Фото для иллюстрации

11 января в тюрьме строгого режима Валдице осуждённый Кевин Далгрен совершил самоубийство. Для Валдицкой тюрьмы это третий случай за последние десять лет. Он войдёт в историю чешской криминалистики ещё и потому, что самоубийца – американец, осуждённый на пожизненное заключение, был первым обвинённым чешским правосудием гражданином США, которого американцы эктрадировали в Чехию.

Соединённые Штаты с выдачей своего гражданина не торопились. После того, как чешская полиция обратилась к американским коллегам с просьбой о передаче Далгрена в руки чешского правосудия, до момента, когда он приземлился в аэропорту Праги, прошло почти два года. Правда, всё это время преступник находился в американской тюрьме.

Эмиграция и разлука

Убийство целой семьи в Брно-Ивановице, совершённое 22 мая 2013 года, потрясло своей жестокостью не только тех, кто знал эту семью музыкантов, игравших в одной из брненских групп. За расследованием и процессом следила вся страна. В числе подозреваемых оказался 20-летний родственник Кевин Далгрен, приехавший в гости из Америки.

Его мать Сондра – американка – имеет чешские корни. Её родители в 1945 году уехали из Чехии, опасаясь коммунистов. Свою девятилетнюю дочь Иванку оставили с бабушкой и дедушкой. Сондра родилась уже в Америке в 1949 году. Семья становилась на ноги, но забрать из Чехословакию старшую дочь не могла. Сёстры познакомились только в 1968 году. Старшей – Иванке – было уже 33 года, а Сондре – 19. После Бархатной революции препятствий для встреч уже не было и сёстры и их семьи начали общаться и ездить друг к другу в гости. У старшей сестры Иванки было двое детей, одна из них – Вероника, позже ставшая жертвой своего двоюродного американского брата Кевина Далгрена, сына Сондры.

Сондра Далгрен и её муж Уайн прилетели на суд в Чехию в полной уверенности, что это ошибка. По американской привычке они широко улыбались судьям, журналистам и своему сидящему на скамье подсудимых сыну. «Этого не может быть. Это просто невозможно», – сказали они перед отъездом на суд в Чехию американским журналистам. Во время суда, по мере оглашения подробностей событий, улыбка сходила с лица родителей. Позже американские СМИ писали, что Сондра Далгрен переживает не только из-за того, что её сын осуждён на пожизненное заключение, но она всю жизнь будет нести вину за то, что эту роковую поездку в Чехию своему сыну буквально навязала.

Приняли как родного

За несколько недель до кровавой трагедии Кевин прилетел к родственникам. Как вспоминали на суде друзья погибших, по этому поводу была организована вечеринка. Молодого человека, неоднократно бывавшего у своих родственников, встретили как всегда доброжелательно. Только в этот раз ему предстояло в Чехии попытаться самостоятельно встать на ноги и по-новому посмотреть на свою жизнь. Кевину было 20 лет, и у родителей было немало хлопот с молодым человеком, который, как позже признался психологам, иногда выходил на улицу с целью найти какого-нибудь наркодилера, чтобы убить его. Наркодилер на дороге никак не попадался, и молодой человек возвращался домой.

Он с детства увлекался боевыми искусствами и три раза намеревался поступить на службу в американскую армию, но ни разу в этом своём стремлении не дошёл до конца. Родителям эта идея не нравилась, потому они решили отправить его в Европу, чтобы он, как он позже сам говорил на суде, «нашёл себя». Сондра обратилась к племяннице – 46-летней Веронике, и та согласилась.

Кевин устроился в университет Масарика преподавать английский язык. Он общался со своими племянниками, которые практически были его ровесниками, младшего, 17-летнего Давида, обучал боевым искусствам. В тот роковой день Давид торопился домой, потому что договорился с Кевином, что он будет с ним тренироваться. На этот момент американский дядя «тренировался» с холодным оружием. В доме, куда торопилась последняя жертва, уже были трое убитых: Вероника, её муж и их старший 23-летний сын Филип.

Молодому американцу особо в Чехии не нравилось, но во время следствия он говорил, что планировал работать и купить себе квартиру. Но что-то, по всей видимости, не клеилось, потому что свидетели на суде говорили о том, что между мужем Вероники Мартином и Кевином были какие-то разногласия. Возможно, Мартин пытался наставить «на путь истинный» молодого человека, но тот воспринимал такие советы как унижение.

Утром 22 мая он вооружился топором, чтобы раз и навсегда поставить точку в отношениях с родственниками. После семи часов утра он убил многократными ударами не успевших уйти на работу Веронику и Мартина. То же сделал с Филипом и остался ждать Давида, который должен был приехать из школы.

Позже на суде выяснилось, что в этот промежуток в дом пришла почтальонка, у которой хладнокровный убийца без тени беспокойства принял посылки, за ней пришла женщина, которая убирала в доме каждую среду. Она открыла квартиру своими ключами, вошла, и дорогу ей перекрыл американский гость. Он сказал уборщице, что все его родственники уехали и вернутся только после обеда, а убирать не нужно. На суде свидетельница подтвердила, что Кевин Далгрен был невозмутим, не дал ей оснований для тревоги, но её смутило, что возле дома были все машины. Она позвонила Веронике, но телефон не отвечал.

Что делал убийца в то время, пока вернулся из школы младший сын, неизвестно. Но так же зверски расправившись с ним, он попытался поджечь дом перед тем, как отправиться на родину. Он добрался до Брно, взял такси и доехал до Вены. Таксист тоже выступал на суде в качестве свидетеля. Никаких намёков на возбуждение или угрызения совести у пассажира он не видел.

Пока Кевин Далгрен летел в Вашингтон, уверенный в том, что дом сгорит, а следы его необъяснимого зверства покроет пепел, на месте преступления уже было полно полицейских. Дым увидели соседи и отправились выяснить, что же происходит. Обнаружив в дыму тела, они вызвали полицию. Достаточно быстро нарисовалась картина преступления, и племянник стал первым подозреваемым. Чешская полиция обратилась к американским коллегам, и подозреваемый почти сразу после прилёта был задержан и помещён в тюрьму. А почти через два года прошла экстрадиция.

До сегодняшнего дня для всех остаётся загадкой, что же стало причиной этой нечеловеческой агрессии. Поначалу молчавший в процессе следствия и предъявления улик преступник признался в совершённом преступлении. Психологи подтвердили вменяемость и отметили высокомерие обвиняемого, который думал, что нет ничего плохого в том, что он лишит жизни тех, кого считает нужным.

Решение Брненского суда о пожизненном заключении, принятое в мае 2016 года, спустя год подтвердил и Высший суд в Оломоуце. Осуждённый был помещён в тюрьму Валдице, куда к нему раз в два месяца прилетали его родители. В эти дни он возвращался к жизни. Решения Высшего суда на его просьбу перевести его в американскую тюрьму он не дождался и повесился в своей камере на простыне.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя