Православный храм в Карловых Варах

На страницах «Петропавловского вестника» мы продолжаем рассказ об истории русского православного храма Святых первоверховных апостолов Петра и Павла в Карловых Варах. Хотя до создания полной картины его строительства и деятельности ещё далеко, потому что многие аспекты остаются до сих пор неизвестными.

При подготовке настоящего очерка были использованы несколько архивных фондов, два из которых непосредственно раскрывают различные стороны истории строительства Карлсбадского храма. Первый из них – это архив самого русского храма в Карловых Варах . А второй – «Дело конторы её императорского величества великой княгини Екатерины Михайловны «О постройке Карлсбадской православной церкви»», начатое 15 сентября 1857 года.

Отрывок из книги:

«Вызывает некоторое недоумение избранный доктором Маннлем способ обращения в Санкт-Петербург, минуя Российскую миссию в Вене и уже широко известного в чешских кругах протоиерея русской посольской церкви Михаила Федоровича Раевского. Последний приступил к своим обязанностям в 1842 году и служил в Вене вплоть до 1884 года. Впрочем, вполне очевидно, что Карлсбадский магистрат в этом деле руководствовался чисто прагматическими соображениями. Местные власти стремились стимулировать рост числа русских туристов в этой курортной зоне. Наличие в Карлсбаде православного храма могло оказать влияние и на длительность пребывания здесь русских гостей, которые не хотели лишать себя фактического участия в церковной жизни на долгое время. Образ же действий Городского совета, видимо, был обусловлен тем, что еще до обсуждения этого вопроса доктор Маннль достиг предварительной договоренности с протоиереем М. Павловским о содействии в реализации проекта.

Записка, переданная с отцом Михаилом, достигла адресата. 19 ноября 1860 года обер-прокурор Святейшего Синода граф А. П. Толстой переправил записку доктора Маннля и заметки к ней протоиерея Павловского в Министерство иностранных дел. Внешнеполитическое ведомство достаточно сдержанно отреагировало на инициативу Карлсбадских властей. 25 ноября 1860 года из МИДа был направлен ответ обер-прокурору, в котором говорилось, что «при всём сочувствии Министерства иностранных дел к увеличению числа православных заграницей, оно не может оказать со своей стороны содействия к устройству православного храма в Карлсбаде, так как в круг действий его входит только забота о посольских церквях и притом в распоряжении министерства нет никаких сумм, из которых оно могло бы назначить какое-либо пособие на сооружение этой церкви. Принимая между тем в уважение желание русских путешественников иметь при Богемских минеральных водах православного священника, министерство с полною готовностью примет на себя ходатайство о командировании к этим водам на летние месяцы священника и причетника из Веймара , если Св. Синоду угодно будет принять на себя расходы по сему предмету».

Столь уклончивый ответ МИДа вполне понятен. Российское внешнеполитическое ведомство, действительно, не имело ни официальных полномочий, ни средств для строительства храма на чешском курорте. К тому же чиновники МИДа прекрасно понимали, что для реализации такого проекта придется получать официальное согласие австрийских властей, что тоже представлялось не самой простой задачей.

В создавшейся ситуации выход из щекотливой ситуации был найден достаточно быстро. Дело перешло в руки частной инициативы, прежде всего тех русских путешественников и посетителей курорта, которые, как отмечает отец Николай Рыжков, «тогда из года в год притекали к целебным источникам Карлсбада». В 1862 году в течение курортного сезона Карлсбад посетило уже около семисот гостей из Российской империи.

Шестидесятые годы  ХIХ века – время надежд и исканий

Надежда на успех этого начинания была связана с изменением общественно-политической атмосферы в монархии Габсбургов в 60-е годы XIX века.

22 августа 1859 года с поста министра внутренних дел был отправлен в отставку Александр Бах. Он возглавлял кабинет министров Австрийской империи с 1852 года и стал символом проводившейся в этот период политики неоабсолютизма. Однако речь шла не столько о простой смене главы правительства, сколько о переходе к конституционным преобразованиям, конституционной форме правления. К этому времени реакционный режим, установившийся после поражения революции 1848–1849 годов, уже доказал свою финансовую и политическую несостоятельность. Ярким свидетельством того, что Австрийская империя оказалась на грани государственного банкротства, стало её поражение в войне с объединёнными силами короля Сардинии и французского императора Наполеона III. В результате монархия Габсбургов потеряла экономически развитую Ломбардию. 15 июля 1859 года появился манифест, в котором император Франц-Иосиф I обещал перемены в законодательстве, управлении и т.д. 5 марта 1860 года был созван расширенный Имперский совет, обладавший правом законодательной инициативы. К работе в совете были приглашены представители духовенства, крупные землевладельцы и буржуазия.

В рамках новых тенденций менялась и конфессиональная политика монархии. Империя Габсбургов постепенно трансформируется из католического конфессионального государства в светское. Первые подвижки в этом направлении начались еще в годы революции. Так в соответствии с законом от 30 января 1849 года смена вероисповедания стала возможной для лиц, достигших 18-летнего возраста. А евангелические школы могли существовать наравне с католическими средними учебными заведениями без ограничений. Императорским патентом от 4 марта 1849 года гражданское право было окончательно отделено от церковного. С этого момента права и обязанности граждан не зависели от их вероисповедания. Каждая церковь, признанная законом, могла проводить богослужения при открытых дверях и создавать религиозные фонды. Тем самым была узаконена открытость проповеди. Важным итогом всех этих преобразований стало исчезновение понятий «церковь доминирующая» и «церковь стеснённая», то есть ограниченная в своих правах. Хотя в 1855 году и был заключён новый Конкордат с Ватиканом, провозглашён «союз трона и алтаря», всё же Католическая церковь не смогла вернуть прежних привилегий.

Продолжение в следующем выпуске «Петропавловского вестника».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя