Мария Германова

Мария Германова всей душой любила Россию и русский театр. Даже после эмиграции в Европу в 1919-м году она до конца своей жизни оставалась актрисой русского театра МХТ.

Мария Германова относится к эмигрантам «первой» волны, которые уехали из России с приходом большевиков. Актрисе, можно сказать, повезло. Она успешно играла и на московской сцене, и купалась в овациях поклонников Чехословакии, Франции, Америки. Но русское прошлое никогда не отпускало её. Травля со стороны бывших земляков, тоска по родной земле и отчётливое понимание, что на самом деле происходит в большевистской России, – всё это отразилось в мемуарах Германовой.

Старообрядческие традиции

Мария Германова родилась в 1884 году в купеческой старообрядческой семье. В дальнейшем вера всегда помогала ей: пережить детские неприятности, предательство близких и коллег, разлуку с родиной. Германова писала в воспоминаниях: «Она (бабушка – авт.) долго молится по вечерам и ставит меня рядом с собой на молитву. Больно коленкам от голого пола, пробегает дрожь от одолевающего сна и холодка по полу, но бабушка, как суровая, но надежная скала, высится рядом; риза на иконе святого поблескивает так мягко, что тихий восторг наполняет душу и утешает надежда на милосердие Господне. После такой молитвы и сны необыкновенные».

Будучи ребёнком, Мария совершила много паломнических поездок: ездила с родней к киевским святыням, пешком добиралась на богомолье в Троице-Сергиеву лавру, ходила помолиться в Никольский монастырь на Угреши. Свою свечу-веру Мария Германова пронесла через всю жизнь.

Театр до, театр после

Образование Марии дали хорошее. Вначале девочку отдали в Первую Мариинскую гимназию. Там она нашла подруг – в будущем известных русских актрис – Ольгу Гзовскую и Екатерину Рощину-Инсарову. По окончанию учебного заведения у Марии Германовой произошла её, пожалуй, самая знаковая встреча в жизни – с Московским Художественным театром. Девушка попала на постановку «Царь Фёдор». Она вспоминала: «По притихшим снежным улицам на легко скользящих санях я долго ехала домой. Предчувствия и зовы, какая-то сладкая тоска от радости нахождения, почти обретения, и страх, и вера закрутили душу, как воронкой».

Мария увлекается сценой, становится поклонницей итальянской актрисы Элеоноры Дузе до такой степени, что учит итальянский и едет на выступление звезды в Италию. На двадцатом году жизни Германова идёт к самому Станиславскому, уверенно читает перед ним, и режиссёр направляет девушку к Немировичу-Данченко, который возглавлял актёрскую школу.

Карьера в России у Марии Германовой была молниеносная, и она стала ведущей актрисой МХТ. Среди её лирических героинь – Грушенька из «Карамазовых», Дона Анна из «Каменного гостя», Марина Мнишек из «Бориса Годунова», Фея из «Синей птицы». Кстати, эта постановка до сих пор идёт в первозданном виде.

В 1919-м актриса эмигрировала, ехала от «судорожной пародии на жизнь» революционных лет. С 1922 года возглавляла с Николаем Массалитиновым Пражскую группу МХТ. Выступала здесь в роли режиссёра и актрисы.

Играла чеховскую Раневскую, еврипидовскую Медею, шекспировскую леди Макбет. После распада Пражской группы Германовой рукоплескал Париж, Лондон, Нью-Йорк. Везде Мария Германова себя и коллег называла зарубежной труппой Московского Художественного театра. В ответ с родины получала письма негодования и критические статьи: «Вряд ли следует доказывать всё убожество этих попыток части актёрской белогвардейщины присоединиться задним числом к театру, который упрочил свое существование в Советской республике…» «Мы, молодежь МХАТа, никого из артистов этой группы не знаем. Я лично видел М. Германову всего два раза…» Она это читала. Она продолжала служить театру и искусству.

Ларец с драгоценностями

Воспоминания, письма, фотографии Марии Германовой канули бы в Лету, если бы не Ирина Корчевникова. Исследователь, театровед, в течение долгих лет – директор музея МХАТ по крупицам собрала историю жизни великой актрисы. Серьёзный вклад внесли внучка Германовой Сильвия Бревда и её первая невестка Беверли Плачек, живущие в США. Они передали в музей МХАТ архив Марии Германовой. Ирина Корчевникова на основе документов написала книгу и назвала её «Мой ларец с драгоценностями».

Несмотря на блеск, успех и аплодисменты, которые, кажется, не утихали в жизни артистки, она не могла не видеть, что стало со страной после большевистской революции. Эти яркие воспоминания остались с Германовой на всю жизнь: «…когда мы ехали на станцию – ужасный трупный запах из открытых помещений Че-ка… Хорошенькое последнее впечатление от родины…» Лишившись возможности жизни в своей стране, Мария продолжала нести «светлое, доброе, вечное» русской культуры зарубежной публике.

Она считала себя актрисой Московского Художественного театра всю жизнь. О послереволюционном поколении эмигрантов она говорила: «Может быть, это война и революция нас так разбила, но как всё дрябло, шатко, не подлинно в нашей теперешней старости. Ни мудрости, которая даётся будто бы с летами, ни смирения, а только истрёпанность, забитость, жалкость бессилия». Некролог по Марии Германовой звучал так: «Волей Божией, 9 апреля (1940 года – авт.) в 10 часов вечера скончалась актриса Московского Художественного театра Мария Николаевна Германова».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя