Впервые вопрос «И почему я попал в эмигранты?» Михаил Викторович Васнецов задал себе на страницах своего дневника в мае 1922 года. В этот момент он, как и многие эвакуированные белогвардейцы, находился в городе Княжево под Софией.

Позже он писал: «А какая здесь чудная весна, как хорошо! Только очень одиноко… Люблю Россию!» Спустя около двух недель, 27 мая, будучи в городе Нова-Загора, он всё же заметил: «Все ждут чего-то… Хорошего трудно ждать».

Древний уральский род Васнецовых восходит к XVII веку. Большинство представителей известной фамилии были священнослужителями. «Весь род был духовный», – впоследствии вспоминал Васнецов.

Михаил Викторович родился 14 октября 1884 года в Москве. Своё имя он получил в честь деда, приходского священника Михаила Васильевича Васнецова. Маленькому Мише не было и года, когда родители переехали в Киев. Отец, знаменитый художник Виктор Михайлович Васнецов, в 1885 году был приглашён расписывать Владимирский собор. Известно, что черты лица маленького Миши он запечатлел в облике Младенца Христа на руках Божьей Матери.

Спустя шесть лет, когда основные работы в киевском соборе были закончены, Васнецовы возвратились в Москву. Летние дни члены большой семьи проводили в подмосковном имении Абрамцево. Здесь зародилось увлечение Михаила астрономией. Отец купил своему сыну телескоп. Мальчик подолгу наблюдал далёкие солнечные пятна.

Стремился к звёздам…

В 1894 году Михаил поступил в 4-ю мужскую гимназию, которую окончил с золотой медалью в 1903 году. Васнецов продолжил образование в Московском университете на физико-математическом факультете по специальности «астрономия». После прохождения воинской службы в 1910 году Михаил Викторович вплотную занялся научной деятельностью, систематически читая лекции по астрономии в обществе «Знание». Васнецов также являлся активным участником «Общества интеллигентов», целью которого было народное просвещение в рабочих и сельских поселениях.

В этот период Михаил познакомился с будущей женой Ольгой Васильевной Полетаевой. Венчание состоялось 29 апреля 1911 года. После свадьбы Васнецов преподавал уроки математики в московской частной школе Страхова. В этом же году он получил должность ассистента в одесской Университетской обсерватории. Молодой учёный занимался измерением положения солнечных пятен на старых негативах. В конце 1913 года наряду с кометой Галлея он изучал и солнечное затмение. Эти исследования отразились в последующих научных работах Васнецова. По словам историка Евгения Деменюка: «Чета Васнецовых попадает в город у моря, у них начинается нормальная южная жизнь с прогулками у моря, с летними поездками на дачу и так далее. Но, к сожалению, эта жизнь быстро заканчивается».

С началом Первой мировой войны Михаила Викторовича мобилизуют. «Сперва я был в запасном полку в Одессе, а потом получил место преподавателя метеорологии в Авиационной школе в Киеве», – вспоминал Васнецов. В Одессе Михаил командовал 4-й ротой 46-го запасного батальона и занимался подготовкой новобранцев. Немалую роль в том, что он не попал в ряды действующей армии, сыграл ректор университета Дмитрий Павлович Кишинский, впоследствии также оказавшийся в Праге. Уже будучи священником в 1933 году, отец Михаил в надгробном обращении вспоминал как научные заслуги профессора, так и его значительное участие в судьбах эмиграции. Михаил Викторович тогда заметил, что «господин Кишинский является потомком святой праведницы Юлиании Лазаревской».

…пришёл к аэронавигации

В 1915 году Васнецова назначили преподавателем в Центральную авианавигационную службу. Лица с математическим образованием были на волне популярности. Годом позже Михаила Викторовича пригласили в школу лётчиков-наблюдателей в Киеве. Здесь он преподавал абсолютно новый для него предмет – аэронавигацию. «Тогда авиация была в самом начале своего пути, и школа военных лётчиков-разведчиков была крайне необходимой. Её создали в Киеве, потом перевели в Евпаторию», – отмечал историк Евгений Деменюк.

В начале 1918 года Михаил Васнецов вышел в отставку и вернулся в Одессу в чине поручика. 1 октября у него родился сын Виктор. Однако в результате попеременной смены местной власти ситуация в городе была крайне нестабильной. Васнецова призвали в «Авиапарк», который решили перевести в Крым. Семья разделилась, переезд Ольги Васильевны с двухмесячным ребёнком оказался крайне затруднительным.

Шёл конец 1920 года. Находясь в Севастополе, Михаил Васнецов записал в своем дневнике: «Вот наступила последняя ночь, все сжигали компрометирующие документы. Я лежал и думал, что мне делать. Один из служащих полка был из немцев-колонистов. Он предложил мне уйти к его родителям и делать вид, что я у них работник… Вдруг утром раздалась команда: ”Кто уезжает, пусть получает винтовки”. Тут я, ничего не думая, а какой-то силой встал, отдал ключи от своей мастерской своему помощнику из солдат, взял винтовку и стал в строй. Ещё до этого я передал одному солдату письмо с адресом жены в Одессу (на обсерваторию) такого содержания: ”Муж Ваш жив, но вы его не скоро увидите”».

В начале декабря военные беженцы прибыли в Галлиполи. Большая часть разбитой русской армии разместилась в лагере. Многие спали в разрушенных домах, кто-то – в палатках, иные – под открытым небом. Больше двух месяцев отчаянные белогвардейцы обитали на берегу Дарданелл буквально в пещерах. «А ночью, когда южное небо загоралось бесчисленными огнями звёзд, мы смотрели на далекие звезды и хотели найти в них разгадку своей странной тяжелой судьбы. Ведь эти же самые звезды в тот же самый миг смотрят на нашу дорогую родину, их могут видеть оставленные нами наши близкие. Эти же звезды сияли над Россией, когда она жила нормальной жизнью, когда кипел русский труд и творчески работала русская мысль. И вот теперь Россия унижена, разорена, мысль скованна. Люди науки и творчества гибнут от голода, а мы заброшены на пустынном полуострове».

Постепенно нищие беженцы организовали в Галлиполи Высшие общеобразовательные курсы, собираясь в помещении библиотеки Всероссийского союза городов. Михаил Васнецов взял на себя лекции по астрономии: ««Хотел помочь своим братьям по несчастью разгадать книгу звёзд. Я старался показать: сколько понадобилось людям труда и свежей творческой мысли, чтобы распознать сущность далёких светил».

Лишь в 1922 году Михаил смог отправить первое письмо семье. Как отмечал Евгений Деменюк, «он даже подписывался сначала не „Миша”, а „Маша” — так он боялся всего». Жена вместе с сыном к этому времени переехали в Москву к отцу Михаила Викторовича. Спустя два года Ольга Васильевна смогла добиться разрешения на выезд за границу. Ей помогала еврейская организация ARA, спасшая в то время многих представителей интеллигенции.

Не столько звёзды

В 1924 году Михаил Васнецов покинул Болгарию и направился на съезд молодых учёных в Праге. В отеле «Беранек», где проходило собрание, после долгих скитаний он встретился с женой и сыном. Семья Васнецовых переехала в столицу Чехословакии. Михаил Викторович вновь занялся научной деятельностью. Он преподавал астрономию в Русском народном музее и работал в Институте экспериментальной физики Карлова университета.

Известна его работа на французском языке под названием «Расширение спектральных линий». В тоже время он активно поддерживал «Братство для погребения православных русских граждан и содержания в порядке их могил в Чехословакии» и был хорошо знаком с владыкой Сергием, усилиями которого на русском участке кладбища в Ольшанах был построен храм в честь Успения Пресвятой Богородицы.

В конце 1932 года владыка Сергий рукоположил Михаила в диаконы – так начался путь священника. Одним из мест, куда иерей Михаил часто ездил, был Пршибрамский православный приход. Позднее отец Михаил вспоминал: «Один раз Владыка Сергий послал меня совершать похороны в Пршибрам, а у меня не было денег даже на поезд. Говорить же об этом Владыке я не хотел. Но вот Господь помог. Пришёл человек с просьбой отслужить панихиду и дал столько денег, сколько нужно было на дорогу».

1 октября 1933 года владыка Сергий предложил отцу Михаилу с семьей поселиться в Подворье на улице Maiselova 8. Это была небольшая квартирка недалеко от храма Св. Николая. Именно здесь в этот период зародился духовный православный центр. По воспоминаниям отца Михаила, единственным местом, где можно было побыть одному, чтобы подготовиться к службе и помолиться перед литургией, была – ванная комната.

В 1933 году местом служения Михаила был выбран тот самый храм Св. Николая на Староместской площади.

Оставаясь в «Братстве»

«Когда батюшка был ещё дьяконом и по утрам открывал храм на Староместской площади, там, по его словам, было так холодно, что за ночь вода застывала. В таких же условиях служили и на Ольшанах. Это теперь церкви отапливаются и трудно представить себе те суровые условия, в которых приходилось служить священнику прежде…», – вспоминала духовная дочь отца Михаила Елена Ивановна Мусатова. В храме отец Михаил прослужил до конца 1945 года.

В 1935 году отец Михаил был временно назначен в Братиславу. Он часто посещал и другие города тогдашней Чехословакии. Бывал в Карловых Варах, Франтишковых и Марианских Лазнях. 22 мая 1935 года отец Михаил возглавил «Братство для погребения православных русских граждан и содержания в порядке их могил в Чехословакии». В период войны деятельность «Братства» была крайне опасной. К маю 1939 года в составе организации осталось 130 человек. К началу 1941 года – лишь единицы. Официально «Братство» было распущено 19 октября 1944 года.

Конец войны перевернул многие «пражские» судьбы. В 1945 году агентами СМЕРШа был арестован сын Михаила Виктор. Храм Св. Николая был передан Чехословацкой церкви. Однако свет зажёгся в полуподвальном помещении Профессорского дома на улице Rooseveltova, в районе Дейвице, где к этому времени начались православные богослужения. Жизнь православной церкви перенеслась в стены жилого дома. К 1946 году отец Михаил был одним из последних представителей пастырской традиции в Праге.

В послевоенные годы Михаил Васнецов всё больше обращался в воспоминаниях к своему отцу. В 1946 году он даже издал книгу о Викторе Михайловиче. Елена Мусатова так вспоминала отца Михаила: «Батюшка был такой образованный, с ним можно было говорить буквально на любую тему. Вот назовёшь ему какого-то поэта, и он тут же продекламирует его стихи. А главное, человек он был очень сердечный. Отец Михаил не читал наставлений, говорил просто, естественно. Но от его слов сразу становилось тепло на душе, словно вы пообщались с очень близким, родным вам человеком…»

В 1950 году чета Васнецовых получила чехословацкое гражданство. Через семь лет отец Михаил посетил Киев. В этой поездке отец Михаил крестил своего внука Мишу.

В письме за 25 ноября 1971 Михаил Васнецов посетовал: «Я стал совсем стариком. Мне уже исполнилось 87 лет. Всё становится мне трудно. Бываю на всех богослужениях в нашей домовой церкви. Но служу редко. И всегда с другими священниками. Моя добрая помощница Лена заботится обо мне, как не всякая о родном отце. Но полдня она должна работать в библиотеке, и я часто остаюсь один. Читать мне трудно из-за глаз. Читаю только молитвенник. Или вот пишу письма». Вечером 29 января 1972 года отец Михаил принял участие во всенощной Неделе. На следующее утро он скончался.

Михаил Васнецов прошёл долгий путь из мирян в клирики. Он был погребён на Ольшанах у храма Успения Пресвятой Богородицы в первом ряду девятнадцатого сектора рядом с известными людьми того времени. В 1920-х г., ещё будучи белогвардейским поручиком, Михаил Викторович записал в дневнике: «Так мы прибыли в Босфор и стали там… На берегу были видны старинные храмы. Как-то священник служил всенощную. Солнце заходило за величественные храмы. Тут впервые у меня блеснула надежда, что Господь нас не оставит. Впоследствии я узнал, что оставшиеся в Симферополе офицеры и чиновники нашего полка были убиты. Так что сила, заставившая меня покинуть Родину, была Божья сила, которая спасла меня».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя