Фото для иллюстрации

Любители криминальных историй знают немало примеров мошенничества и обмана, но далеко не все из них могут назвать самый крупный обман в истории Чехии.

Обманывать по-крупному может только государство. На фоне экспроприации, национализации и приватизации все шумные ограбления одиночных профессиональных мошенников – всего лишь мелкая возня.

Но в истории Чехии самый большой, профессиональный обман был проведен 400 лет назад. Ни предпринимателями, ни пролетариатом, поскольку в то время как класс и те, и другие отсутствовали, а аристократами, поощряемыми не кем-нибудь, а самим королём. Последовавшее расследование всё-таки раскрытого мошенничества так и не установила имена двух третей участников преступной группы и не смогло назвать общую сумму ущерба. Отсутствие виновного и наказания – для нас дело привычное. Сегодня чем крупнее масштаб преступления, тем сложнее ожидать торжества справедливости. В XVII столетии преступники тоже покрывались государством и оставались безнаказанными.

Все против Габсбургов

В 1622 году 30-летняя война только набирала обороты, но 4 года военных действий довели государственную казну до катастрофического состояния, и Фердинанд II Габсбургский прибывал в полном отчаяния.

Нужно учитывать, что до конца войны было ещё целых 26 лет, но знать этого никто не мог. Целью этой войны, по мнению историков, было стремление оторвать хоть небольшой кусок габсбургского пирога – австрийской империи, и её лозунгом было: все против всех, и все против Габсбургов. Поэтому Фердинанду II, без сомнения, было сложнее всех.

Это усугублялось тем, что бывший финансовый центр монархии – Чехия – был безнадёжно «обескровлен». Во-первых, на территории Чехии всё это время шли основные военные действия. Во-вторых, после сословного восстания 1618 года и его поражения австрийским монархом выросла волна эмиграции. Уезжали те, кто не поддерживал католическую веру, но также и состоятельные торговцы и ремесленники. После казни 1621 года 27 человек, среди которых были 3 аристократа, семь рыцарей и 17 мещан, Фердинанд II решил объявить «генеральный пардон». Это была монаршеская милость к оставшимся в Чехии людям (речь шла о 950 аристократах – представителях высших сословий).

Несмотря на арестованное имущество, казна не пополнилась. Одной из причин этому была и расточительность монарха. Он щедро раздавал собственность своим верным подданным и церкви. Нужно было придумать что-то, причём чем скорей, тем лучше. Шла война, на неё можно было всё списать, но прежде всего её нужно было вести, а без денег это было невозможно.

И тут, точно неизвестно кому, в голову пришла мысль, что самым надёжной до этого времени ценностью остаётся чешский толар. Он был самой твёрдой «валютой» в Европе ещё и потому, что был из чистого серебра. Это прекрасно осознавали приближённые Фердинанда, среди которых был Карел из Лихтенштейна и Альбрехт из Вальдштейна. План высокопоставленных особ, а их могло быть 15 человек, был очень простым с сегодняшней точки зрения: уменьшить содержание серебра в монете. Например, на 30%. Тогда можно будеть отчеканить больше монет, а все финансовые проблемы будут решены.

Война всё спишет

Чешская экономика снова начнёт процветать, если казна наполнится: хватит денег на оружие, на воинов и на решение проблем внутри страны. Чтобы не посрамить честь короля, все операции по выпуску обесцененных денег должны были осуществляться чужими руками, неофициальным путём и совершенно секретно. Монополия на чеканку монет перешла в частные руки. Этот план и был предложен королю, а у него в его положении выбора не было. Цена вопроса выходила на 6 миллионов золотых. Это подготовило почву к самому крупному мошенничеству в государственных масштабах.

Был создан монетный консорциум, который нёс ответственность за то, чтобы Фердинанд II получил обещанную ему сумму, а в процессе операции не случилось никаких неожиданностей. Действовали анонимно. Имена так тщательно скрывались, что комиссия, расследующая дело по горячим следам вскоре после раскрытия преступления, смогла назвать только 5 участников из 15.

Кроме двух уже упомянутых, это были Карел Михна из Вацинова, Ганс де Витте и Якоб Башеви. До сегодняшнего дня попытки раскрыть «имена и пароли» остальных участников операции остаются безрезультатными. Управляющий страны Лихтенштейн и комиссар Павел Михна имена тщательно шифровали и отвечали за конспирацию, заботились о том, чтобы в Вене не возникло никаких подозрений. Еврейский ростовщик Башеви занимался скупкой серебра. Банкир Ганс де Витте присматривал за процессом чеканки и непосредственно присутствовал при махинациях, а Вальдштейн был дистрибьютором и вкладывал «заработанные» консорциумом деньги в собственность.

Акцию запустили в феврале 1622 года. Основным доходом должна была стать разница между закупленным материалом и стоимостью выпущенных монет. Серебром обеспечивал ростовщик Башеви, скупая серебряные изделия у проституток, которые они получали в качестве платы за услуги от воинов. В это время цены на серебро заметно росли, и консорциум, пользуясь своими привилегиями, злоупотребил положением: вместо изначально планированных 69% серебра он оставил в монетах всего 10%.

Инфляция XVII века

Официально было заявлено, что старые деньги из оборота выходят, на их место приходят новые – читайте: облегчённые от серебра. Старые становились недействительными и заменялись новыми, которые назывались «долгими».

Золотые времена наступили. Но только для короля и 15 его тайных сподвижников. «Выхлоп» был сказочный, а конфискованных после эмигрантов земель – множество. Они скупались участниками консорциума. Башеви владел практически всем еврейским кварталом.

Де Витте стал одним из самых крупных банкиров и финансировал военные операции. Самый скромный из всех – Михна – приобрёл несколько феодальных поместий и десять деревень. У Карла из Лихтенштейна в собственности была пятая часть Моравии, а уж Вальдштейн превзошёл всех, включая Фердинанда, со своими 64 поместьями.

Итак, пятерых известных и десять анонимных участников можно было бы назвать олигархами XVII столетия. Остальные беднели на глазах. На выпущенные консорциумом деньги нельзя было купить самые необходимые вещи и даже хлеб.

Земледельцы перешли на натуральный обмен, а ремесленники вынуждены были покинуть страну, поскольку работать за деньги, не имеющие цены, не было смысла. А отсутствие торговли – это отсутствие налогов. В конце 1623 года члены консорциума старались скрыть перед монархом ситуацию, сложившуюся в стране. Но тайное стало явным, и государство было объявлено банкротом.

Король упорно держал втайне контакты с консорциумом: ведь прежде всего это были люди, которые финансировали армию в период войны и потому были «священными коровами». Закон к ним подступиться не мог, и тогда пришла сила высшая. Лихтенштейн неожиданно умер в 1627 году, де Витте повесился в своём доме в 1630 году, через два года из-за дизентирии умер Михна. У Вальдштейна появились недоброжелатели, сообщившие королю, что его несметно богатый подданный не прочь занять трон. Вальдштейн как предатель был убит по приказу монарха в 1634 году в Хебе. Башеви начали преследоввать за незаконное присвоение 40 тыс. злотых. Он умер в Млада-Болеславе в 1634 году.

Сменивший на троне Фердинанда II Леопольд I создал комиссию для расследования, которая насчитала ущерб от махинаций в размере 10,7 млн златых. Комиссия заседала 40 лет. Единственное, чего она смогла добиться, – получить от сына Карла Лихтенштейна компенсацию в размере 275 000 златых за приобретённую по заниженной цене собственность. Десять остальных участников крупномасштабной махинации обнаружить до сих пор не удалось.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя