Владимир Путин

Инаугурация Владимира Путина состоялась 7 мая и стала четвёртой в жизни политика. Как показал анализ зарубежных средств массовой информации, за событием, прошедшим в стенах Андреевского зала Большого Кремлевского дворца, наблюдали не столько в России, сколько в других государствах мира.

The New York Times обратила внимание на то, что в 2012 году инаугурация сопровождалась кортежем по Москве. В тот раз «мрачноватый образ лидера в пустом городе вызвал пересуды о том, что Путин потерял связь с народом», – считает издание. Жители Москвы в социальных сетях, наоборот, писали, что рады тому, что поездку по городу в программу не включили, поскольку это привело бы к транспортному коллапсу.

Чем отличился президент

Многие СМИ отметили, что новый лимузин президента тоже стал своеобразным символом, поскольку впервые на церемонию президент приехал на машине отечественного производства. Таким образом, политика импортозамещения дошла и до оснащения президентского автопарка.

«Путин, остающийся во власти с 2000 года, хочет, чтобы Россия уменьшила свою зависимость от импортных товаров и технологий, так как РФ оказалась под санкциями Запада, – пишет индийская Times of India. – Поэтому некоторые гости церемонии принялись аплодировать при виде автомобиля, на котором Путин преодолел короткое расстояние от своего офиса до зала в Кремле. Новый лимузин готовится стать наследником седанов ЗиЛ российского производства, которые в течение многих десятилетий служили советским лидерам».

Немецкие издания заметили, что инаугурацию президента РФ посетил бывший канцлер ФРГ Герхард Шрёдер, что, по мнению Die Welt, стало сигналом Путина в сторону Германии. Этот человек связан со строительством газопровода под Балтийским морем «Северный поток-1» из России в Германию. Издание подчеркнуло, что этот проект действительно важен для России.

Но внешний антураж, о котором пишут как о более скромном, чем прежде, не был самым главным в обсуждении процедуры. Безусловно, средства массовой информации особое внимание обратили на содержание речи Путина. Например, The New York Times констатировала, что в речи не было ни слова о Западе и налаживании с ним отношений, достаточно напряжённых на сегодняшний день: «Сейчас президент сконцентрируется на внутренних вопросах и улучшении экономики России ради благосостояния каждой семьи».

Это же заметила английская The Financial Times: «Владимир Путин начал с обещания значительно поднять уровень жизни путём повышения расходов на здравоохранение и образование и вдохнуть жизнь в российскую экономику, которая находится в стагнации. Путин распорядился, чтобы правительство работало в направлении «прорывного научно-технологического и социально-экономического развития»».

The Independent подчёркивает, что «Путин затронул важную тему, когда сказал, что России нужны «прорывы во всех сферах жизни» и что «такой рывок способно обеспечить только свободное общество». Вопрос в том, позволит ли он больше свободы, если это произойдёт за счёт уменьшения уровня его собственного влияния».

Итальянская Corriere della sera считает, что «Очередная инаугурация Владимира Путина была полна символизма, политических посылов, обещаний и вопросов о будущем… Но в данный исторический момент он проходит непростой период серьёзных испытаний и вызовов, отчасти представляющих неизвестность, начиная от нерешённых экономических проблем, внешнеполитических задач и внутренней нестабильности и заканчивая главной проблемой любой сильной системы, построенной на вертикали власти, — передачей полномочий, чего требует Конституция в 2024 году. Путин прекрасно осведомлён о всех проблемах России».

Чем отличились гости

Приглашения на церемонию инаугурации были разосланы участникам события за неделю до этого. Их получили несколько тысяч человек. К приглашению прилагалась инструкция по времени прохода и пожелания к внешнему виду: «Форма одежды: платье обычной длины, тёмный костюм, парадная военная форма». Это традиционное пожелание к парадным кремлёвским мероприятиям: такая же просьба была и к участникам предыдущей церемонии шесть лет назад, как и к большинству официальных встреч в Кремле.

По мнению консультанта по деловому протоколу Татьяны Николаевой, нарядные вечерние платья на подобном событии смотрятся неуместно, так как мероприятие деловое и проходит в дневное время. Также предполагается, что гости таких церемоний выбирают сдержанные фасоны и тона. Но часть гостей под протокол не подстроилась, некоторые, к примеру, делали селфи с президентом. «Не стоит делать селфи в подобной ситуации, – считает эксперт по этикету. – Понятно желание гостей сфотографироваться на фоне президента. Но поворачиваться спиной в кадре во время прохода президента, особенно когда он сам действует строго по протоколу, неправильно».

Рэп-исполнитель Тимати пришёл в Кремль в зелёной куртке и кепке, а байкер Хирург (Александр Залдостанов) — в рубашке и свитере, поверх которых надел кожаный жилет. Голливудский актер Стивен Сигал появился на церемонии в свободной рубашке в восточном стиле, а его супруга, Эрдэнэтуе Бацук – в жёлтом традиционном монгольском платье в пол — дээл.

Тренер по фигурному катанию Этери Тутберидзе, которая пришла на инаугурацию со своей ученицей, олимпийской чемпионкой Алиной Загитовой, выбрала платье сдержанного серого цвета, длина которого была короче протокольной.

Супруга премьер-министра Светлана Медведева для церемонии выбрала белое платье с длинными рукавами. Наина Ельцина, вдова первого президента России Бориса Ельцина, пришла в Кремль в тёмно-синем костюме. Некоторые из приглашённых гостей предпочли не отказываться от излюбленных деталей гардероба. Например, актер Михаил Боярский пришёл в своей шляпе.

Глава Чечни Рамзан Кадыров надел полувоенный китель. Режиссёр Федор Бондарчук и мэр Москвы Сергей Собянин предпочли традиционные варианты мужского костюма.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя