Геннадий Канинский

На страницах нашей истории – множество забытых героев. Так принято: знать только основных. Однако должного внимания заслуживают и те неизвестные, упомянутые между строк в книгах по истории. Один из них – Сергей Николаевич Войцеховский.

В этом году исполняется 100 лет со дня восстания чехословацкого корпуса в Челябинске. Тогда, в ночь с 26 на 27 мая 1918 года, подполковник Войцеховский, возглавляя 2-ю и 3-ю части чехословацких стрелковых полков, отстоял город без потерь.

Спустя несколько десятков лет Геннадий Канинский, офицер, находясь на службе в челябинском автомобильном училище, изучая историю городка «Красные казармы» (комплекс зданий, построенный в 1912–1914 годах на Симеоновской горке, на северо-западной окраине Челябинска) находит информацию, отражающую чехословацкое восстание 1918 года. С подробностей этого события и начался разговор корреспондента ПТ с Геннадием Канинским, который настолько увлёкся судьбой Войцеховского, что готовит к изданию книгу о нём.

Почему Вы обратили внимание именно на это событие?

Захват чехами военного городка «Красные казармы» был ключевым событием восстания. А возглавлял его русский офицер, подполковник Сергей Николаевич Войцеховский. Я заинтересовался этой личностью, начал изучать судьбу героя. Оказалось, что он сыграл колоссальную роль в истории как Чехословакии, так и России.

Расскажите поподробнее об этом. Почему его фигура занимает немаловажное положение в исторических событиях?

Он был очень авторитетным и жёстким командиром, хорошим организатором. Благодаря этим качествам ему удалось собрать остатки колчаковских войск в 1920 году, сплотить людей, заставить их поверить ему. Они шли через тайгу, только пешком, никакого транспорта не было. Войцеховский провёл их мимо Иркутска, в обход. Конечно, все говорили, что нужно зайти в город, пополнить продовольствие, дать армии отдохнуть, но генерал был уверен, если они зайдут в Иркутск, то там и погибнут. А затем им ещё предстояло перейти Байкал: зимой, по морозу, они шли по льду, в оборванных одеждах, припасов было мало, но всё-таки вышли в Забайкалье, а там их уже встретили войска атамана Семёнова. Войцеховскому удалось спасти многих людей, а судьба тех, кто, проявив малодушие, решил сдаться в плен, вместо того чтобы присоединиться к войскам генерала, закончилась трагически Солдаты всегда отмечали его волевой, стойкий характер.

А во Вторую мировую войну? К тому времени Войцеховский уже был генералом, руководил чехословацкой армией.

Да, и это очень деликатный вопрос – о его месте и отношениях с чехословацким руководством в 1938 году. Дело в том, что во время Мюнхенского кризиса он утверждал, что Чехословакия может остановить немцев. Это была мощнейшая европейская держава: она отличалась огромным количеством войск, всеми видами стрелкового вооружения, имела отличную оборонную промышленность: бронетанковую технику, самолеты, автомобили, артиллерийские системы. Почти половину – около 40% – мирового оружейного рынка обеспечивала Чехословакия. И Сергей Николаевич об этом знал: он, можно сказать, создавал, учил, снаряжал армию. Кроме того, под его руководством были построены вооруженные укрепления, ничем не уступающие знаменитой линии Мажино (между Германией и Францией) и линии Маннергейма (между Финляндией и СССР). Кто знает, как бы сложилась мировая история, если бы слово осталось за Войцеховским.

Много ли есть документов, на базе которых велась работа по изучению личности генерала? В школах об этом ничего не рассказывают, да и в интернете о генерале Войцеховском непросто найти достоверные источники.

Сегодня практически вся информация о Сергее Николаевиче Войцеховском находится в открытом доступе в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ). Кроме этого, я работал с историками из разных городов России: Челябинск, Иркутск, Москва. Например, в нашем городе впервые были найдены дневники Войцеховского, а исследователь из Иркутска занимался подробностями Великого сибирского ледяного похода. Но это ещё не всё, я связался с внуками Войцеховского. Их пятеро, и все живут в США. У меня с ними отличные, доверительные отношения.

Как они оказались в США?

Сын Войцеховского, Георгий, поначалу тоже жил в Чехии с семьёй. Служил в кавалерии, занимался бизнесом. А потом решил уехать, эмигрировать в Соединенные Штаты Америки. У него появились дети, и все остались жить там.

Удалось Вам поработать на основе чешских документов?

Конечно, я сотрудничал с нашими соотечественниками, которые эмигрировали в Чехию в своё время. Они и помогали мне в нахождении информации. Сам я был в Чехии ещё когда служил в группе советских войск в Германии. Правда, о Войцеховском тогда ещё ничего не знал. Но тем не менее позже, интересуясь судьбой этого человека, я находил новые контакты. В Чехии у него был племянник, Сергей Тилли, с которым мне удалось пообщаться. К сожалению, он уже умер, но вклад его в изучение истории жизни Войцеховского велик.

Вы говорили, практически все источники находятся в открытом доступе. «Практически», значит, что что-то остаётся скрытым?

Да, это так. У меня уже 10 лет лежит незаконченная книга о Войцеховском. Хотя есть несколько издательств, которые предлагают мне её выпустить, но я сам не хочу этого делать по одной простой причине. Я изучил все источники, так или иначе касающиеся биографии Войцеховского, но один, ключевой, очень важный, мне недоступен. Это его следственное дело. Такой документ могут просматривать только родственники, а хранится он в России. Но есть и другой путь — получить от родственников разрешение на просмотр этого документа, однако, они, к сожалению, не хотят этого делать. Говорят, что сначала самим хочется узнать, о чём там написано. А я не могу дописать свою книгу, не познакомившись с его следственным делом.

То есть из этого источника совершенно ничего не известно?

Посольство Чехии в Москве делало запрос через Министерство иностранных дел. Отдельные документы дали, но сведения очень ограниченные. В полном документе должно быть много интересных моментов, особенно для историков.

Кроме незаконченной книги, писали ли Вы ещё что-нибудь о Войцеховском?

В областной Челябинской библиотеке можно найти книгу «Иначе не мог поступить». В своё время она вышла очень маленьким тиражом, но копия сохранилась и доступна для чтения. Потом были различные публикации, статьи. В этом году – к столетию восстания – в «Календаре знаменательных и памятных дат» вышли дневники генерала Войцеховского в полном объёме. Раньше они публиковались только отрывками.

Есть ли фильмы о Сергее Николаевиче? Или вся информации существует только в письменном виде?

Сейчас на Свердловской киностудии работают над фильмом о Войцеховском. Съёмочная группа уже приезжала несколько раз в Челябинск, а месяц назад здесь были съёмки, в которых участвовала внучка Ивана Чилова, он был сподвижником Сергея Николаевича. Дело в том, что здесь, в Челябинске, во время Гражданской войны чехи стояли очень долго. У них был переселенческий пункт рядом с вокзалом, недалеко от железнодорожных путей, и штаб чехословацкого корпуса. Всех погибших свозили сюда, хоронили на кладбище. А позже чехи поставили памятник в их честь. Но когда город стал активно развиваться, нужно было строить новые дома, памятник пришлось убрать. Теперь рядом с вокзалом стоит его копия, она, действительно, очень напоминает тот памятник времён Гражданской войны. В общем, интерес к личности генерала растёт, и это оправдано: Войцеховский был сильным человеком с удивительной, трагической судьбой.

Отрывки статьи «Легко ли быть русским генералом?» (журнал «Родина», 2009 год, №4).

«В декабре 1929 года Сергею Николаевичу присвоили звание генерала армии. После кончины в 1935-м командующего Пражским военным округом дивизионного генерала Вацлава Копала благодаря благосклонности 85-летнего президента Масарика, оставившего свой пост в том же году, наш герой принял командование войсками «столичного» военного округа земли Чешской со штабом в Праге, став четвёртым лицом в военной иерархии Чехословацкой республики. Выше по рангу были только министр обороны, генеральный инспектор армии и начальник Генерального штаба. В подчинении Войцеховского оказалась самая крупная и элитная группировка чехословацких войск, включавшая в себя 2 корпусных командования с 9 дивизиями, что составляло свыше трети всех чехословацких вооружённых сил».

«Сергей Николаевич всецело посвятил себя армейской службе и активного участия в деятельности многочисленных эмигрантских организаций в Чехословакии не принимал, за исключением чисто представительских функций в некоторых из них. Войцеховский принял участие в создании в Праге Русского заграничного исторического архива с богатейшим собранием документов, книг и периодики послереволюционной эмиграции, а в 1936 году – Русского культурно-исторического музея с внушительной коллекцией произведений изобразительного искусства».

 «Войцеховский считается одним из отцов-основателей чехословацкой армии. Он много сделал для того, чтобы в Чехословакии к 1938 году была создана одна из самых мощных и боеспособных армий Европы. Чехословакия к началу Мюнхенского кризиса, до всеобщей мобилизации, имела армию в 171 850 человек; после мобилизации – в 2 миллиона человек и 45 дивизий и по численности практически сравнялась с германской: 2,2 миллиона человек, 47 дивизий».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя