Кадр из фильма о Норе Кински

Нора (Норбертина) Кински фон Вхинитц и Теттау (1888–1923) была шестым ребёнком в семье. Образованная красавица, не имевшая ни в чём отказа, покинула фамильный замок, чтобы ухаживать за ранеными пленными солдатами в далёкой России, которой она грезила с малых лет.

Нора Кински происходит из той ветви рода, которая известна как знаменитая семья заводчиков, чьи конные заводы славились на всю Европу. Кузен Норы в 1883 году стал первым иностранцем, который победил на знаменитом Ливерпульском стипль-чезе на лошади-иностранке! Англичане были в шоке, а семья Кински решила создать ливерпульский вариант скачек в Пардубице. Там нередко выигрывали кони, порода которых носила имя известного рода Кински.

Любовь к России в наследство

Отец Норы был сыном княгини Ифигении Дадиани, происходившей из династии, правившей западно-грузинским Мегрельским княжеством. Прадед Норы, поручик Первого гусарского полка Ян Кински (1815–1865), во время в службы в Темешваре познакомился с Ифигенией и привёз её в Чехию. Может быть, от бабушки и возник этот невероятный для маленькой девочки интерес к России. Нора, у которой была возможность изучать все языки Австро-Венгерской империи, самостоятельно учила русский язык, отыскивая книги. Одной из самых любимых книг её детства была книга «Генерал Дуракин» Софьи де Сегюр, урождённой графини Ростопчиной. Книга о приключениях русского генерала в России включала в себя подробные описания быта и традиций любимой Норой земли. Но это была лишь теория, а девушка не оставляла надежду поехать в Россию.

Детство Норы проходило в великолепном замке Карлова Коруна в Богемии. Из девяти детей в семье Нора отличалась способностью к языкам, невероятной активностью и стремлением к самостоятельности. Родители четырнадцатилетней девушке без проблем доверили ей присмотр за тремя младшими детьми, а отец поручил ведение его документации. «Ах, как бы я хотела быть казаком и скакать по диким степям России…» – мечтала Нора в свободное от остальных обязанностей время.

Но до степей ещё было далеко, а пока она познавала мир вокруг себя. И не последней в нём была любимая книга «Долой оружие!» Берты фон Зутнер, тёти Норы, которая была деятелем международного пацифистского движения, лауреатом Нобелевской премии мира, второй женщиной, получившей Нобелевскую премию после Марии Кюри.

Но здесь в судьбу Норы, как и в судьбу миллионов других людей, пришла Первая мировая война. Кровавая и опустошающая. К этому моменту Нора уже прошла курсы сестёр милосердия, как это делали многие представительницы аристократических родов, и с самого начала войны она, долга не раздумывая, попросила у отца деньги и открыла лазарет для реабилитации раненых воинов.

Жертвы войны

Но война, вопреки ожиданиям, продолжалась. Лазарет со 110 койками стал каплей в море. Миллионы погибших и раненых. И лагеря с пленными: прорыв Брусилова принёс полмиллиона новых пленных. Мир ещё не знал таких масштабов трагедии. И мир ещё следовал Гаагской конвенции по обращению с пленными. В России пленных перевозили вглубь страны, они не могли оставаться в европейской части страны из соображений безопасности.

Но обеспечить военнопленных всем необходимым Россия не была готова. А потому здесь был голод и эпидемии. Россия не скрывала катастрофического состояния в лагерях, и потому по инициативе царского правительства в Россию были приглашены делегации немецкого и австрийского Красного Креста. На них возлагалась обязанность контролировать состояние пленных, они могли беспрепятственно ездить по лагерям с контролем.

Для Норы это был шанс: могла осуществиться её мечта увидеть Россию. В 1916 году ей было 27 лет, она без раздумий вступает в состав австрийской делегации Красного Креста. Интересно, что представительницы аристократии, видимо, ведомые романтическими представлениями о помощи ближним, с воодушевлением записывались в Красный Крест. Никто из них не знал, как долго может продолжаться война, и уж тем более никто не мог предположить, к каким историческим поворотам приведёт эта война Россию.

Сестра милосердия Нора Кински имела в делегации определённые преимущества: она обладала навыками медицинской сестры и владела несколькими языками. Летом 1916 года она впервые увидела Петербург, а его белые ночи позволили бесконечно гулять по широким проспектам города, встречать рассветы на набережной Невы, посещать службы в Казанском соборе. Россия оправдала её ожидания и очаровала.

Делегацию Красного Креста в России принимали на самом высоком уровне. Императрица и её дочь Ольга пригласили врачей и медсестёр в Царское Село. «Её Величество была очень милостива и дружелюбна, но выглядела настолько печальной, что нам всем это бросилось в глаза», – вспоминала позже Нора Кински. Но, пожалуй, этим и заканчивались самые безобидные картины пребывания сестёр милосердия в России.

За два года делегация посетила 16 лагерей военнопленных и 15 трудовых лагерей. Нора и её коллеги проехали Дальний Восток, Маньчжурию, Урал, Алтай, Кавказ, Поволжье, Украину.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя