Показ спектакля «Хочу купить вашего мужа» в Праге и Карловых Варах не удался прошлой весной. Новый «выезд в Европу» состоялся осенью, спектакль прошёл как всегда при полных залах. История о том, как в семью, где уже давно всё устоялось и притёрлось, ворвалась молодая особа, желающая купить главу семейства, которого играл Народный артист России Валентин Смирнитский, уже долгие годы тепло принимается в разных странах, на разных континентах. После спектакля корреспондент «Пражского телеграфа» Ирина Кудимова поговорила с Валентином Смирнитским о спектакле, о семье и кино.

Валентин Георгиевич, чем Вы объясните живучесть спектакля? Понятно, что это вечная тема – любовный треугольник, но почему именно этот сюжет остаётся на сцене?

Мы пьесу в своё время с разрешения автора – Михаила Задорнова – немного переделали. Придумали этакий фарс и угадали, потому что зритель её действительно «берёт». И здесь, по-моему, тему любви обошла другая, не менее актуальная сегодня тема, – всё покупается и всё продаётся. Мы жили в другой стране, с другими ценностями, а сегодня больше превалируют материальные ценности. Мы предлагаем над этим немного посмеяться.

Вы проверили этот юмор и эту тему на разных широтах?

Мы называем наш спектакль долгоиграющим проектом. Кроме него есть ещё три-четыре антрепризы, которые так долго работают. Много стран его видели. Практически всюду, где существуют русскоязычные диаспоры. В Германии мы точно были 5 раз, в Америке, Канаде, Израиле.

Наши соотечественники в разных странах как-то отличаются чувством юмора или восприятием шуток?

Нет, я бы сказал, что соотечественники сохраняют чувство юмора независимо от климата и длительности проживания в другой стране.

Вы ведь меняли за это время своих партнёрш по спектаклю?

Мы начинали с легендарной Людмилой Касаткиной, это, собственно, была её идея. Потом достаточно долго играли с Наташей Варлей, а сейчас Галину Польских заменяет иногда Елена Сафонова.

С Галиной Александровной у Вас есть опыт работы, Вы ведь с ней играли в начале Вашей актёрской деятельности в фильме «Я шагаю по Москве»?

Нам не раз приходилось играть вместе, но в этом фильме я играл небольшой эпизод. На тот момент я был всего студентом, делал мои первые шаги в кино. А вместе мы снимались в фильме «Отцы и деды», где, кстати, тоже играли мужа и жену. Вместе играли в детективе. То есть прошли вместе разные жанры, давно знакомы.

Сегодня часто делают ремейки. Вы как мушкетёр, поскольку для многих зрителей эта Ваша роль незабываема, как относитесь, например, к фильму Сергея Жигунова «Три мушкетёра» снятом в 2013 году?

Я смотрел фильм невнимательно и не до конца, но то, что увидел, меня не захватило. Да и не только меня. Фильм в зрительском прокате провалился. Просто не получился. Хотя я давно знаю Жигунова и могу сказать, что он был просто помешан и на Дюма, и на мушкетёрах. Видимо, детские впечатления были сильные. У него была мечта снять этот фильм. Наверное, его подогревало и то, что наш фильм был очень популярным. Мы снимали в советское время, у нас был низкий бюджет, мало возможностей по сравнению с теми, которые есть сейчас. И тем не менее у Жигунова не было музыки Дунаевского, что фильму дало 50% успеха. Не было у него и стихов Ряшенцева. По «Трём мушкетёрам» снималось неисчислимое множество фильмов. А мы попали и с музыкой, и с Боярским. Ну бывает такое. У Жигунова был многомиллионный проект. Он под фильм достал хорошие деньги. По нашему российскому бюджету серьёзную сумму, но… не получилось. Зато этим снова удалось подчеркнуть, что не всё зависит от денег.

А у Вас к Вашему герою – Портосу – не было такого чувства? Вы в детстве не относились с трогательной любовью к мушкетёрам?

Как все мальчишки. В своё время наш режиссёр, наш товарищ, сегодня, к сожалению, покойный, Юра Хилькевич сказал тогда, что он на 150% угадал персонажей в артистах. Это он говорил о главных героях. Он в своей книге писал, что артисты потом в какой-то степени повторили жизнь своих героев, иносказательно, безусловно.

Я уже в том возрасте, когда могу выбирать, и я выбираю быть свободным, живу так, как хочу. Больше всего я проработал в Театре на Малой Бронной, начинал в Ленкоме, потом работал в Театре Луны Сергея Проханова. Потом мы вместе с Василием Ливановым создали Театр детектива, который, к сожалению, просуществовал недолго, поскольку время было не очень удачное – годы перестройки. Потом из нашего поколения актёров почти все ушли в свободное плавание. После того как все долгое время были привязаны к театру, многие стали искать свой путь. Кто-то удачно, кто-то нет. Это было время, когда все не могли надышаться свободой, но она оборачивалась по-разному.

Здесь мы немножко не успеваем отслеживать сериалы, которые сейчас в России снимают и показывают…

Да Вы что, как это можно отследить! Это и в России никто не может. Но это начальный этап, только начинают отлаживать систему, тем не менее уже можно выбирать более качественные работы. От американцев нас отличает то, что у них другие вложения. Они такую возможность имеют, поэтому им удаётся чаще делать качественные сериалы. Они, что называется, достигли уже какого-то кинематографического совершенства. Но у нас даже при всех трудностях снимают хорошие сериалы. По классическим произведениям, например. Вот недавно Костя Кутиков – хороший режиссёр, которого я давно знаю, сделал фильм по «Хождению по мукам» А. Толстого. Или вот очень интересно, что получится у Хотиненко: он снял сериал о Ленине. Ведь это была совершенно закрытая тема. Сначала из-за преклонения, после перстройки его хаяли, потом старались не касаться темы, словно на ней было табу. Потом делали вид, что о нём забыли. А Хотиненко сейчас снял сериал под названием «Демон революции», Ленина играет Женя Миронов.

Кажется несерьёзным…

Абсолютно серьёзно. Так же, как то, что некоторые серьёзные люди серьёзно занимаются сериалами, и потому есть надежда, что что-то хорошее из этого обязательно получится. Ведь у нас, слава богу, и литература, и история неисчерпаемы, и героев масса. Так что только работай. Есть хорошие идеи, но не всегда есть достойное финансирование. Есть фаст-фуд, как и везде.

Но актёры всё чаще играют в сериалах. Вы по каким критериям определяете, будете или нет играть в этом сериале?

Прежде всего, конечно, по материалу. Даже несмотря на то, что кушать нужно и жить нужно. И хочется жить достойно, а потому ниже плинтуса стараюсь при выборе не опускаться. Хотя на самом деле удивительно, что на совершенно бездарные проекты тоже находят деньги. Сегодня стала очень активна молодёжь, которая после окончания театрального училища просто в очередь стоит на съёмки в сериалах. Им не мешает, что это небольшие в принципе деньги, но это возможность проявить себя и засветиться. Но для некоторых, наоборот, участие в низкопробных проектах становится просто карьерным тупиком, они тем самым могут себе перечеркнуть карьеру.

Эфир уже переполнен комедиями, какими-то непонятными юмористическими программами, думаете, это оправдано и нужно зрителю?

Рынок диктует свои приоритеты и законы, и никуда от этого не денешься. Специалисты отслеживают, проверяют количество просмотров, знают, что более востребовано, и потом на основании маркетинговых исследований уже строятся выводы и планы. Но тут большая проблема в том, что комедиографов хороших стало мало. Может, все люди пошли бы на комедию, но мы же воспитывались на работах наших классиков, потому и хотим что-то качественное видеть. И сейчас начинают делать разные ремейки, если нет возможности сделать что-то своё. Но Рязанова и Гайдая повторять бессмысленно.

Но Вы можете видеть реакцию на примере Вашего спектакля?

Наш спектакль подходит зрителю. Он потому так долго и живёт. Ведь это касается женщин. Причём как раз и семейных, и свободных, то есть две большие части нашего общества с удовольствием посмотрят на возможный комичный поворот ситуации в семейном треугольнике. При этом они очень душевно и мудро реагируют. Видят мудрую стареющую супругу, мужа, с которым они долго прожили и которого ей оставлять жалко, а с другой стороны – молодость, полная надежд. И одиночество, и предательство. Ведь многие семьи проживают какие-то критические периоды в своей жизни, и теперь у них есть возможность посмотреть на аналогичную ситуацию со стороны, когда это не только безболезненно, но и смешно к тому же. От женщин я очень много тёплых слов слышал. Они к моему герою относились с некоторым состраданием, хотя ожидалось бы, что должны осуждать.

Вы тонко чувствуете женщин?

Мне кажется, у женщин много проблем сегодня. Всё сложней встретить своего человека, с которым до конца жизни и в печали, и в радости. И в России тоже больше одиноких людей. Институт семьи у нас даёт сбои. У меня две взрослые самостоятельные дочери, и одна, и другая хорошо зарабатывают. Они состоялись как профессионалы, а вот женское счастье, семья, увы, пока не доступны. Я понимаю, что молоденькие девочки пытаются безуспешно поймать олигарха. Но я вижу примеры другие: молодые состоявшиеся женщины, которым для начала просто нужен достойный мужик, понятно, что не тот, кто с радостью сядет на шею, а тот, кто способен себя обеспечить.

Ну ведь Вам-то как мужчине должно быть виднее, в чём проблема сильной половины человечества, что происходит, почему мельчают?

Не знаю, не могу сказать. В советские времена это можно было оправдать и объяснить, потому что я и сам через это прошёл: все мы были порабощены системой, все получали одинаково недостойную зарплату, мужчина проявить себя особо не мог, только в рамках дозволенного и отведённого по тем меркам соцобраза. Сейчас вот, наоборот, многие могут выбирать, искать способ заработать деньги и выйти за пределы средней зарплаты, обеспечивать семью, Но тем не менее… Это отдельная тема для психологов, что происходит с мужчинами. Но ведь отношение к семье меняется во всём мире. Я много времени нахожусь в Испании, где у меня дом, мне кажется, что там разрушение института семьи идёт при поддержке властей. Хотя, казалось бы, католическая Европа должна первой встать на её защиту.

Для справки

Валентин Смирнитский – отечественный актёр театра и кино, сыгравший более 140 ролей, родился в 1944 году, 10 июня. Талант к актёрскому мастерству проявился, когда он уже учился в вечерней школе, после которой молодой человек поступил в театральное училище имени Щукина. Первый фильм, в котором снялся Смирнитский, когда он был на 4-м курсе, – короткометражная лента «Двое», повествующая о любви музыканта и глухонемой девушки, роль которой исполнила Виктория Федорова, завоевала приз Московского кинофестиваля. Смирнитского пригласили сразу в четыре театра: в один ленинградский и три московских. Он выбрал Ленком под управлением Анатолия Эфроса.

Фото: semyarf.com

comments powered by HyperComments