Лобковицкий дворец в Праге

Род Лобковичей оставил заметный след в истории чешского народа. Это были богатейшие люди, владевшие имениями, замками, предметами роскоши. Каждый из них стремился к личному успеху, успеху своей семьи и страны. По закону о реституции они получили назад свои национализированные некогда богатства. Многое из того, что они построили и приобрели, сегодня доступно для посещения всем желающим.

Если бы чехам вздумалось восстановить в своей стране монархию, то по признаку крови новым королём, скорее всего, был бы избран кто-нибудь из живущих ныне Лобковичей. Это один из древнейших, причём истинно чешских княжеских родов, имевших в родстве и королей из династии Пржемысловичей. Лобковичи – единственный дворянский род, который сквозь века пронёс свой девиз на чешском языке: «Я пепел и пеплом буду». Эти слова – не только цитата из Библии, но и память об одной из ветвей рода, которую основал Ян Попел.

Главное – ум и образование

Первым достоверно известным основателем рода был Мареш из Уезда, который жил во времена Карла IV. У него было три сына. Особую роль в истории рода сыграл младший из них – Микулаш по прозвищу «бедный». В действительности бедняком он, скорее всего, не был, так как ему удалось получить прекрасное для того времени образование. Он закончил философский факультет Пражского университета.

Престижное образование и природный ум помогли ему сделать карьеру. В 1401 году он стал городским писарем в Кутна-Горе, а позже служил при дворе короля Вацлава IV. От короля он и получил имение Лобкович над рекой Лабой. По названию имения и установилась фамилия всей династии. Микулаш из Уезда пользовался большим влиянием на короля. Именно через него Ян Гус попытался добиться от Вацлава IV изменения порядка проведения выборов в университете. Ходатайство ректора, поддержанное авторитетным сановником, имело успех.

В 1409 году король издал знаменитый Кутногорский декрет. Этот документ давал преимущество чешской части университета перед его немецкой частью. В знак протеста немецкие профессора и студенты покинули Чехию и перебрались в немецкие университеты. Пражский университет пережил это и несмотря ни на что продолжал оставаться самым авторитетным высшим учебным заведением к востоку от Альп. Король Вацлав был уверен в государственных способностях своего помощника и планомерно продвигал его по служебной лестнице, не забывая одаривать протеже богатыми дарами из королевского имущества.

В 1417 году Микулаш из Лобковиц стал высшим писарем королевства. К тому времени его давно перестали называть бедным. Помимо его первого имения Лобкович он уже успел получить в наследственное феодальное владение четыре мощных и красивых замка. Его род уже стал одним из богатейших в королевстве. Два сына Микулаша дали начало двум ветвям расцветающего рода. Ими стали Гасиштейны из Лобкович (по имени замка) и Попелы из Лобкович.

Раскол в стране – раскол в семье

В  XV веке Чехия пережила настоящую национальную трагедию. После несправедливого сожжения Яна Гуса в 1415 году ещё недавно сплочённый и дружный народ раскололся на ненавидевших друг друга гуситов и католиков. В основе этого конфликта лежали глубокие противоречия в мировоззрении, личных и общественных ценностях, социальном статусе и трактовке важных основ христианского учения, без которого люди того века не представляли существование.

Раскол чешского общества не обошёл стороной и семью Лобковичей. Часть Лобковичей из Гасиштейна стала протестантами и после поражения гуситского движения постепенно покинула Чехию. Семья Попелов из Лобкович осталась верна католической религии, и это обеспечило их роду дальнейшее продвижение к высотам придворной карьеры и к богатству. Обе ветви рода оставили своей стране ряд выдающихся личностей. Богуслав Гасинштейнский из Лобкович закончил первый в средневековой Европе Болонский университет, получил степень доктора, а затем много путешествовал по Средиземноморью, Египту и Палестине.

Современники ценили его как поэта-гуманиста, писателя и учёного. Он был высокопоставленным придворным короля Чехии Владислава Ягеллонского, но радостям бытия предпочитал попытки познать мир усилиями чистого разума и преобразить его возвышенным творчеством. В 1503 году, за семь лет до смерти, он понял тщетность своих усилий и уединился в своем родовом замке Гасиштейн. Здесь он погрузился в чтение и размышление. Собранная им библиотека стала одной из богатейших в Европе: она насчитывала более восьмисот редких книг.

В 1570 году был издан сборник стихов Богуслава Лобковица. Он предпочитал писать на латыни. Презрение к разговорным, живым языкам, среди которых был не только чешский, но и немецкий, было отличительной чертой поэзии того времени. Творения Богуслава Лобковича стали высшим достижением чешской поэзии на латыни за весь XVI век. Живя в преимущественно протестантской стране, он остался ревностным католиком и часто в своих произведениях нападал на гуситов. Его современниками были такие римские папы, как Александр VI Борджиа (1492–1503) и Юлий II (1503–1513), распущенность и преступления которых были широко известны на континенте. Их он критиковал и атаковал с той же неистовой силой борца за правду.

Критики писали о Богуславе Лобковиче, что «его эпиграммы остроумны, сатиры резки и полны живого общественного интереса, элегии проникнуты меланхолической грустью, а проза отличается изящным стилем». Старший брат Богуслава Ян (1450–1517) был успешным дипломатом на службе у короля Йиржи из Подебрад, а затем Владислава Ягеллонского. С дипломатическими поручениями он посещал Ватикан и Люксембург. После поездки на Ближний Восток он издал интереснейшую книгу «Путешествие к Святому гробу». Король Йиржи из Подебрад назначил его гетманом города Кадани (Kadaň). Пользуясь своими связями, он «выбил» для города множество привилегий.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя