Фото для иллюстрации

Элеонора Мусатова, дочь известного художника Григория Мусатова, в воспоминаниях о нём говорила о его картинах: «Вся жизнь его в них, и будь они собраны воедино, не надо было бы и писать о нём, ибо по ним читалась бы вся его жизнь».

Имя Григория Алексеевича Мусатова изящно вписано в исторический код современного чешского искусства. В некоторых источниках он значится как чешский художник русского происхождения.

Сын самарского иконописца

Григорий Мусатов родился 30 января 1889 года в семье самарского иконописца Алексея Яковлевича Мусатова. Мать – Элеонора Миклошевич – по происхождению полька. По окончании церковно-приходской школы родители направили Григория в Самарское коммерческое училище. Здесь он познакомился с преподавателем и художником Василием Гундобиным, впоследствии репрессированным советской властью. Именно Василий Васильевич во многом определил профессиональную судьбу Григория, который в то время был ещё совсем юным.

По собственному выбору, с большим желанием Григорий поступил в Пензенское художественное училище. Консервативная реалистическая школа, царившая здесь в начале 1910-х лет, заложила в молодом Мусатове основы художественной грамоты. Околдованный творческой свободой, Григорий переезхал в Киев, где начал активно посещать «прогрессивные» рисовальные классы под руководством Александра Мурашко, стоявшего у истоков создания Украинской академии художеств.

В начале Первой мировой войны в 1914 году Григорий женился на молодой Вере Еляшевич, дочери торговца из Пензы. После свадьбы молодожены переехали в Самару, в родительский дом отца Григория.

В 1915 году Мусатов участвовал в выставке самарских художников. Живописные начинания Григория выражались в этот период в работах на религиозную тематику. В этом же году молодой человек был призван в армию. Однако в конце 1916 года Мусатов дезертировал. Конечно, это не был какой-то отличительный поступок: в то время русская армия погрузилась в атмосферу всецелой анархии.

Дорога через всю страну

Григорий приехал в родную Самару, прекрасно понимая, что и здесь небезопасно. Примкнув к армии Колчака, Мусатов, забрав с собой и жену, с армией Колчака отправился в Иркутск, откуда супруги перебирались во Владивосток. В столице Приморья Мусатов снова оказался среди людей, близких ему по духу. Он общался с видными деятелями русского футуризма, работая при этом под фамилией Мельников. Однако в связи с надвигающейся японской инвазией чета Мусатовых была вынуждена покинуть город.

Шёл 1920 год, вместе с чешскими легионерами на корабле «Тверь» Григорий и Вера Мусатовы навсегда покидали берега родной страны.

При этом, как вспоминает их дочь Элеонора, родившаяся уже в Праге, у семьи Мусатовых даже в мыслях не было остаться в Европе. Скорее, побыть здесь некоторое время, пока всё не успокоится, и вернуться в родную Самару, в мастерскую, где было столько учеников, где можно было вновь заняться любимым делом. Но корабль оказался хлипким судёнышком, а путешествие таким долгим, что к берегам Европы Мусатовы добрались абсолютно без средств к существованию.

Другое искусство

Обстоятельства изменили направление дальнейшего продвижения. Вместо Парижа было принято решение ехать в Прагу. После длительного путешествия несчастные «мореплаватели» узнали, что образовалось в Европе говое государство – Чехословакия, а чехословацкое правительство оказывает помощь представителям русской интеллигенции. Выбор был сделан незамедлительно. Остановившись в пражском отеле «Беранек», существующем и поныне, Григорий начал искать применение своим силам и таланту.

Он, конечно, вернулся к искусству, но на этот раз – театральному.

Мусатовы стали участниками передвижного театра «Единение» и путешествовали по Чехословакии до начала 1921 года. Как правило, после представлений актёров разбирали по домам на ночлег местные жители. Во время гастролей в городке Гавличкув-Брод произошло знакомство Мусатовых с семьей Киних-Зрзавы, пригласивших семью актёров переночевать в их усальбе. Богумил Киних, в прошлом легионер, взял в жены Марию Зрзавы, которая в свою очередь являлась сестрой известного чешского живописца. Войдя в их дом, «Григорий Алексеевич не мог прийти в себя от изумления. Давно не видел он таких смелых, оригинальных работ, какие висели на стенах. На вопрос об авторе пани Мария позвала своего брата». Дружба Мусатова с Яном Зрзавы, одним из главных представителей чешского авангарда, завязалась крепко и на всю жизнь.

Благодаря поддержке семьи Киних Вера устроилась помощником провизора в аптеку в городе Колин – примерно в 70 км от Праги. По воспоминаниям дочери Элеоноры, Веру больше всего интересовало благополучие мужа, «его душевное равновесие, которое надо было восстановить и, после стольких передряг, сосредоточить на художественной работе».

Так в Колине родились первые работы мастера, соскучившегося по перу, выполненные за границей: «Все они – остановившееся мгновение воспоминаний…», – пишет Элеонора Григорьевна. К картинам этого периода относится, например, «Девочка с кошкой». В 1927 году в числе прочих она выставлялась на первой персональной выставке Мусатова, а её стоимость достигала 2000 крон.

Евгений Бессонов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя