Фото: 1tv.ru

Мы встретились с Галиной Польских в маленькой гримёрке театра в отеле «Пирамида». Из оскорблённой, но гордой женщины, мужа которой только что едва не купила молодая экстравагантная любовница, актриса вернулась в образ очень уютной и домашней дамы. Она собирала вещи, извиняясь, поскольку на следующий день спектакль был в Карловых Варах.

Вы знаете, мне всегда неловко давать интервью, – начала Галина Александровна наш разговор, не дожидаясь вопроса. – Кажется, кому это может быть интересно? Тем более, что я не большой специалист по красноречивым рассказам.

И всегда такой были? Даже звездной болезнью не страдали?

Я скорей была стеснительным человеком. А от звездной болезни есть хорошее лекарство, – когда артист вдруг оказывается невостребованным. Такое у нас случается

Но у Вас-то карьера складывалась блестяще. Вы ещё студентка, выходит фильм «Дикая собака Динго» – и утром Вас знают все.

В то время я уже не была такой наивной девочкой, чтобы потерять голову от успеха. У меня дочь уже была на руках, и мне было 23 года.

А в фильме – просто очаровательная девушка, неизбалованный такой ребенок…

Думаете, я была избалованным ребёнком? Начнём с того, что я и ребёнком-то не была. У меня старшей дочери было уже 8 месяцев. Когда меня пригласили сыграть школьницу, я отказывалась: я ведь мама, как могу играть девочку? Зачем и себя, и зрителя обманывать? Но режиссёр Юлий Карасик (он уже, к сожалению умер) сказал тогда: «Я обошёл все школы в Питере и Москве. И только ещё больше убедился, что там мальчики ещё все маленькие, а вот их одноклассницы – уже настоящие девушки».

К тому же я росла с бабушкой, она меня забрала из детского дома, приехала за мной из Белоруссии, оформила опекунство. Бабушка была неграмотной, работала уборщицей. Ей трудно приходилось, но она старалась сделать для меня всё что могла. Так что никто меня не баловал, детство было такое печальное скорей. Я ведь не знала ни мамы, ни папы. И слова эти никогда не говорила. Только «бабушка». Я постаралась детям дать то, чего мне самой не хватало в детстве.

Это и вправду интересно, что в этом возрасте Вы сыграли школьницу и у зрителей это не вызвало никаких сомнений.

Я должна была играть и была утверждена на роль в фильме Калатозова. Мне очень хотелось у него сыграть, не так давно вышел его фильм «Летят журавли». Это для меня был большой шаг как для актрисы – сняться в фильме у Урусевского, Калатозова «Школа жизни». Но тут прямо рок какой-то. Не получилось поработать с этим тандемом замечательным ещё и потому, что начали готовить новый проект. Урусевский – замечательный оператор, а Фурцева его в тот раз вызвала и сказала, чтобы проект закрывали и ехали снимать фильм «Я – Куба». А они думали, как мне сказать, потому что знали, что я очень ждала этих съёмок. И как раз ищет Карасик актрису на роль в фильме о первой любви. Они ему говорят: «Посмотри нашу актрису. У нас съёмки отменяются». И мне приходит телеграмма: «Приглашаем Вас подойти в гостиницу ”Берлин”». Я пришла, а Карасик сказал: «Ждём тебя на ”Ленфильме” на пробах».

Я читала, что он Вас утвердил с первой встречи…

Нет, что Вы, тогда нельзя было без того, чтобы не утвердил худсовет. Он-то для себя решил, что я подхожу, но на пробах мне заплели какие-то худенькие косички, попробовали прямо сходу тут же во дворе киностудии. Я что-то пролепетала, а худсовет меня не утвердил. То есть я не прошла.  А я даже и не расстроилась. Приехала домой и, прямо не расплетая косичек, их обрезала. И в этот же день приехал Карасик и увёз меня назад. И по второму кругу меня сразу же утвердили. Без косичек.

Ваша бабушка, наверное, была счастлива после того как Вы стали актрисой

Не очень. Она всегда говорила: «Выбирай профессию, чтобы у тебя была хорошая специальность». Я понимала, что не могу учиться в институте, бабушке бы уже это было не под силу. Она сказала: «Поступай в техникум». Недалеко от нас открылся новый техникум, что-то с производством керамики было связано. Я согласилась и отправилась туда. Пришла туда, а там экзамены по химии, физике. Я только попричитала: «Ой, какой ужас». И решила поехать к бабушке, она работала в магазине. Уже на остановке почему-то вспомнила, как мне однажды в пионерском лагере девочка рассказывала, что на троллейбусе №2 можно доехать в институт, где учат на актёров. Меня в пионерском лагере звали артисткой, давали даже в качестве поощрения за мои творческие таланты бесплатные путёвки на целый сезон. И вот как специально подъехал один троллейбус под номером два, потом второй. Я села в него, и словно меня там, у института кто-то вытолкнул. Это я сейчас вспоминаю и думаю, откуда такая отвага взялась. Ну понятно, в пионерском лагере я и акробатические номера демонстрировала, и танцевала, и пела – это при том, что у меня слуха-то как не было, так и нет. И каждый раз в конце сезона я получала в подарок книжку и путёвку на вторую смену.Сегодня понимаю, что скорее как сироте давали. Но это же лагерь, детские игры, а тут вдруг – в актрисы подалась.

А в институте-то как, не прошла отвага?

Я приехала в институт (Всесоюзный государственный институт кинематографии –ВГИК), было уже часов пять, а там никого нет, конечно, сидит только вахтёрша. Я подхожу и говорю ей так откровенно: «А вот я хочу быть артисткой». Она мне: «Да вы что все с ума посходили, что ли? Все хотят быть артистками!» А я ей объясняю, что у меня такое вот положение: бабушка работает уборщицей, мы плохо очень живём. А мне так хочется красиво одеваться, как артисты одеваются, и живут ведь они богато. Я бы всё купила ей – и конфеты шоколадные, и сыр с колбасой. Она меня слушала-слушала и говорит: «Да ты иди лучше работай, деньги будешь получать, бабушке поможешь». Но я ей объясняю, что потом уже точно не пойду учиться, а актрисой очень хочется стать. Она на меня посмотрела внимательно: «Отойди-ка немного подальше, покружись немного. Ну ничего вроде, ладненькая. Давай иди домой и найди стихотворение. Незнакомое какое-нибудь». Так у меня появился первый наставник в лице этой женщины-вахтёра. Вот не без её помощи я и поступила.

Ваши дочери видели Вас в Ваших ранних фильмах?

Вы знаете, их очень редко сейчас показывают. У меня ни дисков, ни записей нет. Конечно, можно найти в интернете, но вот они как-то не очень этим интересуются. Я даже у них не спрашивала никогда о впечатлениях. Да и я сама, признаться, уже не помню, когда видела свои первые фильмы. Во-первых, некогда пока. Во-вторых, и в голову не приходило. Хотя теперь вот думаю, надо посмотреть, потому что это наверняка поможет и даст силы.

Часто Ваши героини очень мудрые женщины. Как в этом спектакле, как в фильме «Суета сует», Ваши героини абсолютно точно знают, что и как нужно правильно сделать. Вы тоже в жизни такая?

Совсем наоборот. У меня две дочери, сейчас вот внук уже взрослый. Я им очень доверяю во многих вопросах. Я уверена, что наши дети умнее, образованней, чем мы. Они лучше разбираются в нашей сегодняшней жизни. Я честно говорю, что в фильмах я играю таких мудрых, всё понимающих женщин, а в жизни я советуюсь со своими детьми.

После фильма «Дикая собака Динго» прошло 55 лет, а Вы там, как Вы сама говорите, уже не девочка, и сегодня на сцене в спектакле «Хочу купить Вашего мужа» – эмоциональная, яркая дама, оскорблённая молодой особой, но и сама прямо – хоть на выданье. Скажите, есть у Вас какой-то секрет молодости?

Нет-нет, никакого секрета нет. Косметолог, крема – и всё, ничего больше. Я-то, проходя мимо зеркала, всё замечаю. И возраст, и изменения – всё не в мою пользу, понимаешь, что уже совсем взрослая, а так ещё не хочется. Но это дома. А вот на людях – всё словно меняется. В спектакле, кино, на встрече или на приёме что-то у меня внутри происходит, я распрямляюсь, разглаживаюсь и молодею. Шучу, конечно, но у меня многие спрашивают, а я действительно, приложа руку к сердцу, говорю, что никаких секретов нет. Это какое-то внутреннее сопротивление времени.

Это значит, состояние души такое?

Конечно, в первую очередь нужно с душой работать. Меня никто не учил этому, просто я думаю, что остаюсь душой молода. И мысли, и взгляды там внутри стараюсь удержать хорошие. Всякие дела, проблемы, всё это не проходит мимо, но ко всему стараюсь относиться философски, не усугублять. Наоборот, если что-то происходит, стараешься собраться ещё больше. Понимаешь, что ты можешь быть опорой остальным. И все мои силы в моих детях, в моей семье. У нас случилось несчастье: наш мальчик, мой внук – он байкер – попал в аварию, ему ампутировали ногу. Если бы мы не были так дружны, не знаю, как бы мы с этим справились. Но теперь могу уже сказать, что мы это преодолели.

Вас, наверное, любовь потом уже окружала всю жизнь?

Знаете, у меня было два мужа – от каждого брака у меня родилась дочь. Оба они хорошие люди были, но сейчас точно могу сказать, что я их не любила. Первый раз вышла замуж очень рано, на первом курсе института, за Фаика Гасанова. Он был высокий, красивый, чёрненький. Очень мне нравилось, что я беленькая, а он такой брюнет. Второй брак с режиссёром Александром Суриным вообще был случайным и коротким, но у меня осталась дочь, а это для меня главное.

Галина Польских – советская и российская актриса театра и кино. Народная артистка РСФСР родилась в Москве. Александр, отец будущей знаменитости, в первые годы Великой Отечественной войны погиб на фронте. Мать в 1947 году скончалась от туберкулеза легких. Маленькая Галя жила с бабушкой по материнской линии Ефросиньей Андриановной, которая специально ради внучки переехала в Москву из Белоруссии.

После получения аттестата зрелости Галина решает стать актрисой и подаёт документы во ВГИК. Первое появление на экране для актрисы пришлось на эпизоды в фильмах «Белые ночи» и «Наш общий друг». Только в 1962 году актрисе предложили полноценно поучаствовать в съемках. Поэтому дебютом для актрисы можно считать именно мелодраму «Дикая собака Динго», экранизацию знаменитой повести Рувима Фраермана.

Снималась в фильмах: Я шагаю по Москве, 1963, Журналист, 1967, Тени исчезают в полдень», 1971, «Фронт без флангов», 1974, «Любить по-русски», 1995, «Чудотворец», 2014, «Моя любимая свекровь», 2016 и др.

comments powered by HyperComments