Андрей Бабиш

Чехия не намерена принимать беженцев из миграционно-распределительных центров, расположенных в других государствах Евросоюза. Соответствующее заявление сделал премьер-министр Андрей Бабиш.

«Мы не будем забирать беженцев, которые прошли процедуру проверок и которым дан этот статус. Даже символически Чехия не примет больше ни одного беженца, поскольку принимает людей с Украины», – написал глава кабмина на своей странице в Twitter накануне поездки в Рим и встречи с премьер-министром Джузеппе Конте.

После переговоров с итальянским коллегой Андрей Бабиш отметил, что Прага не потерпит, чтобы кто-то диктовал ей, кто имеет право жить и работать в Чехии. В то же время он согласился с тем, что Италии надо помогать в её борьбе с нелегальной миграцией, но не методом перераспределения приехавших, а укрепляя охрану внешних границ ЕС. Джузеппе Конте, по данным Il Messaggero, сообщил Бабишу, что Италия готова уважать позицию Чехии. Но «система распределения мигрантов внутри Европы должна сохраниться, и её не надо демонизировать», – подчеркнул он.

Беженцы раздора

Страны ЕС уже несколько лет не могут договориться о том, что делать с нелегальными мигрантами. Австрия предлагает использовать вооружённые силы ЕС для помощи пограничникам в предотвращении попадания на территорию блока нелегальных мигрантов. Против этого выступают Германия и Эстония. Италия же говорит о необходимости создания механизма ротации европейских портов для приёма мигрантов. «Одна страна не может принимать на себя всю ответственность за чрезвычайную ситуацию, которая должна лежать на всём ЕС», – сказала министр обороны страны Элизабетта Трента.

В свою очередь, ЕК 24 августа организовала неформальную встречу, целью которой было повышение эффективности политики по возвращению мигрантов. В конце июля Брюссель также обнародовал подробности плана по созданию «контрольных центров» по работе с мигрантами на территории Европы и «платформ по высадке» спасённых мигрантов в странах Средиземноморского региона. Однако обе эти инициативы пока ни к чему не привели.

Чехия же последовательно выступает против приёма и размещения беженцев из Африки и с Ближнего Востока в Евросоюзе, а также категорически отвергает предлагаемые Еврокомиссией (ЕК) принудительные распределительные миграционные механизмы. Кроме ЧР за ограничение наплыва беженцев из Африки выступают и другие страны Вишеградской группы (Венгрия, Польша, Словакия).

В частности, в интервью немецкому изданию Bild в январе 2018 года премьер-министр Венгрии Виктор Орбан заявил, что рассматривает прибывающих с Ближнего Востока людей не как мусульманских беженцев, а как «мусульманских захватчиков». За отказ принимать беженцев по квотам ЕК в декабре 2017 года подала иск в Европейский суд против Венгрии, Польши и Чехии.

О том, как должен поступить Евросоюз с мигрантами и беженцами, не могут договориться даже чешские политики. «Бесконтрольная миграция представляет на сегодняшний день главную угрозу. Мир вокруг нас изменился, и не в лучшую сторону. Поэтому Европа должна создавать вокруг себя зону процветания и безопасности. Но нам также нужно помогать нашим соседям, требуя взамен участия в борьбе с нелегальной миграцией», – предложил своё решение министр иностранных дел ЧР Ян Гамачек.

«Мы послали уже достаточно денег, только в Целевой фонд для борьбы с миграционным кризисом в странах Африки было направлено более 3 млрд евро. Однако мы так и не можем договориться с ними, в связи с чем нужно срочно принимать радикальные меры. Например, нужно начать выдавать визы гражданам только тех стран, которые готовы возвращать на свою территорию мигрантов», – предлагает заместитель председателя Комитета по внешней политики палаты депутатов Ярослав Бжох.

Экспертное мнение

Специалисты полагают, что страны Евросоюза смогут в итоге договориться об ограничении потока мигрантов из Африки в Европу, но когда речь зайдёт об уже прибывших, каждый продолжит играть сам за себя. «На уровне ЕС не существует консенсуса по этому вопросу, и каждая страна действует по своему усмотрению, но ни строительство стен и заборов, ни потопление и бомбардировка кораблей контрабандистов не являются эффективными долгосрочными мерами, которые позволят справится с наплывом мигрантов», – сказал в беседе с ПТ экс-глава военной разведки Чехии Андор Шандор.

Что касается Чехии, то у неё есть смягчающее обстоятельство в виде многочисленных мигрантов с Украины, отмечает он. «Украинское прикрытие» действительно выгодно Чехии, – говорит директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии Денис Денисов. – Такая позиция является очень удобной по целому ряду причин, но главная из них – опасение, что беженцы с Востока дестабилизируют обстановку в стране».

«Образованные славяноязычные трудовые мигранты гораздо интереснее для Восточной Европы, особенно для такого небольшого государства, как Чехия. Кроме того, чешский и украинский языки достаточно схожи, языковой барьер не такой высокий, как в случае с беженцами с Востока. И в целом жители Украины, как представители христианской западной культуры, гораздо ближе чешскому населению», – убеждён Денисов.

Вместе с тем бывший декан факультета народного хозяйства ВШЭ в Праге Йиржи Шварц обращает внимание на экономические последствия, которое будет иметь увеличение численности иностранных граждан в стране: «Социально-экономический аспект данного феномена связан с ситуацией в сфере занятости, широким распространением теневых отношений в экономических и неэкономических сферах общества, а также ростом экономического бремени, которое тяжким грузом ляжет на чешских налогоплательщиков. Именно они будут вынуждены платить за рост финансовой нагрузки на медицинские учреждения, школы, органы правопорядка».

Но Андор Шандор настоятельно рекомендует чешским властям чётко заявить о том, переселенцев из каких стран они собираются привлекать на постоянное место жительства. «Полагаю, что украинцы и вьетнамцы не представляют угрозы ЧР, в отличие от мигрантов из стран Ближнего Востока и Африки. Их традиции и устои сильно отличаются от чешских, а потому им будет гораздо сложнее привыкнуть к жизни в нашей стране. О том, к чему приводит увеличение численности неассимилированных жителей и создание гетто, мы видим на примере Франции и Германии. В этих условиях наличие продуманной миграционной стратегии является вопросом национальной безопасности, а их разработка и утверждение должны стать основным приоритетом работы чешских государственных структур», – подчеркнул эксперт.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя