Супруги Юрий и Наталья Лаштовичковы

В чешско-русской литературе есть много талантливых авторов. Один из них – Наталья Куфтина. Её произведения и переводы пользуются большой популярностью у читателей Чехии и России.

 

Наталья Лаштовичкова-Куфтина известна как переводчик, мемуарист, автор весёлых стихов и рассказов. Происхождение и судьба её не менее интересны, чем произведения. Родилась она в 1930 году в Ужгороде, тогда это была территория Чехии. Родители Натальи – эмигранты «первой» волны. Отец – дворянин, мичман Русского императорского флота Евгений Куфтин. В 1922-м выехал в Чехию, окончил высшую землемерную школу и стал работать по новой специальности. Мать – актриса Московского художественного театра Ольга Куфтина (урождённая Полиевктова), в 1920-м эмигрировала с сыном Рафаилом в Европу. Родство обоих родителей восходит к Зайцевым, Бальмонтам, Бруни, Евреиновым и подразумевает преемственность русских дворянских традиций.

Несмотря на то что Куфтины в эмиграции жили, мягко сказать, достаточно скромно, детство было счастливым. Девочку окружали любовь и забота. В доме звучали литературные произведения, стихи, бывали интересные гости.

Творчество и окружение помогали бороться с серьёзным недугом – больными ногами, последствием детского паралича: «Да, жить мне было труднее, чем остальным, здоровым детям, но в качестве компенсации за такую несправедливость судьбы всего остального у меня было в достатке: детское милое личико с большими чёрными глазами, красные щёчки, чёрные густые волосы; милое выражение лица и почти никогда не покидающая меня весёлая улыбка. Ходить я тоже научилась. Бегать с детишками и играть во все детские игры – не было проблемой. Я даже не хромала, и лишь приглядевшись, можно было заметить некоторый изъян. Я умела петь, научилась «барабанить» на рояле всякие песенки, аккомпанируя себе и подружкам. А когда брат Рафаша подарил мне огромный аккордеон, я стала выступать и на театральных подмостках…»

Кстати, артистический талант Наталья передала детям и внукам. Она помогала организовывать различные праздники, детские спектакли, которые иногда проходили прямо во дворе.

Свидетельница истории

Наталья Лаштовичкова-Куфтина на свой судьбе и жизни своей семьи остро почувствовала, как политические решения, войны, катаклизмы бросают маленького человека в страшный водоворот испытаний и бед. Родители, рождённые в России, получившие блестящее образование, вынуждены были уехать из-за большевистского переворота, бросив всё. Только обосновались в Ужгороде – снова перемены.

В 1938 вновь – мгновенный переезд, поскольку началась очистка территории Подкарпатской Руси от местного населения. Вскоре пришли венгерские войска – союзники фашистской Германии. Семья Куфтиных переехала в Прагу. Ехали в нечеловеческих условиях – в вагонах для скота. Об этом Наталья вспоминает в своих мемуарах. Далее – война с фашистами, радость освобождения русскими воинами, годы советской экспансии.

Отдельное место в воспоминаниях автора занимает 1968 год. «В апреле состоялся 7-й съезд писателей, на котором чешский писатель Людвиг Вацулик выступил с докладом, названным им «2000 слов». С этого, в общем, все и началось. Доклад напечатали. Это была критика существующего закостенелого режима с требованием реформ. Появился лозунг – строить социализм «с человеческим лицом». Одно из требований было: отменить цензуру. Народ оживился, интерес к политике возрос. Все запоем стали читать газеты, слушать радио, смотреть телевидение… Изменилась и сама партия, коммунисты отказались «от своей ведущей роли», Дубчек и его соратники по-настоящему общались с народом и, главное, по-настоящему прислушивались к его требованиям. Пресса начала тоже играть активную роль в политической жизни страны. В общем, настало время демократизации и того, что впоследствии в России называлось “гласностью“», – пишет Наталья Куфтина в своём рассказе «1968-й год в Чехословакии».

 

Знаток души человеческой

С детства писательница внимательно наблюдала за происходящим вокруг. Остро чувствовала страх, боль, привязанность. Знание струн человеческих душ помогали создать проникновенные произведения. Одно из них – «Любовь». В основу легли отношения дяди Бориса и его жены Валентины. После смерти дяди из-за нелепого стечения обстоятельств его супруга не смогла жить и повесилась в больничной палате у тела мужа. При этом рассказ написан так мастерски, что после прочтения остаются ощущения света и веры в настоящую любовь.

Примером отличного самоанализа является произведение «Можно ли заставить полюбить?» Несмотря на мягкость стиля и тактичность изложения, чувствуется принципиальность и позиция писателя: «…есть вещи, до которых я додумалась совсем недавно. Например, только на старости лет я наконец-то знаю, что меня нельзя заставить ничего и никого полюбить, если я это (или этого) не люблю. Сколько ни заставляли меня родители полюбить шпинат, я его не полюбила. Сколько ни заставляли меня власти полюбить Сталина, я его не полюбила. Сколько ни заставляли меня полюбить дураков, я их не полюбила. А теперь самое главное: можно ли заставить полюбить Родину, если у тебя её отняли ещё до твоего рождения?» Наталья Куфтина пишет, что Чехию и Россию никто не заставлял любить, но получилось обратное: «…я всё-таки их люблю и молюсь только об одном: – Дорогие мои Родины! Пожалуйста, пожалуйста, любите друг друга! Ведь я вас тоже люблю!»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя