевки хора А. А. Архангельского во внутреннем дворе «Русского Очага». Křemencova

В трудных условиях адаптации к чужой культуре людям необходимы были тепло и поддержка. Они находили их в крупных центрах объединения эмигрантов – «Русском очаге» и «Огоньке».

Как зажигали «Русский очаг» 

«Русский очаг» был открыт в рамках Русской акции 26 ноября 1925 года. В 20-е годы правительство Чехословакии во главе с Томашем Гарригом Масариком в рамках этой программы помогало беженцам из России, покинувшим страну после Октябрьской революции. Программа была направлена не столько на ассимиляцию, сколько на сохранение и развитие их собственной культуры, науки и искусства.

У создания «Русского очага» была и Алиса Масарикова, дочь президента Томаша Масарика. По иронии судьбы ей, председательнице Красного Креста в Чехословакии и защитнице всех беженцев, двадцать лет спустя самой пришлось уехать в эмиграцию в США из-за конфликтов с коммунистическими властями и до сих пор неразгаданной смерти её брата Яна Масарика. Ещё одним активным покровителем был американский благотворитель и филантроп Джон Крейн. Благодаря их помощи и финансовой поддержке быстро нашлось и здание для новой организации. Оно располагалось в центре Праге по адресу Křemencová 8. В старинном и просторном доме организовали библиотеку с читальным залом, помещение для занятий и лекций и даже небольшой русский буфет.

Первыми членами комитета «Русского очага», кроме Крейна и Масариковой, стали представители Министерства иностранных дел Чехословакии и международной христианской молодёжной организации YMCA. Руководительницей и председательницей «Очага» стала графиня Софья Владимировна Панина, одна из первых русских феминисток и участница либеральных и благотворительных движений, в этой должности она проработала до 1938 года.

И, конечно, буфет 

Бесплатная библиотека с читальным залом работала каждый день с 9 до 19.30 часов. К концу 20-х годов в библиотеке выписывали 35 журналов и 18 газет на русском, французском и чешском языках; её посетителями были практически все представители эмигрантского сообщества в Чехословакии.

Второе помещение было отведено под лекции, семинары, дискуссии, репетиции русского хора и другие мероприятия. Только за первые два года существования там прошло 367 собраний обществ и организаций, одно из них было посвящено учреждению комитета Дня русской культуры. Комитет выпускал книги о русской литературе, музыке, науке на чешском и русском языках, организовывал выставки, открытые лекции и курсы. Продажа билетов на лекции,

концерты и выступления приносила свой вклад в финансирование «Очага», но большую часть необходимых денег выдавал Красный Крест и Министерство иностранных дел.

Ну а какой «Очаг» без хлеба-соли? Здесь был русский буфет, в котором можно было взять суп или бутерброд по довольно низкой цене. К чашке чая – неограниченное количество хлеба, что очень привлекало студентов и тех, у кого было не очень хорошо с деньгами. В буфете можно было узнать о том, где подработать, о дешёвом жилье, обменяться новостями, оставить письмо другу или обменяться книгами. Спиртные напитки в небольших количествах появлялись только во время торжественных мероприятий. Буфетом руководила Анна Захаровна Смирнова, немолодая, но очень интеллигентная и обаятельная женщина, которую обожали все посетители – от юных студентов до престарелых профессоров.

Интересно, что в «Русском очаге» были запрещены разговоры о политике, даже несмотря на то, что она неотделима от общественной жизни. При выборе тем докладов и выступлений на собраниях и мероприятияхэто правило строго соблюдалось: центр русской эмиграции был центром культуры и искусства.

Программы встреч и мероприятий отвечали существующим запросам посетителей. Большую роль в центре играли женщины-эмигрантки, среди них выпускницы высших женских курсов – Бестужевских. До войны многие из них были сёстрами милосердия. По их инициативе проходили Дни русского ребёнка, Дни русской культуры, благотворительные ярмарки, летние лагеря и сборы в пользу сирот и инвалидов. Когда Европа начала готовиться ко Второй мировой войне, при «Очаге» открыли курсы сестёр милосердия, до того были весьма популярны курсы косметики.

Закат «Очага» 

«Русский очаг» просуществовал целых 20 лет, до конца Второй мировой войны. Лишь однажды он сменил адрес, когда в 30-е годы чехословацкие власти уменьшили финансовую поддержку русских эмигрантов и центр переехал на Mysliková 6. Это было более современное и меньшее по размеру здание. Помещения были небольшие, но они отвечали уменьшившемуся количеству посетителей «Очага». Студенты, доучившись, покидали Прагу, первая волна эмигрантов постепенно редела, многие умирали или уезжали дальше – в Германию или Америку.

К концу 1937 года «Русский очаг» был под угрозой закрытия, но общество друзей «Очага» обратилось к оставшимся соотечественникам с просьбой о помощи. На собранные деньги «Очаг» продолжил свою культурно-просветительскую работу, правда, в меньшем масштабе.

В военные годы «Русскому очагу» пришлось совсем туго. Введение продуктовых карточек, комендантский час, светомаскировка: на повестке дня стоял вопрос выживания, вопрос культуры ушёл на второй план. Гораздо меньше денег поступало и от дарителей. В мае 1945 года «Русский очаг» прекратил свою работу.

Антонина Мальгина

comments powered by HyperComments