Иван Иванович Лапшин

В одном из своих теоретических исследований психолог и философ Иван Иванович Лапшин однажды заметил: «Стремление понять чувство, овладевшее мною, даёт мне возможность отнестись к нему свободнее». Композитор Римский-Корсаков о Лапшине говорил так: «Человек огромных способностей, с умом, склонным к философской систематике и синтезу».

В ночь с 16 на 17 августа 1922 года в Москве, Петербурге и в других городах России были произведены массовые аресты среди виднейших представителей интеллигенции. Советская власть готовила в путь печально известный «философский» рейс. В числе обвиняемых в контрреволюционной деятельности оказался господин Лапшин. Отвечая тогда на вопрос полицейской анкеты о «Происхождении», он сухо отрезал: «Из крестьян Астраханской губернии и уезда».

С музыкой с детства

Иван Иванович Лапшин родился в семье известного востоковеда Ивана Осиповича Лапшина. Мать, англичанка Сусанна Друэн, преподавала музыку и пение. Именно она привила сыну любовь к искусству. Уже с детства Иван играл на фортепиано и владел приятным баритоном.

Отчий дом Лапшиных был средоточием встреч самых незаурядных деятелей культуры. Во многом этому способствовало модное по тем временам увлечение спиритизмом. Ещё будучи студентом, в 1871 году «медиумическое собрание» в доме Лапшиных впервые посетил Владимир Соловьёв. Не став абсолютным поклонником этого «движения», будущий философ сильно сблизился с отцом Ивана. По воспоминаниям доктора медицины Сергея Лукьянова: «Конторка, за которой занимался в детстве И.И. Лапшин, помещалась в зале, а не в детской комнате. Поэтому он часто слышал разговоры гостей. Содержание разговоров Соловьёва с отцом И.И. Лапшина было не совсем понятно ребенку, но в его памяти остался их общий тон светлого характера. Мальчик часто вмешивался и задавал вопросы о религии, поэзии, и Соловьёв давал ему объяснения. С ребёнком он говорил как со взрослым, уважал его достоинство». После смерти Ивана Осиповича в 1883 году Соловьёв перестал посещать семью Лапшиных. Но подраставший Иван сам наведывался к именитому философу. Их общение продолжалось долгие годы.

С 1882 по 1889 гг. Иван Лапшин учился в 8-й гимназии – одном из лучших учебных заведений дореволюционного Петербурга. К тому моменту пост директора гимназии занимал известный латинист Яков Мор. «В коридорах изредка появлялся маленький опрятный старичок с яйцевидной лысой головой и ледяными глазами почти без ресниц. При его появлении все замерзало. Это был Мор, директор гимназии, преемник Иннокентия Анненского. Ещё два года назад при Анненском в классах устраивались митинги, гимназисты распивали водку под партами, издевались над учителями. Времена резко изменились. Гимназию велено было подтянуть, Анненского убрали и на его место назначили Мора. Все от мала до велика сжались и присмирели», — вспоминает выпускник гимназии поэт Николай Оцуп. Благодаря строгой дисциплине и эффективному учебному плану ученики вполне успевали заниматься самообразованием. В эти годы проявляются два основных увлечения Лапшина: философия и музыка.

Пел с листа

В гимназические годы соседями Лапшина была семья известного путешественника Петра Семёнова-Тян-Шанского. Среди гостей Петра Петровича можно было встретить Фёдора Достоевского, Илью Репина, Николая Пржевальского. В стенах этой квартиры молодой Лапшин впервые познакомился с профессором Петербургского университета Владимиром Ламанским. Его сыновья учились вместе с Иваном в гимназии.

По их инициативе в доме Ламанского были организованы гимназические собрания группы «фанатиков русской музыки». Здесь же произошло судьбоносное знакомство Лапшина и Николая Римского-Корсакова. По замечанию культуролога Людмилы Барсовой, «кружковцы» были настолько близки с мэтром, что «зачастую ноты его новых сочинений оказывались у них ещё до их выхода в свет – в корректурном виде или даже в рукописи. И, главное, – до исполнения в концертах или постановки в театре.

Таким образом аудитория заранее готовилась к восприятию новой музыки, что, безусловно, помогало её пониманию». Гимназисты имели уникальную возможность первыми опробовать на вкус ещё не прозвучавшие звуки мелодий.

Однокурсник Лапшина Александр Пресняков в письме за 1895 год вспоминал: «В прошлое воскресенье раздобыли мы с Ламанским корректурные листы печатающейся в Лейпциге новой оперы Римского-Корсакова «Ночь под Рождество»… Лапшин пел с листа все партии и хоры. Хорошо, поэтично, и совсем новый стиль, не похожий на другие оперы Римского-Корсакова, как и они между собою не похожи… Кроме того, Лапшин пел новые, ещё не изданные романсы Корсакова – по корректуре».

В 1889 году Лапшин поступает на историко-филологический факультет Петербургского университета. К тому моменту Иван был увлечен славянофильским романтизмом, его привлекал вопрос о культурно-исторической идеологии. Многим студентам того времени крупно повезло. Этап с 1889 по 1893 гг. считается золотым периодом в области преподавательской деятельности в России.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя