Фото для иллюстрации

Бежать ради того, чтобы выжить и спасти других. В апреле 1944 года два словака, Рудольф Врба и Альфред Ветцлер, убежали из ада концентрационного лагеря Освенцим в оккупированной Польше, чтобы рассказать всем, что поезда в «трудовые лагеря», куда их изначально отправили на «заработки», оказались поездами в лагеря смерти. В 2017 году про их подвиг был снят документальный фильм.

Рудольф Врба и Альфред Ветцлер прошли сложный путь по вражеской территории, без еды, воды и места ночлега, в полуразвалившейся обуви. Им помогали люди, которые рисковали жизнью, укрывая у себя двух сбежавших евреев. Врба и Ветцлер стали первыми, кто смог убежать из Освенцима и рассказать миру, что происходит за воротами с кованой надписью «труд освобождает».

Шесть друзей возродили эту подлинную историю Второй мировой войны и пробежали 170 километров от Освенцима до Жилины, в точности повторив дорогу Врбы и Ветцлера. Документальный фильм Вилиама Бендика «Шаги по краю» (Kroky na hraně), снятый на основе этой истории, был удостоен приза зрительских симпатий в 2017 году и Гран-при на фестивале Horyzonty в Тренчине. В апреле 2018 года, через 74 года после побега, фильм впервые показали в Чехии.

Самое обыкновенное детство

Рудольф Врба и Альфред Ветцлер до поры до времени ничем не выделялись. Их судьбы были точно такими же, как у тысяч евреев, попавших в адское пекло войны. Врба родился в 1924 году в Чехословакии, в обыкновенной еврейской семье, его настоящее имя – Вальтер Розенберг. Он родился в Топольчани в словацкой части Чехословакии, учился в гимназии в Братиславе, мечтал стать фармакологом. Когда ему было 15 лет, его исключили на основании антисемитских законов. Шёл 1939 год, ему ничего не оставалось, кроме как стать рабочим. Три года спустя, когда он узнал, что евреев собираются отправлять в польские трудовые лагеря, он попытался сбежать в Англию и присоединиться там к чехословацкому сопротивлению, но был арестован на границе с Венгрией и помещён в концлагерь Новаки.

Оттуда он сбежал, но был пойман жандармом. 14 июля 1942 года Врбу отправили в концентрационный лагерь Майданек, откуда спустя две недели его перевели в Освенцим. Два года в Освенциме он провёл под номером 44070, который заменил ему имя. Врба был достаточно силён, чтобы пережить муки голода и холода, антисанитарные условия и вспышки эпидемий, и ему хватило сил для того, чтобы не быть отправленным в газовую камеру. Он работал на «сортировочной». В его обязанности входило выносить умерших в пути и больных людей из вагонов, сортировать вещи тех, кто приехал в забитых под завязку вагонах для перевозки скота, отмывать вагоны от крови и человеческих экскрементов. Работоспособность гарантировала ему жизнь, большая часть тех, кого привозили ежедневно, сразу отправлялась в газовые камеры, и только те, кого отбирали для труда, оставались в живых. Как правило, ненадолго.

Альфред Израэль Ветцлер был старше, он родился в 1918 году в Трнаве ещё в Австро-Венгрии. Сын рабочих, Ветцлер пошёл по их стопам. До депортации в Освенцим он жил и работал в родном городе. В 1941 году он был арестован за саботаж на кирпичной кладке и заключён в тюрьму в Братиславе на 4 месяца. После он был доставлен в Освенцим из трудового лагеря в Середи 13 апреля 1942 года. Его личный номер был 29162.  Двадцать девять тысяч сто шестьдесят один человек попали сюда перед ним. Ему тоже «повезло»: он не попал в газовую камеру сразу по приезду, а был отправлен работать носителем трупов. Позже он работал на разных должностях, в том числе в качестве писаря или сотрудника морга. С лета 1943 года он был писарем в бараке № 9. В это время он познакомился с Вальтером Розенбергом, своим земляком.

Побег

Психиатр Виктор Франкл, прошедший Освенцим и делавший даже в самые страшные времена выводы о человеческой психике в стрессовой ситуации, писал, что для заключённого самое страшное – это потеря смысла жизни, после чего умирали даже самые крепкие молодые парни. Если смысл жизни есть, то человек переживёт все невзгоды, если его нет, что было обычным явлением для заключённых концлагерей, то впереди будет только смерть. Для Розенберга и Ветцлера смыслом стал побег.

Они знали, что это практически нереально: в лагере была очень хорошая охрана, заключённых пересчитывали дважды в день, а если кому и удавалось сбежать, за ним бросались в погоню тысячи человек с собаками. Если заключённого ловили, его публично вешали, если находили мёртвым – сажали у входа в лагерь с табличкой «а вот и я!». Никто до них не смог сбежать. Но идея, которая ими двигала, – сбежать, добраться до дома и донести до всего мира весть о страшных зверствах нацистского режима – стоила такого риска.

Однако в лагере была подпольная организация, которая занималась тем, что строила планы побега. Идея, которую им подсказали, была рискованной, но лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас. Для строительства новых бараков во внешний периметр лагеря было завезено множество деревянных щитов, которые надо было сложить в кучи. Люди, которые работали на строительстве, специально для Ветцлера и Врбы сложили одну кучу так, чтобы там оставалось пространство для двух человек. Им надо было только спрятаться в этой куче, собак-ищеек с толку должен был сбить вымоченный в бензине табак, разбросанный вокруг. Три дня и три ночи нацисты с собаками прочёсывали лагерь и близлежащие леса.

Три ночи Врба и Ветцлер сидели внутри кучи. На четвёртый день внешнюю охрану сняли, и двое друзей побежали по течению близлежащей реки домой, в Словакию. Картой им служила страничка из детского атласа, которую им передали друзья, занимавшиеся сортировкой багажа.

Свобода

К местным жителям обращаться было нельзя, вместо выселенных поляков здесь жили нацистские семьи. Друзья пили воду из местной речки, укрывались в лесу, добывали еду. Один раз им помог партизан, который знал все местные тропы. 21 апреля 1944 года друзья перешли границу со Словакией. Фермер из деревушки Скалайт приютил их у себя на время, накормил и дал возможность отдохнуть. Он помог им связаться с местным доктором, который записал их шокирующий отчёт о лагере смерти. Это было первое сообщение о холокосте, первая правда об Освенциме и «трудовых лагерях», из которых никто не возвращался. Доктор послал отчёт в еврейскую общину в Братиславе. Сначала им не верили, но у них были доказательства.

Словацких евреев, своих соотечественников, они уже не спасли, но на очереди была Венгрия. Беглецы до конца жизни были убеждены, что если бы евреи знали, что их ждёт, они бы успели хотя бы попытаться избежать депортации. Врба и Ветцлер оставили после себя несколько книг, одна из них называлась «Чего не видел Данте» – и она была о том, что никакая фантазия писателя не могла вообразить те круги ада, через которые прошли сотни тысяч человек.

Рудольф Врба после войны эмигрировал в Канаду, стал там профессором фармакологии. Мировую известность в медицине ему принесли исследования в области рака и сахарного диабета. Альфред Ветцлер стал писателем и журналистом. Их уже нет в живых, но о них будут помнить всегда как о тех, кто совершил самоотверженный поступок не только ради своей свободы, но и ради свободы всего своего народа. И все пережитые ими лишения и трудности в пути того стоили.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя