Фото: sibmama.ru

«Ну вот, снова сокращают родильные отделения, – сетует врач-акушер, живущая недалеко от Усти-над-Лабем. – Представьте себе, пока скорая помощь приедет по вызову в отдалённую деревню, уже и новорождённый будет на свете. Самое время вернуть бабок-повитух».

В наше время представить себе, что кто-то добровольно отказывается от услуг профессиональных акушеров, довольно сложно: не средние же века, чтобы рисковать собственным ребёнком, когда надежда у людей, далёких от медицины, была только на повитух. И тут, конечно, нужно вступиться за представительниц этой древней профессии и сказать, что повитухи – в Чехии их называли  porodni baby – такими уж безнадёжно отсталыми не были. Скорее, наоборот.

Во второй половине XIX столетия эти обученные помогать при родах женщины были обязаны вести дневники, в которых записывали имя матери, её возраст, сколько раз она уже рожала, детали появления на свет малыша, его пол и состояние роженицы и новорождённого.

В случае смерти того или другого при родах повитуха была не только свидетельницей, но нередко и обвиняемой в трагическом исходе.

Работа не для каждого

Роддома появились в Чехии в 1948 году, после этого женщины уже дома не рожали и необходимость в повитухах отпала. Тем интересней сегодня эта страничка в истории медицины.

Со времен Марии Терезии у повитух было обязательным образование, которое они получали в Пражском (сегодня Карлов) и Оломоуцком университетах. Раньше азы профессии передавались по наследству. Или же женщина сама выбирала себе это занятие.

Причастными к тайне рождения были исключительно женщины. Обычно они были одиноки, часто вдовы. Может, потому что такой образ жизни не был вполне приемлемым для семейной жизни. Повитуха должна была быть готова в любой момент собраться и отправиться к роженице. Раннее утро, поздний вечер, ночь, непогода не могли стать для неё отговоркой, чтобы не отправиться в путь.

Обычно она примерно знала, в какое время ожидается прибавление потомства на «вверенной ей территории» и уже была готова, но случались, конечно, и неожиданности.

В богатых семьях повитуху могли привезти и заранее. В таком случае будущая мама находилась под её присмотром. Остальные вызывали повитуху уже при первых признаков появления на свет ребёнка, и тогда нужно было спешить. Согласно примете, вызывать повитуху к роженице должна была соседка: в этом случае роды проходили успешно. Иногда приходилось пройти не один километр из одной деревни в другую. Достаточно вспомнить письма Марины Цветаевой, ожидавшей рождения её третьего ребёнка – сына Георгия  (Мура, как называли его в семье). Марина Ивановна категорически отказалась звать в дом повитуху. 1 февраля 1925 года роды у неё принимал знакомый доктор Григорий Исаакович Альтшуллер. В это время семья Цветаевых-Эфронов жила во Вшенорах – деревне, расположенной недалеко от Праги. Как вспоминал доктор, была страшная метель, когда к нему прибежал мальчик, сосед Цветаевой, и сообщил, что «пани Цветаева» будет рожать. Альтшуллер успел вовремя, роды были сложные, а когда он привел в чувство малыша, запутавшегося в пуповине, пришла и бабка-повитуха, которая довела дело до конца, ворча, что всё было сделано неправильно.  Положенную плату доктор, уходя, попросил отдать ей.

Приличный люди рождались дома

Долгое время считалось, что приличные люди должны рождаться и умирать дома. Странное поверье, пришедшее из средневековья, действовало и в XX столетии. Существовавшие родильные отделения были местом для обучения и практики медиков и повитух. Последние, кроме этого, проходили обязательный курс, который длился сначала пару недель, потом пару месяцев, а перед 1948 году все, кто ходил принимать роды, должны были отучиться в течение двух лет и сдать экзамены. Интересно, что в существовавших в XVIII–XIX веках больницах для рожениц пациентками и в самом деле были представительницы неблагополучных слоёв населения или матери-одиночки. Еще одной категорией были тайные состоятельные особы, которые рождение нежеланного ребёнка хотели скрыть от окружения. Этих новорождённых, как правило, отправляли в приюты.

Немалую роль в обязательном обучении повитух сыграл врач Марии Терезии Герард ван Свитен. Именно по его инициативе чиновники озаботились квалификацией медиков в Австрийской империи. Смертность при родах была в то время высока. Кто как не императрица, родившая 16 детей, из которых одна девочка умерла при родах, мог понимать, насколько важно, чтобы в это время рядом с будущей мамой был человек, знающий медицину и способный помочь. Поэтому в XIX столетии вопрос квалификации стоял очень остро: необученные повитухи наказывались штрафом. Зато, судя по документам, вопрос оплаты работы вообще не был решён. После родов повитуха могла уйти домой с деньгами, причём сумму определяли родственники роженицы или её муж. Нередко расплачивались продуктами – мукой, маслом, мясом, яйцами. А в самом худшем случае приходилось уходить с пустыми руками. В деревнях за оплатой можно было обратиться и к старосте, но, судя по сохранившимся документам, письменные прошения неоднократно повторялись.

Особенности профессии

Нужно сказать, что работа повитухи ассоциировалась не только с появлением на свет человека, но и с болью, страданиями, страхом и в то время достаточно частой смертью. Факт, что повитухи находились на границе жизни и смерти, вёл к тому, что их обвиняли в связях с чёрными силами.

В случае, если роды заканчивались трагически, родственники нередко подавали жалобы в суд. Помогать судьям повитухи должны были и тогда, когда, к примеру, находили мёртвого новорождённого. Повитуха в этом случае помогала в расследовании и осматривала подозреваемых женщин.

Предполагается, что именно повитухи, часто собиравшие травы и изучавшие тонкости знахарства, одними из первых начали задумываться над возможностью избежать нежелательной беременности. И по этим вопросам к ним обращались женщины не только из бедных семей. Но способы избежать нежелательного зачатия в то время были ненадёжны и к тому же не поддерживались церковью

comments powered by HyperComments