Артем Мельников

Многие слышали о соревнованиях по триатлону Ironman, но не все знают, насколько сложно даётся подготовка. Корреспондент «Пражского телеграфа» Дарья Ганиева встретилась с Артёмом Мельниковым, основателем агентства недвижимости Home Real Estate, который в июне прошёл дистанцию Ironman длиной 112,9 км. В своём интервью он рассказал о том, как подготовиться к такому испытанию, почему триатлон похож на бизнес и что чувствует человек, когда в его жизни появляется спорт.

Артём, расскажите, почему Вы решили пройти трассу Ironman?

Я много слышал об этом соревновании и заинтересовался. Оно ассоциируется с преодолением себя и длительной работой над собой – это то, что всегда меня привлекало. Во время подготовки нельзя делать себе поблажек, нельзя себя жалеть и всегда нужно строго придерживаться графика. Только в этом случае можно получить какой-то результат. С осени 2017 года мы начали тренировки и уже в ноябре оплатили участие. Конечно, я решил начать с полуайронмена, а это 1,9 км плавания, 90 км велосипеда и 21 км бега. Для прохождения полной дистанции, которая в два раза длиннее, нужна более серьёзная подготовка.

 

Вы занимались спортом до этого?

Серьёзно спортом я никогда не занимался, только любительски и от случая к случаю. Более того, я начинал подготовку к Ironman с лишним весом и до этой осени ни разу не бегал час и более.

 

А почему Вас привлекли именно три вида спорта?

Триатлон можно сравнить с бизнесом. В нашем бизнесе много различных направлений, которые заметно отличаются друг от друга, и их нужно соединять на ходу. Так же и триатлон объединяет плавание, велосипед и бег. А ещё как в триатлоне, так и в бизнесе нужно конкурировать с самим собой. Мой завтрашний результат зависит от работы, которую я проделал за последние три месяца. Когда я готовился к триатлону, я часто ходил в бассейн, и там всегда находились люди, которые плыли быстрее меня. Но если проследить за ними, выяснится, что они проплывают меньшую дистанцию. Я плыл медленнее, но намного дольше – это прекрасное сравнение с бизнесом: кто-то всегда будет быстрее меня, но большое значение имеет дистанция. Можно быть лучшим, проплывая стометровку, но это не значит, что километр ты проплывёшь с тем же результатом. Мне нравится проводить аналогию между бизнесом и спортом. Малый бизнес с 10–20 сотрудниками похож на полуайронмен, который я сейчас проходил и к которому готовился 4 месяца, а большой бизнес с отлаженной системой – это то, над чем нужно долго работать, и его можно сравнить с полным Ironman на дистанцию 226 км.

А почему Вы решили проходить Ironman именно в Америке?

На Ironman мы поехали вместе с партнёром, совладельцем агентства недвижимости Home Real Estate Петром Поповым. Так вышло, что мы не успели вовремя оплатить участие в соревнованиях в Чехии, и перед нами встал выбор – другая европейская страна или Америка, родина Ironman. По счастливому стечению обстоятельств и у меня, и у Петра была открыта американская виза, поэтому мы решили проходить гонку именно там.

 

Как это на Вас повлияло?

Это придавало событию большую значимость. Соревнования проходили в городе Сиракьюс на севере штата Нью-Йорк, недалеко от Ниагарского водопада. Я насладился красотами природы, ещё раз обошёл Нью-Йорк. Ценность мероприятия повысилась – было бы намного обиднее получить какую-нибудь травму, подвернуть ногу, простыть под кондиционером. В Америке я концентрировался на здоровье – для Ironman именно оно играло ключевую роль.

 

Вы готовились к соревнованиям самостоятельно или с наставником?

У нас был тренер, мы нашли его в интернете на странице чешского клуба триатлона. Он несколько раз проходил полные дистанции Ironman, поэтому знал, как грамотно выстроить план подготовки. Если бы мы готовились самостоятельно, мы могли бы не учесть многих нюансов.

 

Сколько времени Вам понадобилось, чтобы подготовиться к соревнованиям?

Сначала мы занимались самостоятельно, не так профессионально. Потом появился тренер, и тренировки с ним длились 4 месяца по 5 раз в неделю, то есть активного спорта было 6–10 часов в неделю. За это время я пришёл в лучшую форму и сбросил 6 кг. Интересно, что до Ironman я пробежал дистанцию в 21 км всего три раза.

А как проходили тренировки?

Сначала был фитнес-тест, чтобы обозначить точку «А»: сколько мы весим, на каком пульсе бежим, какая у нас техника бега. Затем тренер проставил в календаре все тренировки, и мы начали заниматься. Первое время это было примерно 6 часов тренировок в неделю, мы постепенно привыкали к спортивному ритму. Не было такого, что после тренировки уже нет сил и мысли только о том, как бы поспать. Постепенно мы увеличивали количество и длительность занятий, и в результате даже после трёхчасовых тренировок организм был полон энергии, потому что уже привык работать с такой нагрузкой.

Вы всегда тренировались на свежем воздухе?

Нет, выезды на природу сложно встроить в плотный рабочий график. Я ходил в фитнес-центр, чтобы позаниматься на велотренажёре или на беговой дорожке, плавал в бассейне. Когда удавалось выбраться на улицу, бегал и ездил на велосипеде по Праге или за городом. Последние тренировки проходили в Гаррахове: нам нужно было преодолеть подъём в 1000 м, который ждал нас на Ironman – важно было понять, к чему готовиться.

Получается, на каждой тренировке были плавание, велосипед и бег?

Нет, иногда это был только один вид спорта, иногда – полный триатлон либо дуатлон. Хотя дистанция на Ironman впечатляющая, тренер не допустил, чтобы до соревнований мы прошли её полностью. Выложиться на 100% мы должны были именно на гонке.

Сложно было совмещать работу со спортом?

Большой плюс в том, что варианта не идти на занятие у меня не было. Нельзя было перенести сегодняшнюю тренировку на завтра, потому что завтра – новая тренировка. А если пропустить занятие, то будет только хуже, ведь впереди – сложнейшее испытание. Сначала энтузиазма у меня было много, но последние недели перед Ironman дались мне тяжело, потому что я уже утомился. Я просто шёл и делал. В любом случае, такой график меня дисциплинировал. Я приходил домой в 10 часов вечера и в 11 уже спал, потому что организм нуждался в отдыхе.

Сложный график. Получается, спорт что-то вытеснил? Ведь раньше Вы наверняка проводили вечера иначе.

На самом деле, раньше по вечерам и по выходным я просто продолжал работать. Свою работу я люблю, погружаюсь с головой и не замечаю, как летит время. С тех пор, как в мою жизнь вошёл спорт, я уже не мог проводить вечера, как прежде. Однако отрицательно на бизнесе это не сказалось.

Что изменилось в Вашей жизни с тех пор, как в неё вошли регулярные тренировки?

Как я уже говорил, поменялся режим дня, а также я подкорректировал питание. Нужно было ограничить жирное и вредное, практически полностью отказаться от сладкого. Это оказалось не так сложно, потому что я осознавал: за час я сжёг 1000 ккал, а вот в этой гадости –тоже 1000 ккал, и она того не стоит.

Теперь у Вас другие ощущения в теле?

 Да, спорт способствует выработке эндорфина, гормона счастья. После тренировок чувствуешь себя иначе, более счастливым. А когда однажды я пропустил 2 занятия, тело впало в депрессию, настроение ухудшилось. Теперь спорт – необходимость для поддержания боевого духа.

А как считаете, Ironman – это, скорее, история про технику или про силу воли?

Для меня – и то, и другое. Ironman дисциплинирует, ты полностью загружен, и это очень здорово. Тренировки добавили моей жизни красок. Я открываю нового себя, и мне нравятся результаты. Я никогда не был таким выносливым и никогда не был в такой физической форме.

Вы сразу были настроены на победу?

Перед началом соревнований нам сказали:«Не останавливайтесь до тех пор, пока мы вас не остановим». Эта фраза очень прочно закрепилась у меня в голове, потому что прозвучала очень по-американски, красиво и с большим количеством энергии. Можно ползти, можно идти, но вне зависимости от времени и состояния нужно добраться до финиша.

А что оказалось самым сложным на этой дистанции?

Тяжелее всего было следить за питанием. Каждые 20 минут нужно было пить, каждые 30 минут – есть. На «заправочных станциях» нам давали батончики, бананы и апельсины. Нам нужно было быстро схватить еду из рук волонтёров и съесть по пути. Вся трасса сожгла порядка 6500 ккал, и если оставить организм без заправки, он истощится, и я потеряю темп. Критически важно заправиться, пока не «села батарейка».

Вам удалось продержать заряд этой батарейки до конца трассы?

Моя батарейка начала садиться уже после плавания и велосипеда, на втором круге бега. С этого момента началось самое серьёзное преодоление себя. К сожалению, до соревнований я не набегал достаточное количество километров по холмистой местности, а на трассе не было ни одной прямой – только холмы. После 10 км бега около 30% участников Ironman просто шли пешком, потому что бежать было слишком тяжело. Пульс упал до 129–140 вместо необходимых 155–160 ударов в минуту.

 

Были ли ещё какие-то усложняющие факторы, помимо холмов?

На трассе – нет, организация была на высоком уровне. Но вот погода была беспощадна. Палило солнце, +33°C, а мы бежали по раскалённому асфальту.

Трасса тяжёлая – наверное, все участники были молодые?

Вовсе нет. Перед стартом каждому участнику на лодыжке писали год рождения, и иногда меня обгоняли мужчины и женщины 60–65 лет! Вообще, для многих триатлон – способ поддержания духа, способ быть занятым.

Там были люди из разных стран?

Я видел футболку с символикой Казахстана, слышал русскую речь, но большинство участников, конечно, американцы. В общей сложности на трассе было 1052 человека.

Что Вы чувствовали, когда проходили эту трассу?

Я не заметил волнения, но пульс говорил об обратном: 125 ударов в минуту перед стартом – это серьёзно. Когда я забежал в воду и поплыл, все мысли были только о гребках и технике. Во время велосипеда и бега я тоже был максимально сконцентрирован и не думал ни о чём постороннем. Важно было поддерживать пульс и постоянно проверять часы с пульсометром.

Что Вы почувствовали, когда вышли на финишную прямую?

Я прошёл всю дистанцию за 7 часов и 3 минуты. Меня переполняли эмоции. Я сильно разогнался и на финише был на абсолютном пределе. Этот эмоциональный всплеск позволил мне сразу обогнать несколько человек. Потом была гордость, радость и счастье, что всё это закончилось.

Как считаете, любой человек может пройти Ironman?

Безусловно, потому что все виды спорта не травмоопасные и даже полезные для организма. И плавание, и велосипед, и бег развивают весь организм. Вопрос только в том, чтобы пройти достаточную подготовку, чувствовать своё тело и знать свои физические возможности.

А трассу Ironman возможно пройти случайно, без подготовки?

Полуайронмен пройдёт любой человек в хорошей физической форме, но без специальной подготовки, по словам нашего тренера, это будет не удовольствие, а мучение. После этого триатлоном больше никогда не захочется заниматься. Например, полную трассу Ironman я смогу пройти уже в скором времени, но только ползком. Для того чтобы позволить себе насладиться этим процессом, нужно много тренироваться.

После прохождения Ironman Вам стало проще преодолевать препятствия в жизни или в работе?

Скорее, Ironman – подтверждение тому, что всё зависит только от меня, от моего уровня подготовки и отношения к задаче. Я понимаю, что нахожусь на правильном пути, и теперь развиваюсь не только в бизнес-направлении, но ещё и в спорте. Если мой бизнес растёт и развивается, это не гарантирует, что расту и развиваюсь я. А если сконцентрироваться на развитии своей личности, то и бизнес будет пожинать плоды этого развития.

Что Вы планируете делать дальше?

Я приехал из Америки, и в моём календаре больше нет тренировок. По вечерам мне снова нечего делать, я снова думаю только о работе. Это неправильно, поэтому скоро тренер распишет мне новую программу, и 5 августа я еду в Польшу, проходить новый полуайронмен. В конце июля будут небольшие соревнования по триатлону в Праге, а в конце августа – соревнования под Дрезденом, дистанция та же – 112,9 км. Полный Ironman я собираюсь пройти ближе к следующей осени.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя