Вероника Йонашева. 

Пятнадцать лет назад в Светле-над-Сазавой появилось первое и единственное на сегодняшний день отделение для осуждённых матерей с детьми. Журналист, писатель, мама двоих детей Вероника Йонашова узнала об этом отделении, когда сама находилась в декретном отпуске. Тогда у неё и появилась идея снять фильм о том, как материнство способно изменить женщину к лучшему. 

Аналогичные отделения существуют и в других странах, но пока нигде не сняли фильм из таких тюрем. О том, как это удалось Веронике Йонашовой и как на неё саму подействовала работа над фильмами «С мамой в тюрьме» и «Мама из тюрьмы» режиссёр рассказала корреспонденту ПТ Ирине Кудимовой.

Вероника, скажите, пожалуйста, как Вы узнали о тюрьме, в которой вместе с осуждёнными мамами находятся их маленькие дети?

Это было много лет назад, совершенно случайно, когда моя подруга работала в министерстве юстиции и рассказала мне о тюрьме, где есть специализированное отделение для мам с детьми (задача которого — мотивировать мам к нормальной жизни материнской любовью). Меня это захватило, и я начала там работать. Снимала для новостей чешского телевидения, а позже начала работать над документальным фильмом.

Такие исправительные учреждения есть только в Чехии, или они созданы в других странах Европы? 

Подобные тюрьмы есть и в других странах, но везде действуют по-разному. В Чешской Республике осуждённая женщина — беременная или с грудным ребёнком — получает отсрочку отбывания срока до исполнения малышу одного года. Такие мамы после этого могут в этом специализированном отделении находиться вместе с ребёнком. Как правило, это позволено тем осуждённым, у которых небольшой срок, чтобы была возможность выйти из тюрьмы вместе с ребёнком по достижении им трёх лет.  К тому же необходимо исполнить все оговорённые условия и заплатить за пребывание своего малыша. Когда я начала интересоваться этим вопросом, то узнала, что за рубежом есть тюрьмы, в которых дети остаются с мамами и до шести лет, и даже в школьном возрасте. Есть даже тюрьмы, где дети живут с отцом.

 Для съёмок в тюрьме наверняка необходимо специальное разрешение. Как Вам удалось его получить? Возникали ли при этом какие-то проблемы?

Это был очень долгий процесс, и должна сказать, что я оказалась единственным журналистом и режиссёром, который работал в этой тюрьме. После этого в администрации заявили, что не видят необходимости в сотрудничестве с другими журналистами и СМИ. Мне довелось здесь снимать сюжеты для чешского телевидения, а также краткий документальный фильм для цикла Fokus ČT24, который назывался «Ребёнок и наказание». В процессе этой работы у меня сложились доверительные отношения с осуждёнными и ведущими отделения. Поэтому, когда я пришла с предложением делать проект, где будет отражено развитие событий в течение некоторого времени, меня поддержала директор тюрьмы Габриела Словакова. Кроме того, работать в проекте согласились несколько осуждённых мам, которые меня уже знали и относились ко мне с доверием.

Как Вы подбирали своих героинь? Как они реагировали на Ваше предложение стать героинями фильма?

Я не выбирала своих героинь по какому-то определённому принципу. Мы с моим оператором рассказали о проекте «S mámou v base» тем мамам, с которыми уже были знакомы во время прежних работ. В нём согласились участвовать четыре героини из восьми. Из них мы наконец остановили свой выбор на трёх, потому что в формате документального фильма четыре судьбы было бы следовать сложней. Выбор практически был случайный, но я очень рада, что получились три очень разные истории.  И ещё я очень рада, что нам удалось с ними говорить доверительно, абсолютно без манипуляций. Так что, порой, рассказывая о себе, своих впечатлениях, отношениях с детьми, героини просто забывали про камеру.

Вы не оставляете своих героинь и во втором фильме вновь возвращаетесь к ним, отслеживая их судьбу в течение пяти лет. 

Фильм «S mámou v base» был публицистическим и появился на абсолютно других условиях. Даже техника, которую мы использовали с оператором Ярмилой Штуковой, была другой. Фильм продолжительностью 26 минут мы снимали в течение года. Над монтажом я работала четыре дня. Зато монтаж второй части – «Мама из тюрьмы» (Máma z basy), где я работала с нашими известными драматургами, длился уже три месяца, а работать пришлось с материалами, собранными за пять лет. Мы на самом деле детально прорабатывали каждую сцену. Я думаю, что и зрители это заметили.

Вы мама двоих детей, у Вас есть и книги, написанные на собственном опыте воспитания малышей. Как с Вашей точки зрения может отразиться на ребёнке пребывание в тюрьме? Не выглядит это так, что ребёнок отбывает наказание вместе с мамой?  

Я думаю, что наказанием для малыша, наоборот, является отсутствие мамы в его жизни, ведь некоторые из них на это время могут быть отправлены в дом малютки. Я убедилась, что многие женщины, совершившие преступление, остаются любящими матерями. Мне кажется, что, учитывая всё это, и создано такое отделение, где детям может быть даже лучше, чем на свободе. В отделении есть всё, что необходимо малышам. И мне кажется, что некоторые женщины впервые стали посвящать столько времени своему ребёнку именно там. Однажды меня поразило признание одной мамы, которая сказала, что играть со своим малышом, читать ему книжки она научилась именно во время пребывания в тюрьме. С ней самой в детстве никто не играл и ею не занимался. Важно и то, что дети здесь находятся до трёх лет, то есть до того возраста, пока не воспринимают, что это не родной дом, зато понимают, что рядом мама. А это лучше, чем если бы они росли в приюте.

Какие отношения у вас сложились с Вашими героинями? Заметили ли Вы за эти годы происходящие с ними перемены? 

Мы и сейчас находимся в хороших отношениях и общаемся. Я рада, что одна из героинь – Бара, долгое время отказывавшаяся участвовать в съёмках, наконец тоже согласилась. Очень жаль, что она единственная снова оказалась в тюрьме, но мы с ней переписываемся, как и со всеми другими. Не могу судить о том, как они изменились за время пребывания в тюрьме. Знаю, что сейчас они прилагают все усилия, чтобы научиться жить на свободе, чтобы не возвращаться к прошлому. И даже Бара, которая снова сделала ошибку, говорит, что с дочерью, которая была с ней вместе, у неё особые тёплые отношения.

Вы долгое время работали в тюрьме с женщинами, отбывающими наказание. Случалось ли что-то такое, после чего Вам уже не хотелось туда возвращаться?

Ничего такого, пожалуй, не случилось. Скорее, чем дальше, тем больше я понимала, как легко можно оказаться за решёткой. Там была и женщина, которая оказалась в тюрьме из-за того, что была за рулём в нетрезвом виде, просто после вечеринки с друзьями решила ехать на машине и попала в аварию. Была осуждена на два года и отбывала наказание вместе со своими годовалыми двойняшками. Или 18-летняя девушка, которая вместе со свои приятелем что-то украла в магазине самообслуги.  Вы никогда не знаете, что вас ждёт, и я поняла, что не нужно торопиться осуждать кого-либо.

Имея такой опыт общения, Вы согласитесь с главной идеей такого специализированного отделения «Материнство делает нас лучше»?

Я уверена, что материнская любовь – одно из самых сильных чувств, которое вообще способна испытать женщина. И это очень важная мотивация, которая и вправду может изменить жизнь. Одна из наших героинь была долгое время наркоманкой. Это была тяжёлая зависимость, когда мало кто из наркоманов может вернуться к нормальной жизни, а она перестала. Просто в один день. И сделала это ради детей. Она сказала: «Если женщину не изменят дети, её уже ничто не изменит». Совместное пребывание в тюрьме женщины с ребёнком позволяет сохранить связь между ними. У этого проекта есть очевидный результат: рецидивы здесь составляют 10 процентов. В среднем по статистике чешских исправительных учреждений – 70 процентов.

А что папы? Они должны дать согласие на то, чтобы ребёнок мог находиться вместе с осуждённой мамой?

Да, конечно, это одно из условий пребывания детей в отделении для матерей с детьми. Папы ездят к ним на свидания. Так было у двух наших героинь.

Нет ли у Вас желания продолжить историю?

Это в планах. Мне интересна судьба этих детей, которых я знала малышами. Мне интересно, как они пойдут в школу. Это очень важный момент в жизни и мамы, и ребёнка. Пока мои героини говорили, что готовы к этому. Так что посмотрим.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя