Фото для иллюстрации

Из всех государственных органов и учреждений в России предпринимателям чаще всего приходится иметь дело с Федеральной налоговой службой. Как бы не был организован бизнес и чем бы не занималась компания, общения с налоговиками не избежать.

С одной стороны, налоговая служба действует как сервисная компания, обеспечивая регистрацию коммерческих организаций и предпринимателей, удобство уплаты налогов и представления отчётности. С другой стороны, ФНС представляет собой не что иное, как спецслужбу, часть правоохранительной системы, которая нацелена на поиск и жёсткое наказание тех, кто, по мнению государства, нарушил российские налоговые законы. Сочетание сервисных и правоохранительных функций создаёт для предпринимателей неожиданные и трудноразрешимые проблемы.

Не попасть в число «фирм-однодневок»

Одна из проблем вызвана объединением функций по регистрации компаний и борьбе с налоговыми злоупотреблениями. Не секрет, что многие предприятия в России манипулировали своими налоговыми обязательствами, уменьшая прибыль на фиктивные платежи, которые они перечисляли «фирмам-однодневкам» – компаниям, которые не ведут никакой реальной деятельности и не уплачивают налоги. Для борьбы с «фирмами-однодневками» ФНС имеет право по собственной инициативе и без суда исключить из государственного реестра компанию, которую налоговики считают бездействующей.

Но встречаются случаи, когда налоговая служба ошибается и исключает из реестра добросовестную, действующую организацию. При исключении компании из реестра её владельцам будет запрещено учреждать другие коммерческие организации. Запрет действует три года и распространяется не только на создание новых компаний, но также на покупку долей в других бизнесах, дарение или наследование. Восстановить исключённую компанию или снять с её владельцев запрет на учреждение новых организаций трудно, а в некоторых случаях – невозможно. Срок на оспаривание действий ФНС – один год с момента исключения компании из реестра. При этом на владельцев компании возлагается обязанность доказать, что компания в действительности является действующей.

Когда штрафы равны цене операций

Другая сложность связана с объединением функций налогового и валютного контроля. До недавнего времени контроль за международными денежными переводами и иностранными банковскими счетами осуществляла специальная служба. Теперь все контрольные полномочия переданы ФНС. С одной стороны, объединение функций имеет смысл, так как позволяет налоговой службе проверять правильность налогообложения зарубежных доходов. С другой стороны, штрафы за нарушения валютного законодательства в десятки раз превышают штрафы за нарушения законодательства о налогах и сборах и могут составлять до 100% от спорной валютной операции.

Если российская организация платит иностранной компании за услуги, налоговая служба сначала проверит обоснованность расходов. Если расходы будут признаны необоснованными, налоговики не дадут уменьшить прибыль на величину спорных затрат, доначислят налог по ставке 20%, пени и штраф. Затем налоговая служба может поставить под сомнение сам факт оказания услуг иностранным исполнителем и потребовать уплаты штрафа в размере 100% от платежа за международные услуги, которые ФНС посчитает фиктивными.

Процесс обжалования штрафов за валютные правонарушения более сложный и требует немедленного вмешательства. Срок на оспаривание действий ФНС составляет всего 15 дней. Многие налоговые инспекторы говорят, что им стало намного интереснее искать именно валютные нарушения, так как штрафы за них – выше, а защититься для компаний и частных лиц – сложнее. Недавно стало известно о штрафе, наложенном на физическое лицо, в размере свыше 30 млн руб. Таких случаев становится всё больше и больше.

Главное – чтобы не было умышленно

И, наконец, третья сложность связана с превращением налоговой службы в «филиал» Следственного комитета – главного органа, осуществляющего расследование преступлений в России. Несмотря на то, что неуплата налогов в крупном размере давно признается уголовным преступлением, количество приговоров по-видимому в России считают недостаточным.

Для того чтобы признать предпринимателя виновным в уклонении от уплаты налога, государственное обвинение должно доказать в суде, что предприниматель или руководитель компании намеренно занизил сумму уплачиваемых налогов путём внесения в документы заведомо ложных сведений. Из-за недостатка опыта и специальных знаний следователи СКР не всегда могут доказать, что неуплата налога была произведена умышленно. Поэтому обязанность по сбору доказательств совершения налогового преступления была возложена на Федеральную налоговую службу. Следственный комитет и ФНС России выпустили методические рекомендации «Об исследовании и доказывании фактов умышленной неуплаты или неполной уплаты сумм налогов». Теперь при каждой проверке налоговый инспектор обязан не только обнаружить неполную уплату налога, но и собрать доказательства того, что налог был не уплачен умышленно. При этом предполагается, что неуплаты налога без умысла не бывает. Бывает только недостаточный сбор доказательств.

Доказательства умысла позволяют не только увеличить штраф за неуплату налога с 20% до 40% от неуплаченных налогов, но и возбудить в отношении руководителей и сотрудников компании уголовное дело. Закон позволяет прекратить уголовное преследование в случае полной уплаты налогового долга, но такое освобождение действует только один раз в жизни.

Эти примеры показывают, что российская налоговая служба более не является организацией по сбору и проверке налоговых деклараций. Полномочия ФНС распространяются и на прочие области предпринимательской деятельности. В 2018 году ожидается интеграция налоговой и таможенной службы, которая позволит единому органу контролировать не только уплату налогов, но также перемещение товаров через границу, декларирование цен на границе и уплату таможенных платежей.

Для тех организаций, которые ведут в России внешнеторговую деятельность, объединение налогового и таможенного контроля создаёт необходимость переоценить организацию своего экспортно-импортного бизнеса. Ведение бизнеса по старинке может привести к неожиданным проблемам, которые могут оказаться намного серьёзнее тех, с которыми мы столкнулись при наделении ФНС регистрационными полномочиями и функциями налогового контроля.

comments powered by HyperComments