Фото: vistanews.ru

18 марта 2018 года пройдут выборы президента Российской Федерации. В соответствии с Конституцией Российской Федерации глава государства будет избран на шестилетний срок путём равного и прямого всеобщего тайного голосования. Все граждане Российской Федерации, находящиеся в этот день на территории Чешской Республики, смогут проголосовать на одном из созданных избирательных участков при Посольстве и Генеральных консульствах Российской Федерации: избирательный участок № 8330, расположенный по адресу: Прага 6, ул. На Заторце, д.16, тел. +(420) 233 376 471; избирательный участок № 8331, расположенный по адресу: Брно, ул. Глинки, д.142Б, тел. +(420) 543 232 157; избирательный участок № 8332, расположенный по адресу: Карловы Вары,  ул. Петра Великого,  д.18, тел. +(420) 353 221 325.

Избирательные участки будут открыты 18 марта 2018 г. с 8.00 до 20.00. Граждане Российской Федерации вносятся в список избирателей в день голосования на основании устного заявления при предъявлении действующего российского документа, удостоверяющего его личность за пределами Российской Федерации.

«Пражский телеграф» подготовил серию интервью с известными российскими экспертами и политологами, посвящённых предстоящим выборам президента России, а также недавно завершившейся выборной кампании в Чешской Республике. Предлагаем вашему вниманию их ответы на вопросы издания.

Вопросы:

  1. В зарубежных СМИ преобладает оценка нынешней выборной кампании как кампании с заранее известным результатом, а значит с отсутствующей интригой, неинтересной. Согласны ли вы с такой оценкой?
  2. Однако на текущую кампанию можно смотреть как с точки зрения перспективы «Россия-2024», так и с точки зрения первых шагов президента после инаугурации. Что вы думаете по этому поводу? Проявляются ли уже сегодня какие-то черты будущей политики В.В. Путина в краткосрочной и долгосрочной перспективе?
  3. Алексей Навальный пытается организовать бойкот выборов. Насколько эффективной может оказаться эта кампания, особенно если учесть, что 30%–40% россиян и так не участвуют в выборах?
  4. О своём намерении участвовать в выборах заявило как никогда много претендентов: кто-то продолжит участие в гонке, кто-то сошёл уже на старте. Станет ли эта кампания в итоге смотром новых политических сил или большинство её участников сойдёт с политической сцены?

Дополнительные вопросы (по желанию):

  1. За последние полгода в Чехии прошли парламентские и президентские выборы, изменившие расстановку политических сил в стране. Если вы следили за этими событиями, просим вас прокомментировать ход избирательных кампаний в Чехии и их итоги.
  2. В Чехии сегодня в отдельных СМИ говорится о вмешательстве России в выборы. Говорится и о том, что на Земана работали российские политтехнологи – «по стилю похоже». А каков, на ваш взгляд, современный стиль российских политтехнологий?

Дмитрий Евстафьев, заместитель руководителя департамента интегрированных коммуникаций по научной работе факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ Высшая школа экономики. Кандидат политических наук, профессор.

Согласен с тем, что в нынешних выборах «большой» интриги нет. Хотя отмечу, что о «плебесцитном» характере голосования, смысл которого состоит лишь в фиксации высокого уровня поддержки действующего президента и выдачи ему и его окружению очередного мандата на власть, речь уже не идёт примерно 3–4 месяца. Вероятно, всё оказалось несколько сложнее, нежели в октябре 2016 года после думских выборов, когда такой вариант считался почти единственным.

В нынешних выборах есть несколько «малых» интриг, которые на этот раз важны не только для узких специалистов-политологов, но и для общества.

Например, важным будет выяснение того, какой тренд является главным оппозиционным: либеральный, правонационалистический или левопатриотический. При относительном отсутствии «большой» интриги такие аспекты выявляются даже проще: уровень экзальтации в пользу кандидата от «партии власти» на порядок меньше. И это даст большую пищу не только для размышлений, но и, если итоги выборов будут правильно осознаны и интерпретированы, для принятия практических решений.

В конечном счёте, в России все понимают, что прежняя конфигурация власти себя изжила, и вопрос в том, в каком направлении её переконфигурировать. Выборы во многом и должны дать ответ на этот вопрос.

  1. Конечно, эти выборы «о будущем». Даже одно произнесённое Владимиром Путиным 30 января 2018 года на встрече с доверенными лицами слово «рывок» «поломало» многие прежние подходы к планированию и выборной кампании, последующим действиям, которые, как вы помните, базировались на приоритете «стабильности». Но главное – это обозначило совершенно новую модель политического и экономического поведения властей после выборов.

Насколько формула «рывка» станет основой для практических действий, пока большой вопрос. Но идеологическая основа для политики властей «на после выборов» просматривается уже совсем другая. А это обозначает совершенно иной «кадровый запрос».

Если судить по начальному этапу выборной кампании, начинает формироваться широкий межпартийный консенсус о том, что ключевыми вызовами, а значит ключевым фокусом приложения политических и организационных усилий становятся вопросы экономики и социального развития, прежде всего укрепления промышленности и развития инфраструктуры. И это уже несколько иная «повестка дня», нежели это было в 2014–2018 годах.

  1. Относительно низкая явка является для властей некоторой проблемой, но важно и то, что власти признают существование этой проблемы и пытаются явку повысить. Для властей является психологически критичным достижение уровня явки выше, чем на думских выборах 2016 года. То есть больше 48%. Минимально желательной является явка в районе 52%–55%. Если этого не произойдет, то можно ожидать чувствительной для Москвы негативной кампании на Западе, направленной против В.В. Путина, что будет интерпретировано как серьёзное поражение той команды, которая в настоящее время занимается выборным процессом.

Вообще уровень явки, вероятно, можно считать ключевой «малой интригой», которая может определить очень многое в раскладе политических сил в России на период 2018–2024.

А. Навальный в 2017 году себя как серьёзный политик уничтожил. Причём в основном сделал это своими руками. Политического будущего у него нет совершенно. Всё, что он пытается делать, – доказывать своим либеральным партнёрам, что без него они ничего не смогут сделать. Его агитация в основном снижает явку за либеральных кандидатов (Собчак, Явлинского, в меньшей степени Титова), оказывая незначительное влияние на явку в целом.

  1. Я не вижу в числе кандидатов ни одной фигуры, у которой есть перспективы в 2024 году. В 2018 году частично – только частично – прояснятся те политические тренды, на базе которых будут затем формироваться новые элитные коалиции, которые и выдвинут новых лидеров. Но пока мы наблюдаем представителей тех политических коалиций и тех социально-значимых общественных сил, которые находятся на этапе «выгорания» и сойдут с политической арены. Даже относительно новый человек в политических процессах – Павел Грудинин, ведущий удивительно неудачную, почти беспомощную выборную кампанию, представляет такую идеологическую конфигурацию «левых» сил в обществе – умеренных социал-демократов-западников, которые вряд ли имеют долгосрочную перспективу. Вообще, подозреваю, что российскую публичную политику ждёт большая турбулентность.

 

Модест Колеров, кандидат исторических наук, главный редактор информационного агентства Regnum. Действительный государственный советник Российской Федерации 1 класса.

  1. Результат известен любому, умеющему читать и понимать написанное в конкурирующих социологических опросах всех последних лет, – у Путина нет конкурентов.
  2. Не проявляются.
  3. Навальный – маргинал со стабильной маргинальной аудиторией. Его действия ни на что повлиять не могут вообще. Сам вопрос о Навальном – свидетельство некомпетентности и ангажированности.
  4. Эта кампания не станет смотром новых политических сил.
  5. Если вы спрашиваете о вмешательстве России, то здесь Чехия в конце очень длинной очереди говорящих об этом, примерно после Каталонии. Не думаю, что эта очередь очень интеллектуальна. Современный стиль российских политтехнологий ничем не отличается от современного стиля западных и активно использует медиа, где, в общем, русские остаются пока только младшими учениками Запада.

Валерий Соловей, заведующий кафедрой связей с общественностью факультета журналистики МГИМО. Доктор исторических наук, профессор.

  1. До известной степени эта оценка справедлива. Всем понятно, что на выборах победит Путин, и в этой части выборы превращаются в референдум о доверии действующему президенту. Однако интрига сохраняется в части распределения последующих мест – второго, третьего и четвёртого. Включение в кампанию таких новых лиц, как Ксения Собчак, Борис Титов и особенно Павел Грудинин подогрело в обществе интерес к выборам и создало впечатление умеренной интриги.
  2. Путин делает намёки о намерении осуществить некие серьёзные преобразования в ходе своего четвёртого срока. Насколько известно, подготовлены три большие реформы: реформа госуправления, реформа правовой системы и экономическая реформа, которую правильнее было бы назвать технократической, поскольку её главная цель – повышение производительности труда, а не преобразование экономического механизма.

Однако открытым остается принципиальный вопрос – психологическая готовность Путина и его окружения не столько начать эти реформы, сколько осуществить их в полном объёме. Масштабное реформирование в современной России чревато масштабной дестабилизацией расшатанной системы госуправления и общества.

  1. Кампания Навального непонятна подавляющему большинству общества и не встречает значительной поддержки даже среди оппозиции. Поэтому она обречена оказаться малоуспешной. Скорее всего, это понимает и сам Навальный, поэтому он сейчас переориентирует своих сторонников на подготовку наблюдателей за выборами.
  2. На этот вопрос не существует в настоящее время достоверного ответа, поскольку многое будет зависеть от результатов участников. Достоверно могу сказать лишь о Титове, в кампании которого участвую: вне зависимости от исхода выборов он намерен продолжать заниматься политикой.
  3. Российским политическим технологам последние десять лет не требовалась особая изощрённость методов и технологий в связи с деградацией института выборов в России. И современный этап президентской кампании в России скорее подтверждает, чем опровергает это наблюдение.

Возможно, под специфическим «российским стилем» понимается популизм, цинизм и беззастенчивость в средствах? Но подобное, как мы можем наблюдать последние два года, в полной мере применимо и для характеристики американского политического стиля

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя