Петр Савицкий. Фото: Википедия

Окончание. Начало в №47(422).

Экономист, географ, историк, философ и поэт, Петр Николаевич Савицкий не оставил воспоминаний, но его теория «евразийства» и сегодня вызывает интерес у политиков.

Разрабатывая систему политической модели евразийства, Петр Николаевич рассматривал вопрос о развитии российской экономики. Савицкий подчёркивал «самостоятельность» как решающий аспект её формирования. По мысли учёного, из-за влияния международных олигархических кругов Россия обречена к изолированию на «задворках мирового хозяйства». Евразийство первостепенно обнаруживает своё родство со славянофильскими традициями.

После эмиграции Савицкого в конце 1921 года в Чехословакию, он, как и многие эмигранты первой волны, не верили в продолжительность большевистского режима. «Это были убеждения не только эмигрантов. На Западе большинству казалось, что большевизм не может выжить – это абсолютно нежизнеспособная система, он должен рухнуть», – вспоминал сын Петра Николаевича Иван Савицкий.

Пётр Савицкий намеревался вернуться на родину для политической борьбы с «советскими западниками». Как и остальные лидеры евразийства, Савицкий пытался вести пропаганду евразийских идей на территории формирующегося СССР. Так в период с 1921 по 1926 годы обширная сеть евразийского течения в Европе стала вдруг неожиданной жертвой мистификации советской контрразведки. В ходе пятилетней подпольной операции «Трест» ОГПУ пыталось втянуть евразийцев в свои замыслы и разведывательную деятельность, что значительно ослабило деятельность «пражских» евразийцев. Пётр Савицкий даже смог побывать в России. После разоблачения в 1926 году советских агентов евразийство как политическое движение начало себя изживать.

По мнению Ивана Савицкого, подход Петра Николаевича к его теории был многогранным: «Для него научная программа евразийства была гораздо больше, чем политика. Но, с другой стороны, он был человеком несомненно увлекающимся, и он, я думаю, поддался тому климату, что просто эмиграция не может жить без политики».

Будучи приглашённым властями Чехословакии, Петр Савицкий сотрудничал со многими образовательными учреждениями страны. Он исполнял обязанности приват-доцента юридического факультета в Пражском университете. Одновременно преподавал географию и экономику в Русском народном университете.

Спасли ученики

С 1930-х гг. Петр Николаевич преподавал русский и украинский языки и россиеведение в Пражском немецком университете. Именно бывшие ученики этого образовательного заведения, выходцы из Германии, впоследствии спасли Савицкого от расправы в концлагерях. Поводом для преследования учёного послужило публичное высказывание Петра Николаевича уже во время нацистской оккупации Чехословакии о том, что «Россия непобедима».

В годы Второй мировой войны Петр Николаевич являлся директором Русской гимназии в Праге. Пост руководителя сохранялся за ним в период с 1940 по 1944 годы. Это была единственная гимназия не только в Праге, но и в Чехословакии. «Между прочим, туда ходила большая группа чехов, даже какой-то немец или два были, которые Россией интересовались, тоже были записаны в гимназию. Были калмыки, которым преподавали буддизм. Вот тут – даже намек на евразийскую постановку вопроса», – вспоминает Иван Савицкий.

В 40-х гг. Пётр Николаевич активно занимался антифашистской пропагандой. Савицкий также препятствовал набору молодых русских эмигрантов в ряды добровольцев СС и в армию Власова, за что подвергался преследованию со стороны гестапо. А с приходом победного 1945 года Петра Савицкого арестовывают агенты советского СМЕРШа. Найденные при обыске патриотические стихи Савицкого привлекли особое внимание майора «карательных» служб, который счёл их возможной маскировкой шпиона. В доказательство своих поэтических способностей Савицкий написал: «Нет имени почётнее, чем конник, ведь конник создал Русь и защитил её…»

Знания помогли в лагерях

Одиннадцать лет последовавших лагерей Савицкий отбывал на территории мордовской области. Несмотря на длительность приговора, Петр Николаевич находился под защитой охраны. Пайки в таких местах отбирали на ежедневной основе. По воспоминаниям сына, благодаря своему многомерному кругозору Савицкий легко сближался с местным контингентом, в ответ обретая симпатии и толерантность: «Он прекрасно знал географию, он с каждым мог поговорить о его местности, о его селе. Это производило совершенно фантастическое впечатление. И его назначали в избу-читальню, просто дали топить где-то печь. К нему отношение было относительно сносное. На лесоповале он был только месяцами».

В 1956 года Савицкий был окончательно освобождён и реабилитирован. Он вернулся обратно в Чехословакию. Бывшая преподавательская деятельность сменилась языковыми переводами. Савицкий владел английским, немецким, французским, чешским и норвежским языками. Постепенно возобновил работу над теорией евразийства. В этот период он вступил в переписку с Л.Н. Гумилёвым. Считается, что убеждения Петра Николаевича во многом повлияли на формирование исторической теории пассионарности Льва Николаевича.

В 1960 году под псевдонимом П. Востоков Петр Николаевич публикует сборник стихов «Посев», где свое отражение также находит и лагерная тематика. На этот раз за стихи патриотической направленности Савицкого арестовывают органы безопасности Чехословакии. Однако заметная реакция общественности с участием авторитетного британского философа и математика Б. Рассела имела решающий успех. Вдохновителем большой кампании за рубежом был историк и друг Савицкого Н.Е. Андреев, на тот момент профессор Кембриджского университета.

Через год Пётр Николаевич выходит на свободу. В последние годы жизни Савицкий уже не занимался исследовательской деятельностью, лишь изредка – возможными переводами. Между тем научное наследие Петра Николаевича за различные этапы его «творческих изысканий» насчитывает около 195 книг и публикаций. Учёный умер в 1968 году – за месяц до трагических событий Пражской весны.

Наследие Петра Савицкого прагматично по своей природе. «В конце концов, вся судьба евразийства показывает, что… это был поиск, поиск и продолжался во всё время существования евразийства», – заметил однажды Иван Савицкий. На вопрос о взаимосвязи поиска и человека Петр Савицкий писал: «Личность – единство множества и множество единства».

comments powered by HyperComments