Фото для иллюстрации

Быть аристократом – значит нести ответственность за свой род, за то, что им было создано. Именно так и живёт француз с чешско-грузинскими корнями Константин Кински со своей супругой француженкой Марией, которые вернулись сюда из Франции после Бархатной революции.

Константин Норберт Кински родился в 1961 году и был первым сыном Радислава Георга Кински и Тамары Амилахвари. Мать Константина – княжна из старинного грузинского рода. Удивительным образом род Амилахвари сыграл в судьбе России приметную роль. Прадед Тамары в своё время поддержал мальчика Иосифа – сына сапожника Джугашвили, показавшегося ему очень способным, и отправил его учиться в духовную семинарию.

Позже семинарист стал ревоюционером-террористом и даже нашёл укрытие в доме Амилахвари, когда скрывался от полиции, обвиняемый в ограблении Тифлисского банка. Придя к власти, Джугашвили-Сталин безжалостно расправился с членами этой семьи. Отец Тамары оказался во Франции, где женился на соотечественнице. Тамара осталась сиротой в девять лет. Сначала на фронте героически погиб отец – он воевал против нацистов в дивизии Шарля де Голля, потом в автокатастрофе погибла мать. В 1944 году девочку на воспитание взяли тётушки. С графом Кински, членом мальтийского рыцарского ордена, она познакомилась в Париже, куда он в 1958 году эмигрировал из Чехии.

Радислав Кински к грузинской истории всегда проявлял большой интерес: один из его предков уже был женат на грузинской дворянке, а тут ещё и очаровательная грузинская девушка, к которой невозможно было остаться равнодушным. Дети – два сына – родились в Париже, где росли, воспитывались и учились вместе с обычными ребятишками. Константин и сегодня говорит по-чешски с мягким акцентом, который характерен для иностранцев, но Чехию считает своей второй родиной.

Со своей супругой-француженкой Марией Константин Кински познакомился в университете в Сорбонне, когда учился на историческом факультете. Она тоже была из аристократической семьи и так же, как дети Кинских, ни о каких привилегиях не знала и не догадывалась. Их объединила любовь к культуре, истории. Она же привела их в Чехию.

Замок Ждяр-над-Сазавой, с начала XIX столетия принадлежавший семье Кинских, они получили по реституции в 1992 году. У Константина Кински, говорящего на четырёх языках, было прекрасное образование, работа в банке, стабильность. Перспектива переехать в Чехию не слишком манила ещё и потому, что он помнил свой единственный визит сюда – когда был мальчишкой: в социалистической Чехословакии на отпрыска знатного рода смотрели совсем не дружелюбно. Зато когда он приехал в Чехословакию с супругой в 1991 году, всё вокруг изменилось, и главное – он попали в атмосферу эйфории и больших надежд.

Переезд состоялся в 1997 году. К этому времени отец Константина начал работать над реставрацией семейной собственности – замка Ждяр-над-Сазавой. Памятник ЮНЕСКО требовал невероятных вложений. Сегодня Константин Кински говорит о вложениях в каких-то полмиллиарда крон.

Как должен выглядеть замок после реставрации, они решали вместе с супругой. Им хотелось, чтобы в нём ожила история. Так в восстановленном пивоваре появился Музей нового поколения. Здесь действительно использованы новейшие методы, и потому на экранах мониторов, а то и прямо рядом с гостями музея оживают судьбоносные события истории. Экспозиция подготовлена таким образом, чтобы возбудить интерес не только к истории, но и к новым исследованием, познавать мир через путешествия. Константин Кински считает, что уникальность их музея как раз в том, что он «выталкивает» своих посетителей в дорогу за новыми открытиями.

И второе правило, которым руководствуются супруги: в творчестве – жизнь. Мария Кински, например, не представляет себе ни дня без танца. Она не только танцует, преподаёт в танцевальной школе, но и проводит фестивали для любителей танца. Их замок стал своего рода танцевальной площадкой. Ежегодно здесь проходят многочисленные мероприятия, среди которых есть традиционные: фестиваль «Четыре времени года», Фестиваль современного танца и KoresponDance, многочисленные концерты, театральные представления и другие культурные акции.

Сегодня княжна Кински уже привыкла и новой родине и к людям, которые её окружают, и во Францию возвращаться не планирует. Кроме замка Кинским принадлежат озёра, гектары полей и лесов, где иногда можно просто уединиться, чтобы послушать шум воды или ветра. Супругам хотелось сохранить собственность рода и сделать так, чтобы она приносила пользу людям.

Замок Ждяр-над-Сазавой – бывший монастырь цистерцианцев, появившийся в XIII столетии и со временем ставший одним из самых больших монастырей в Чехии. Он не оставался в стороне от бурных событий чешской истории: опустел во время гуситских войн; во второй половине XV столетия из-за чешско-венгерских войн монахи снова покинули свои кельи. В XVIII столетии аббат Вацлав Веймлува взялся за обновление монастыря и для работы пригласил Яна Блажея Сантини-Айхля. Вместе им удалось создать неповторимый образ монастыря, а доминантой стал костёл Св. Яна Непомуцкого. Благодаря известному архитектору появилось совсем иное направление в барокко – барочная готика.

После 1784 года монастырь, согласно приказу Йозефа II, был закрыт и пришёл в запустение. Зарастал великолепный французский парк, разрушались постройки, менялись хозяева. Во время одной из реконструкций были безжалостно разбиты готические своды, сохранявшиеся долгие годы. Последними владельцами стали Кински из Хлумца. У них замок и забрала народная власть в 1948 году, а в 1992 он вернулся к новому поколению рода.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя