Фото: Википедия

Сегодня имя Алексея Степановича Ломшакова звучит почти собирательно, и не только в кругу целого эмигрантского поколения. Инженер, изобретатель, политик и преподаватель, человек с богатым жизненным кругозором.

Оценивая непростой эмигрантский опыт Алексея Степановича, пражский историк Иван Савицкий писал: «Это судьба многих подвижников эмиграции, которые… писали мало и сухо, только о делах. Но этими самыми делами занимались, не щадя сил. Всех их роднили некоторые общие черты: энергичность, деловитость, отвращение к пустословию, человеколюбие не на словах, а на деле, скромность в личной жизни, требовательность – в общественной». На людей, хоть раз в жизни встречавших Алексея Степановича, он производил яркое впечатление умного человека с горячим отзывчивым сердцем и нравственной силой.

С пониманием величия России

Алексей Ломшаков родился в марте 1870 года в Барнауле. Он был 16 ребёнком в большой семье сибирского священника. В торжественной речи ко дню своего 70-летнего юбилея в Праге Алексей так вспоминал детские годы: «Поездки с братьями с ночёвками на берегу реки в тут же устроенных шалашах, готовка пищи на кострах, – всё это приучило меня к самодеятельности, давало известную широту души».

Подростком Алексей поступил в Сибирский кадетский корпус, целиком погрузившись в романтику военного воспитания: «Пребывание в Корпусе дало мне очень много, окончательно закрепив чувство товарищеского долга, а самый строй военной школы утвердил во мне то, что было уже заложено дома – понимание величия России, долга преданности ей, патриотизма и национальной гордости». Нравственно сформированный Ломшаков в дальнейшем учился в Петербургском технологическом институте, который окончил в 22 года по специальности «инженер-механик».

Техническую практику Алексей начал в отделе эфирного производства Охтинских пороховых заводов в пригороде Петербурга. Ломшаков с душой вспоминал доброжелательных простых рабочих. Их «курьёзное» приветствие по случаю его женитьбы встречается в воспоминаниях инженера: «Дай Бог, чтобы был механик рус, / Не англичанин, ни француз, / Ни финны – злы, ехидны, / Чтоб не были бы видны. / А был бы рус, стоял за руссако́в / Знакомый наш механик Ломшаков». Почти через 20 лет шутливые строчки далёких воспоминаний сбываются подобно пророчеству.

С 1896 года Алексей Степанович заведовал машинным отделением Путиловского завода. Большая часть местного оборудования к тому моменту была устаревшей. Благодаря усилиям Ломшакова техническое оснащение предприятия целиком обновилось моделями, сконструированными самим молодым, перспективным и талантливым инженером: «В Путиловском заводе начался бурный период, когда со всем пылом молодости, энергии и вдохновения я всецело отдался своей работе». Годом позже вышел научный труд Ломшакова «Испытание паровых котлов», впоследствии ставший руководством для целого поколения инженеров и техников.

Медалист Парижской выставки

Особого внимания заслуживают достижения Алексея Степановича в области практических изобретений. С его именем связано создание автоматической бездымной топки оригинальной конструкции для паровых котлов. За эту инновацию инженер был удостоен золотой медали на Парижской всемирной выставке в 1900 году. Спустя 37 лет, будучи в Праге, Ломшаков доработал своё изобретение, а патент на его производство распространился в Чехословакии, Эстонии, Италии и Румынии. С 1899 года Алексей Степанович преподавал в Петербургском электротехническом институте. А с 1901 года с увлечением читал лекционные курсы в Технологическом институте. Тамошние студенты относились к нему всё с тем же уважением, как и простые рабочие Охтинских пороховых заводов.

В начале XX столетия начинается его политическая карьера. 26 марта 1906 года Алексей Ломшаков избирается в Государственную думу I созыва. В числе подписанных им законопроектов имеется положение «О гражданском равенстве». Первейшей задачей Думы Алексей Степанович считал «раскрепощение крестьян, раскрепощение рабочего класса, раскрепощение граждан, раскрепощение женщин». Ломшаков критически отзывался на репрессивную политику правительства, которое считал «преступным» и попирающим фундаментальную «народную святыню – права человека и гражданина».

10 июля 1906 года Ломшаков оказался в числе депутатов, подписавших «Выборгское воззвание» через два дня после роспуска Государственной думы I созыва. «Выборгский» документ призывал к пассивному сопротивлению властям через неуплату налогов и отказа от воинской службы.

Без права быть избранным

В ходе наступившего процесса на скамье подсудимых оказалось 167 «выборгских» депутатов. Алексей Степанович был осуждён по статье 129, предусматривающей лишение права баллотироваться на любые выборные должности. Один из адвокатов защиты Василий Маклаков тогда сказал: «В этом споре моральная победа была одержана адвокатами, хотя судей они не убедили». Поскольку «выборжцы» участвовали лишь в составлении «воззвания», а не в его распространении, то многих возмутила незаконность лишения политических прав обвиняемых. Ломшаков также провёл 3 месяца в тюремном заключении.

В 1907 году Алексей Степанович вышел из состава Петербургского городского комитета конституционно-демократической партии. В период Первой мировой войны он руководил так называемой «Тепловой комиссией», ответственной за правильное распределение топлива в цепочке промышленных предприятий Российской империи.

После выстрела, прогремевшего с «Авроры», и Октябрьской революции Ломшаков поддержал Белое движение. Алексей Степанович вошёл в правительственный аппарат генерала Деникина, откуда его командировали в Прагу.

Однако в столицу Чехословакии 50-летний учёный прибыл лишь в апреле 1920 года, после полного поражения Деникинского фронта. «Как представитель Деникина он был тепло принят Крамаржем и его единомышленниками, у которых не было массовой поддержки, но которые занимали видные позиции в финансовых и промышленных кругах», – вспоминал историк Иван Савицкий.

В Праге тем временем «советские» эсеры, выступавшие крайне избирательно в отношении русской эмиграции в целом, оказывали политическое давление на эмигрантов, в числе которых оказался и Ломшаков. В период с 1920 по 1921 годы значительную часть прибывавших эмигрантов составляли именно эсеры, до этого сотрудничавшие с Чехословацким корпусом в Сибири. С другой стороны, Чехословацкое правительство по-прежнему не имело твёрдой позиции в отношении поддержки сторонников Врангеля.

Баланс этих состояний нарушился с прибытием Алексея Степановича. Именно Ломшаков одухотворил установку президента Томаша Масарика «приучать русскую интеллигенцию и особенно молодёжь к систематическому труду, чтобы она избежала фантазий и деморализации страшной эмиграции». Масарик верил в силу воспитания и был убеждён, что образование и суть демократического государства способны ослабить тягу «воспоминаний и переживаний». Поскольку ограниченный чехословацкий рынок не мог впитать значительную часть квалифицированных эмигрантов, под «систематическим трудом» понималась учёба, преподавательская и научная деятельность.

В мае 1921 года Алексей Степанович организовал и возглавил «Общество русских инженеров и техников в ЧСР». «Общество выдвинуло проект приглашения в Чехословакию 250 студентов-техников и 700 студентов университета. Проект нашёл поддержку в правых чешских кругах, с которыми был связан Ломшаков», – писал Иван Савицкий. Уже 12 августа состоялось первое собрание «Комитета по обеспечению образования русских студентов в ЧСР» (КООРУС). В числе руководителей значился Алексей Степанович. Совет «КООРУС» официально получил право приглашать в Чехословакию бывших преподавателей русских вузов для продолжения научной и педагогической работы.

Моральная и внутриполитическая победа по праву считалась заслугой Ломшакова, чьё имя навсегда закрепилось в основе концепции «Русской акции помощи». Чехословакия стряхнула с себя эсеровское влияние и пошла по пути национально-государственной поддержки. В первую очередь победа Ломшакова отразилась на исключении «политического фактора» в отношении прибывавших эмигрантов, в том числе молодёжи. К началу февраля 1922 года в Праге было зарегистрировано 1457 русских студентов. «Маленькая Чехословакия вдвое обогнала большую Германию, а к концу – и дружественную русским Югославию, которую поначалу очень часто противопоставляли Чехословакии», – отмечал Иван Савицкий.

В дальнейшем численность русских студентов в Чехословакии превысила отметку в 3000 человек. Так в 1921–1927 годах Прага являлась уникальным образовательным и «воспитательным» центром, во многом благодаря усилиям Алексея Степановича. Как отмечал Иван Савицкий: «Срок для всемирной истории ничтожный, для национальной – в спокойные периоды – едва заметный. Но в периоды войн и революций – вполне достаточный, чтобы драма была разыграна с начала и до конца, во всяком случае в наш бурный, быстротекущий, уходящий век».

С 1928 года Алексей Ломшаков являлся председателем «Общества русских инженеров и техников в Чехословакии», работая также в качестве технического советника на заводе «Шкода». Алексей Степанович и его жена Екатерина Славутинская, происхождение которой идёт от рода Лермонтовых, были жильцами знаменитого «профессорского» дома №597, работы архитектора Владимира Брандта. У дома было и второе название – «Братская могила».

Алексей Степанович Ломшаков покоится на Ольшанском кладбище. Он умер в мае 1960 года. За пять лет до этого Объединение бывших профессоров и воспитанников Санкт-Петербургского университета в Париже и Сан-Франциско создали Фонд помощи А.С. Ломшакову.

В 1907 году на печально известном «Выборгском» процессе адвокат защиты Оскар Пергамент говорил: «Венок славы подсудимых так пышен, что даже незаслуженное страдание не вплетёт в него лишнего листа». Звучит человечно. Такой и видится целая судьба господина Ломшакова, объединивший тысячи обездоленных жизней состоянием внутреннего единства.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя