Было бы интересно узнать, в курсе ли сегодняшние политики того, что дипломатические планы Карла IV строились с далёким прицелом на Восток. Славянские народы и русские княжества входили в сферу интересов великого чешского короля. Именно поэтому он пригласил в Прагу монахов-бенедиктинцев из Хорватии, построив для них монастырь на Слованах.

Эммаусский монастырь, или монастырь на Слованах – отдельная страница в истории пражских монастырей, которые во времена Карл IV вырастали буквально на глазах по всей стране. Карл Люксембургский недаром известен как проницательный политик: чего только стоят браки, за каждым из которых стояло расширение территорий и укрепление влияния государства, он известен ещё и тем, что с глубоким уважением относился к своим пржемысловским – славянским – корням. Будучи императором Римской империи, он – в XIV столетии! – подумывал и о сближении Западной и Восточной церквей. Именно поэтому один из монастырей, заложенный в 1347 году, стал местом, куда он пригласил хорватских монахов-бенедиктинцев. Постепенно к ним присоединились и славянские монахи из других стран.

С разрешения римского папы Климента IV богослужения в здешнем храме проводились на церковнославянском языке. Монахи, в свою очередь, ставили своей целью расширять кирилло-мефодиевские традиции славянской литургии, активно развивать научно-просветительскую работу, образовав здесь центр славянской письменности, образования и культуры. Карл IV на строительство монастыря, которое продолжалось 25 лет, потратил столько же денег, сколько и на строительство Карлового – тогда Каменного – моста.

Щедрый подарок

Торжественное освящение монастыря прошло в первый пасхальный понедельник в 1372 году чешским епископом Яном Очко из Влашима. Согласно Евангелию, это был день, когда воскресший Иисус явился своим ученикам, шедшим в Эммаус. Это и дало название монастырю. Карл IV не только присутствовал на освящении монастыря, но и сделал монахам поистине королевский подарок – знаменитое Евангелие, которое сегодня хранится в соборе в Реймсе. Оно состоит из двух частей, одна из которых записана глаголицей. Эта часть была написана где-то в «Угрии» (Венгрии) и там же была приобретена чешским королём.

С началом гуситских войн пергаментная рукопись была увезена в Константинополь, а уже кардинал Карл Лотарингский пожертвовал рукопись в реймсский кафедральный собор. Здесь она была соединена с другой частью, которую предположительно привезла в Реймс в XI столетии Анна Ярославна, дочь князя Киевской Руси Ярослава Мудрого и супруга французского короля Генриха I, – в качестве приданого. У сегодняшней версии Евангелия из 47 двухсторонних листов 16 листов написаны кириллицей, а 31 лист – глаголицей. В глаголическую часть писец-чех внёс богемизмы, так что она принадлежит к хорватско-чешскому изводу. В конце этой части имеется запись на чешском языке глаголицей, в которой писец сообщает, что кириллическая часть писана преподобным Прокопием Сазавским.

Ранее книга была богато декорирована золотом, драгоценными камнями и реликвиями, среди которых была и часть Животворящего креста, но во время Великой французской революции рукопись сильно пострадала, все камни бесследно исчезли.

Во Франции Реймсское Евангелие получило своё второе название – «Книга Ангелов». Скорее всего, это название было дано книге, потому что она была написана на абсолютно незнакомом языке. В реймском соборе к ней отнеслись с большим почтением и использовали во время коронации французских королей до XVI века. Сейчас рукопись хранится в реймсской библиотеке.

По преданию, царь Пётр I при посещении собора просто шокировал французских священнослужителей, которые решили ему продемонстрировать чудо-рукопись на загадочном «ангельском языке». Царь, открыв её, начал читать с первой странички вслух.

На фоне истории

Нужно признать, что хорватские монахи продержались в Праге недолго. Гуситы отнеслись к монастырю на удивление щадяще: в отличие от многих других католических костёлов, он не был разрушен, но в нём поселились гуситы. Возможно, каким-то образом сыграло роль и то, что в своё время здесь жил и учился проповедник Ян Гус.

В 1636 году Фердинанд III отдаёт монастырь монсерратским монахам, которые большим уважением у местного населения не пользовались и получили прозвище «чёрные испанцы». В наследство от них в костёле осталась статуя Богоматери Монсерратской, чудом пережившая налёт 1945 года. Сейчас её можно увидеть в левом углу возле алтаря.

С 1880 года кардинал Шварценберг предложил монастырь в качестве пристанища бойронским монахам, которые покинули свои земли в результате конфликта с канцлером Бисмарком. Они заботливо отнеслись к монастырю, обогатив его рисунками и мозаикой известной бойронской школы. Сейчас в монастыре, помимо разных учреждений, снова можно встретить  бенедектинцев.

В Эммаусском монастыре сохранилась галерея, украшенная 85-ю настенными готическими изображениями со сценами из Нового и Ветхого Заветов. Это самый обширный цикл, несмотря на то, что значительно пострадавший, сохранившийся с XIV века. Ведь в то время люди были преимущественно неграмотными. Библию они читать не могли, потому знакомились с её содержанием таким образом. Специалисты считают, что лучше всего сохранилась северная часть галереи, где в основном представлены Чудеса Христовы, на западной части с Христовыми Муками много повреждений.

Самый сокрушительный удар монастырю нанесло не время, а люди: он пострадал 14 февраля 1945 года в результате бомбардировки Нового Города американскими лётчиками, которые должны были бомбить Дрезден.

В результате были уничтожены крыши и готические башни костёла Девы Марии на Слованах. Только в 1953–1968 гг. прошла реконструкция, в результате которой костёл получил свой сегодняшний, не совсем обычный, но яркий образ. Архитектор Франтишек Черны сохранил готическую вертикаль, сделав новые башни в форме крыльев, некоторым они напоминают устремившиеся ввысь самолёты.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя