Фото для иллюстрации

Когда не так давно род Кинских проводил семейный слёт, собралось 140 потомков этой известной старой аристократической семьи. Самым дальним гостем была княжна Кинска из Боливии. Чтобы не путаться, все родственники получили именные таблички. У Франтика Кинского имя могло занять пол-листа: Мария Франц Емануэль Джон Сильвестр Альфонс граф Кинский из Вхиниц и Тетова.

Сегодня никому и в голову бы не пришло называть графа таким именем, как, впрочем, вспоминать о титуле. Его сейчас называют «господин мэр», потому что он на самом деле является мэром города Костелец-над-Орлице и к своей должности относится с большей серьёзностью, чем ко всем регалиям, которые, конечно, чтит. Кроме этого, ему приходится содержать родовой замок.

Из замка – в келью

Франтишек Кинский родился в 1947 году в Градце-Кралове. Его отец и дед дожили почтенного возраста. Оба навсегда остались для сына и внука примером. Дед никогда не жаловался на жизнь, хотя в 1948 году был коммунстическим правительством из замка выселен на полуразрушенную дачу в Орлицких горах, стоявшую на крутом верху. Им с женой было за семьдесят. Жить там они не могли и нашли приют при церкви, где местный священник приютил их в келье.

Он никогда не ругал власть, говоря «Бог дал, бог взял». Его сын Йозеф Кинский, отец Франтишка, единственный из пяти детей остался в Чехии. Прошёл тяжёлым испытанием, работая на урановых рудниках в Яхимове. Умер Йозеф Кинский в 2011 году в возрасте 98 лет, чем даже удивил врачей, которые пророчили ему минимально столетие – таким хорошим здоровьем он обладал. Теперь рекорд семьи Кинских может побить Франтишек. Он не жалуется на здоровье, обладает большим запасом энергии и чувства юмора.

Франтишек никогда в школе не чувствовал себя иным, чем остальные дети, пока не пришло время вступать в пионеры. Ему сказали, что он не имеет право быть в этой организации. Один из класса. Он тогда страшно расстроился, но с тех пор так и оставался независимым. Позже получил строительное образование и поступил в Карлов университет на факультет журналистики, но не доучился (устал от вездесущей роли марксизма-ленинизма), а пошёл работать на телевидении, а потом погрузился в рекламный бизнес.

Подрос — работать

Он вспоминал, что в семье дети всегда рано начинали работать. Отец и его братья, например, с 10 лет учились в интернатах за границей, потом приезжали домой, и с 18 лет все обязательно шли работать. Отец Франтишека Кинского один из всей семьи остался в Чехословакии, не уехал ни в 1948, ни в 1968 годах. У Франтишека в 1968 году не было такой мысли, он в то время служил в армии в строительных войсках. А потом вернулся уже в спокойную обстановку к родителям, которые в нём нуждались.

Бархатную революцию, как и все другие, принимал с радостью и надеждой. Наслаждался той энергией, которая царила вокруг. Вместе с другими ходил на Вацлавскую площадь, а потом бежал на работу в офис, который был в пяти минутах от площади. Как он сам признавался позже, эйфория продлилась недолго.

А он продолжал работать в рекламном бизнесе. Когда делали рекламу маргарина Rama, между собой смеялись – маргарин делают на химическом комбинате, а масло на молочном заводе, но «Я был типичной жертвой рекламы и покупал этот маргарин, а дома мазал на хлеб», — с улыбкой вспоминает он то время.

В 1948 году замок семьи перешёл в руки государства. Это было по-своему уникальное строение в стиле бидермейер, которое спроектировал и построил в 1834 архитектор Йиндржих Кох для семьи Кинских. Государство отдало его в распоряжение Исследовательского центра по селекции свиней. Эта структура просидела в замке до 70-х лет, никогда ничего там не ремонтируя. Потом замок пустовал и к 1990 г. вот-вот мог просто рухнуть. По реституции после Бархатной революции замок вернули бывшим владельцам. Кроме замка, они получили назад и площади с лесами, которые сейчас приносят доход для реставрации замка.

Замок для наследников

Поначалу, увидев замок, отец Кинский-старший просто был в отчаянии и сказал, что оставит замок разрушиться. И всё-таки приступил к реставрации. В 2003 году отдал целый объект в ведение сыну Франтишеку Кинскому. Сегодня в замке проходят выставки и концерты, на которые могут прийти любители искусства. Открытым для общественности стал и второй этаж, где работает постоянная выставка  «Жизнь в эпоху бидермейера», которая рассказывает о том, как жили Кинские в этом замке. Сын владельца замка Кристиан Кинский тоже работает здесь вместе с отцом. В его распоряжении маленькая уютная кондитерская, где можно попробовать, кроме сладостей, и блюда из меню семьи Кинских. Например, венский шницель со шпинатом, в который повар Кинских почти не давал чеснок.

Что касается чести старинного рода, Франтишек Кинский  говорит, что всегда сам ведёт себя достойно имени и требует этого от своих детей – уже взрослых дочери и сына. Когда у него спрашивают, как живётся ему как богатому человеку, он отвечает, что он не богат, он получил в управление замок и должен передать его в руки наследникам в хорошем состоянии, а потому тратит немалые средства, которые зарабатывает на реставрацию замка. Для этого в его распоряжении кирпичный завод и песчаный карьер, расположенные на землях его рода.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя