Лука Окрос

Он выучил ноты раньше алфавита, обладает абсолютным слухом, а к 26 годам имеет множество почётных наград и выступал на лучших сценах мира. Молодой талантливый пианист Лука Окрос рассказал «Пражскому телеграфу» о везении и трудолюбии, современном укорачивании жизни и восприятии классических музыкантов как рок-звёзд.

Во сколько лет Вы поняли, что музыка – это Ваше всё?

Я играю с раннего детства. Мой дедушка подарил маленькой маме пианино, она закончила пару классов музыкальной школы, но дальше уже не занималась. Инструмент просто стоял дома как стол. Когда мне было около 4 лет, я начал к нему подходить, играть. Это происходило практически каждый день, и мои родители попросили нашу знакомую учительницу музыкальной школы посмотреть: вдруг у меня талант. И она обнаружила, что  у меня абсолютный слух. Это способность определить любой звук, его высоту без инструмента. Звук, который можно определить как музыкальный, я могу точно соотнести с нотой. Вы споёте, сыграете на инструменте, ударите ложкой по стакану, а я смогу воспроизвести эту ноту. Это редкость даже среди музыкантов.

Тогда меня начали обучать нотной грамоте. Программу первого класса мы прошли за месяц, и я уже мог писать музыку. Родители говорили, что я научился читать и писать ноты до того, как начал читать и писать на  родном языке. Когда мне было 5 лет, моих родителей познакомили с российским послом в Грузии. Я помню этот случай. В резиденции посла стоял рояль, он, уже зная, что я люблю музыку, говорит: «Играй!» Я понажимал на пару нот и сказал: «Нет, я не буду. Он расстроен!» Тогда посол привел настройщика, и через пару дней пригласил меня опять. Тогда-то я уже сыграл. Фактически с этого и начались мои связи с Москвой.

Меня никогда никто не заставлял играть, это было в удовольствие и мне очень нравилось. Я не играл со сверстниками во дворе и нисколько не жалею об этом. Предпочитал проводить время с инструментом и более старшими друзьями.

Вы ощущаете себя музыкальным гением?

Нет! Я не люблю, когда меня так называют, ещё с детства. Должна быть смесь таланта, характера, работоспособности и везения…

То есть одного таланта недостаточно?

Абсолютно. Даже маленький талант и огромное трудолюбие вместе с амбициями могут сработать лучше, чем один талант, который не развивается без достаточных усилий. До некоторых произведений музыканту нужно дорасти, пережив определённые обстоятельства и ситуации и получив опыт для понимания того, что ты играешь.

Вообще сейчас время, когда обёртка важнее, чем сама суть. Это видно в любой сфере. Фильм: рекламный ролик завлекательный и интересный, но на выходе из кинотеатра ты понимаешь, что картина пустая. Или пирожное, выглядящее невероятно красиво и аппетитно, на деле оказывается безвкусным… Время, когда привлечь намного важнее.

Вы не думаете, что виноваты в этом социальные сети? Красивая картинка в Instagram важнее, чем…

Жизнь, реальность. Я думаю, ценности виноваты, они поменялись. Мы живём в такое время, когда любая информация доступна, и мы можем читать, что хотим. Я заметил, что из-за соцсетей уменьшилось количество секунд внимания, которое люди могут уделить посту или музыке. Посмотрите, мы перешли от Youtube к минутным роликам в Instagram. Но сегодня есть молодёжь, больше ориентирующаяся на 11-секундные видео в Snapchat. За это время ты должен рассказать суть. Ещё многие любят сокращать слова. Я уже не говорю о смайликах, заменивших все эмоции, которое раньше давало человеческое общение.

Люди стали меньше общаться?

Да. Хотя смотря какое общение вы имеете в виду. Тет-а-тет? Да, хотя сегодня не часто дети на улице в футбол играют, резвятся. Много раз видел ситуацию, когда собираются друзья, и все сидят в телефонах. Это отчасти сказывается на том, что привлечь зрителей на концерт классической музыки сегодня в стократ сложнее! Нужно, чтобы они пришли и на полтора часа оторвались от телефонов, соцсетей и просто наслаждались искусством.

Может быть, Вы знаете какой-то рецепт, как это сделать?

Со стороны музыкантов нужно просто предоставлять зрителям возможность, которой нет у соцсетей. Я могу рассказать публике, о чём это произведение, передать эмоции, которые они не получат, послушав мелодию в интернете.

А ещё есть укорачивания: некоторые музыканты начали записывать очень короткие композиции в альбомы, чтобы публика могла дослушать до конца. С одной стороны, да, нам, музыкантам, нужно приспосабливаться, но не переводить концерт в снэпчатовский формат!

Вы долгое время прожили Москве, сейчас живёте в Лондоне. Есть ли какая-то разница между зрителями этих двух стран?

Я заметил, что основная публика в Англии достаточно возрастная. В последние годы жизни в Москве я видел, что молодёжь стала более активно ходить на концерты классической музыки. Хотя это зависит от поколения и от того, кто на какой культуре вырос. Для ценителей классическая музыка это высшее искусство, духовное наслаждение. Молодёжь, как мне кажется, ещё с опаской относится к классической музыке. Есть много вещей, которые могут их развлечь дома, и для этого не нужно вставать с дивана и выходить на улицу: кино, игры, тот же интернет. Возможно, их пугает, что классический концерт будет скучным. Поэтому здесь нужно ещё много работы, чтобы завлечь молодое поколение в консерваторию.

Кончено, существует разница зрителей, зависящая от менталитета. Если в стране принято быть более экспрессивным, то соответственно и оваций больше, активнее подходят после концерта и говорят более эмоциональные комплименты. А есть страны, где открыто выражать эмоции не принято. Порой, даже в рамках одной страны бывают свои особенности. Например, в Швейцарии в зависимости от региона абсолютно по-разному реагировала публика: в одной части хорошие, но довольно сдержанные овации, в другой – наоборот, очень эмоциональные. В Будапеште на недавнем выступлении случалась довольно редкая ситуация: на бис вызывали волнами. В Англии я такого ни разу не слышал, и это очень приятно удивило меня!

А на гастролях в Азии я почувствовал себя рок-звездой: очереди за автографами, все фотографируются, жаждут послушать выступление и поговорить со мной. Ажиотаж на концерте классической музыки, как будто это поп-концерт! Хоть это и было нетипичное поведение слушателя классического выступления, но мне очень понравилось. Я вообще думаю, Азия будет стараться во многом влиять на рынок классической музыки (как и на многие иные сферы жизни).

Если получите интересное предложение от азиатских коллег, согласитесь переехать и работать там?

В зависимости о того, куда. Честно скажу, я человек европейского стиля. Даже в мегаполисе в Европе за пределами центра видишь спокойствие, маленькие домики, размеренность… В Гонконге, например, очень сложно найти малолюдное  место. Ещё стиль жизни (маленькие и довольно дорогие квартиры), к которому нужно достаточно долго привыкать. Хотя Сингапур меня восхитил! Но климат: очень жарко, очень влажно, человек, который там не родился, будет долго адаптироваться…

А климат Лондона для Вас идеальный?

Абсолютно! Все ругают лондонскую погоду, но это делают те, кто живёт на юге. Понятно, что после Италии или Испании в Лондоне очень холодно. Но после пасмурной и холодной Москвы зимой лондонская погода просто идеальная.

Ещё в Лондоне есть особенность: несмотря на то, что я приезжий, эмигрант, британцы никогда не покажут, что я чужой. Лондон – очень многонациональный город, не ощущаешь доминирования одной нации или культуры. Там всё настолько смешано, что главное – следовать стилю города: быть вежливым, уважительно относиться ко всем людям вне зависимости от расы, культуры и вероисповедания. Грузин, русский, украинец, еврей… не важно! К вам отношение выстраивается только по тому, как вы себя ведёте. Это мне нравится, и там я чувствую себя как дома.

А в Москве такого чувства не возникало?

Я прожил там 13 лет и могу сказать, что во многом там я был своим. Но всё зависит от обстоятельств. Были редкие моменты, когда я ощущал себя чужим (паспорт не тот), хотя мне никто не говорил в открытую.

Для меня вообще неприемлемо, когда начинают задевать человека из-за расовой, национальной принадлежности. В любой стране есть плохие и хорошие люди.

Все политические и социальные проблемы во многом из-за политики государства. Ведь власть должна делать жизнь граждан лучше. Но когда правители начинают говорить, что причина кризиса какой-либо сферы – эмигранты, это уже явное отвлечения народа. Понятно, что все страны пытаются сохранить свою аутентичность, особенно сейчас, когда глобализация настолько сильно давит. Можно отстаивать свой стиль, характер, культуру. Вот, например, сувениры: я очень много путешествую, но в каждой стране, в каждом новом городе я вижу одни и те же магниты, кружки. Только с разной подписью города. А хочется приобрести и увезти с собой нечто особенное, то, что свойственно только этой стране.

Политическая ситуация как-то сказывается на концертах?

Мой принцип – я стараюсь не влезать в политику. Искусство должно быть вне политики! Для меня нет национальностей, есть хорошие люди и плохие, образованные и необразованные. У меня другая классификация и другое мировоззрение. И для меня неприемлемо, когда политика вступает в культурную жизнь и начинает свою игру.

Недавно читал интересный факт о Рудольфинуме: во времена немецкой оккупации имперский протектор приказал снять статую Мендельсона, потому что он был неарийского происхождения. Рабочие, демонтировавшие статую, не знали, как выглядит композитор, и они начали демонтировать Вагнера, потому что у него был самый большой нос…

Если вернуться на много лет назад, Вы бы снова выбрали музыкальную сферу как основную в своей жизни? Или бы пошли по более приземистому пути: экономика, юриспруденция…?

В музыкальной сфере, как и в любой профессии, вы должны быть немножко фанатиком, немножко сумасшедшим и любить то, что вы делаете. Иначе это уже пытка. Несмотря на сложности музыкальной системы, у неё есть много плюсов. Первый – возможность путешествовать и увидеть мир, познакомиться с интересными людьми из разных стран, которые могут поменять ваше мировоззрение. Но есть и большой минус – здесь нет «среднего класса»: в определённый момент может не повезти, и  карьера не пойдет вверх.

Везение – очень важная вещь! В то время как в другой профессии у хорошего среднего профессионала есть стабильная работа и зарплата, то в музыкальной сфере не многие могут этим похвастаться.

Но я бы все равно пошёл в эту профессию, потому что без этого себя не вижу!

А вам везёт?

Не жалуюсь. Лондон. Я это вообще не планировал. Мне позвонил мой профессор из Московской консерватории буквально за день до прослушивания. Он знал, что из-за грузинского гражданства я не мог продолжить обучение в аспирантуре бесплатно. Он спросил, почему я еще не записался на прослушивания в Лондон.

– Какие прослушивания? Я ничего не знаю!

– Всё, давай готовься, я тебя записал, утром пойдёшь.

Представьте, какое совпадение! Я пошел утром, сыграл, а через пару недель получил письмо, что я выиграл грант в один из лучших мировых музыкальных учебных заведений. Это судьба. Шанс, который даётся только раз в жизни. Но мало понять, что миг решающий, нужно быть готовым. Есть моменты, которые никогда не повторятся, и мы будем потом об этом жалеть всю жизнь.

У Вас были сотни концертов, многие выступления проходили в лучших залах планеты. Скажите честно, сегодня перед выходом на сцену Вы нервничаете?

Я нервничаю перед каждым концертом! У меня есть планка, я трачу силы, выдаю эмоции и передаю их зрителям. И я должен это сделать с максимальными силами. Первый и главный критик – это я сам. Если вы думаете, что вы достигли высот, и вам уже ничего не надо, то с этого мгновения начинается ваше падение. Даже Рахманинов, человек-легенда, для меня своеобразный бог пианизма, говорил, что он недоволен своей игрой и мало занимается. Нет предела совершенству!

Музыка – субъективная вещь и воспринимаем мы её через себя, своё образование, мировоззрение. Одним нравится исполнение, которое другие высоко не оценят.

Думаю, самое главное – быть искренним в музыке. Если человек впервые в жизни пришёл на концерт и его тронуло – музыкант попал в цель!

Я вижу у Вас на пальце обручальное кольцо. Ваша жена тоже оценивает ваши выступления?

О да! Несмотря на то, что она не музыкант, она чувствует этот момент искренности и оценивает как обычный зритель, непрофессионал в музыкальной сфере. Это очень важно для меня: зацепило ли её – это показатель того, насколько я сделал своё дело правильно.

Кстати, музыка подарила мне не только работу, образ жизни, но и любимого человека. Мы оба родились в Тбилиси, а выросли в Москве. Но самое интересное, что встретились по дороге на фестиваль из Москвы в Тбилиси. Я ехал выступать, она же помогала в организации. И вот уже восемь с половиной лет вместе.

Если не секрет, какая Ваша мечта?

У меня есть желание быть в лидерах. Я не знаю, сколько лет это займёт, но, надеюсь, что буду в топе, и стараюсь этого достичь. А если глобально, я хочу иметь влияние на людей, чтобы сделать мир лучше. Уменьшить озлобленность и ненависть и через музыку нести добро. Мы сами можем поменять мир, изменив себя.

 

Лука Окрос родился в Тбилиси. Начал обучение музыке в четыре года, в пять лет уже играл на сцене, а в шесть состоялся его большой дебют вместе с Тбилисским государственным оркестром. В возрасте 8 лет Луку услышал ведущий русский дирижер, скрипач и педагог Владимир Спиваков и предложил ему стипендию для дальнейшего обучения в Москве.

В 2013 г. Лука окончил Московскую государственную консерваторию им. П.И. Чайковского. В том же году Лука получил полную стипендию в Лондонском королевском колледже музыки, где продолжил обучение и окончил с отличием в 2016 г.

В возрасте 18 лет Лука дебютировал в нью-йоркском Карнеги-холле. Он выступал во многих известных залах мира, в том числе в Большом и Малом зале Московской консерватории, Московском международном доме музыки, Уигмор-Холле, Кадоган-Холле и Элгар рум Королевского Альберт-Холла в Лондоне, Королевском концертном зале Глазго, Зале Корто Парижа, Рой-Томсон-Холле в Торонто, Дворце музыки Валенсии и Барселоны, Сити-холле в Гонконге, Королевском оперном театре в Мумбаи.

За последние два года Лука выиграл более десяти престижных международных наград, в том числе первую премию на Международном конкурсе пианистов имени Шопена в Ганновере (2017 г.), первую премию на Международном конкурсе пианистов в Гонконге (2016 г.), первую премию на Международном конкурсе пианистов в Марокко (2016 г.), первую премию Международного музыкального конкурса пианистов имени Хосе Итурби в Валенсии (2015 г.), первую премию конкурса Piano Campus Competition во Франции (2015 г.). Он также является обладателем премии Фонда «Хаттори», Фонда «Тиллет Траст», приза Tabor Foundation Piano Award, который получил на фестивале в Вербье, Швейцария.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя