Фото для иллюстрации

Мировой финансовый кризис 2008 года стал серьёзным потрясением для мировой экономики. Спустя 10 лет появляются новые прогнозы, сулящие не менее масштабные изменения. В уроках и угрозах пытался разобраться корреспондент ПТ.

15 сентября 2008 года американский финансовый гигант Lehman Brothers объявил о банкротстве и попросил у американского правосудия защиты от кредиторов. Эту дату можно считать официальным началом мирового финансового кризиса 2008 года. Он последовал за обвалом американского ипотечного рынка в 2007-м. Последствия тех событий мировая экономика ощущает до сих пор. Вот что вспоминает о тех событиях политолог из США Денис Вишня:

«Кризис 2008 года, как я понимаю, для специалистов неожиданностью не был, его ждали. Но мощное отличие в том, что этот финансово-экономический кризис стал первым глобальным явлением такого порядка. Однако и сказался он на разных странах по-разному. К примеру, в США привёл к падению стоимости ценных бумаг и обрушению рынка недвижимости, всплеску безработицы, в России и Украине – катастрофическому падению ВВП. На Китай и Японию практически никак не повлиял, Китай даже увеличил ВВП на 8,7%».

Денис Вишня напомнил слова Алексея Кудрина, занимавшего в то время пост министра финансов России о «тихой гавани» и констатировал, что стране не удалось выстоять под мощными ударами мирового экономического шторма. Резкое падение цен на нефть привело к волне дефолтов и сокращению объёмов производства во всех отраслях. При этом в России и США, по мнению Дениса Вишни, из тех событий сделали разные выводы.

«Граждан России этот кризис научил жить по средствам, – говорит Денис Вишня, – внешний лоск очень быстро слетел с тех, кто долгое время жил за счёт разных заимствований. В США общественные институты усилили контроль за работой администрации президента. Американское общество и сейчас настаивает на том, чтобы Трамп и его окружение сосредоточили внимание на решении социальных вопросов. У Дональда Трампа есть один мощный козырь: экономика США за время правления 45-го президента только укрепляется».

Кризис перепроизводства

Своим мнением о событиях 2008 года и ситуации, к которой они привели сегодня, с читателями ПТ поделился кандидат экономических наук, эксперт в сфере финансов и банковского дела Московского отделения «Опоры России» Владимир Григорьев. По мнению специалиста, 2008 год стал примером классического кризиса перепроизводства, основанного на искусственном стимулировании спроса.

«Главное, что придаёт этому кризису специфику в сравнении с аналогичными кризисами прошлого – это то, что спрос искусственно стимулировался распространением кредитования практически на все сферы человеческой жизни, – объясняет Владимир Григорьев. – И ещё несколько особенностей: масштаб (кризис глобальный), продолжительность «жизни взаймы» (для развитых стран – несколько десятилетий, для новичков, например, стран Восточной Европы – 10-15 лет) и бесконечность кредита. Раньше его погашали за счёт собственных средств, а сейчас рефинансируют другим кредитом».

С 2008 года страны с развитыми экономиками пытались бороться с рецессией путём расширения и удешевления кредитования. Предпринятые меры позволили смягчить последствия кризиса для предприятий и домашних хозяйств, однако не привели  к принципиальным переменам экономической модели. По мнению Григорьева, это привело к тому, что застарелые проблемы снова начинают проявляться.

«Сфера потребления уменьшилась, и всем места под солнцем уже не хватит, – продолжает эксперт. – Именно ясное понимание этого факта лежит в основе так возмущающей многих новой экономической политики США: введение заградительных таможенных пошлин на все расширяющийся список импортных товаров, попытки обеспечить несправедливое конкурентное преимущество через механизмы Тихоокеанского и Трансатлантических партнёрств. Думаю, что за очевидными признаками торговых войн и валютные войны не заставят себя ждать. В эту логику укладываются и действия ФРС, постепенно повышающей ключевую ставку. Очевидно, что рост доходности инвестиций в крупнейшую экономику мира будет способствовать перетоку в неё денег как с развивающихся рынков, так и с развитых, но менее устойчивых, чем американский, – Западная Европа, Япония».

Защита от шторма

Знаменитый американский экономист Нуриэль Рубини, предрёкший коллапс 2008 года, предупредил, что в 2020 году мировую экономику ждёт новый, по его выражению, «идеальный шторм». Менее известные специалисты говорят о том, что новый кризис может грянуть ещё раньше. С тем, что новых потрясений избежать не удастся, согласен и Владимир Григорьев. А вот минимизировать их последствия попытаться можно.

«Для этого, – говорит эксперт, – необходимо снижать уровень закредитованности предприятий и домашних хозяйств до уровня реального, а не желаемого потребительского спроса. Обеспечивать рост занятости за счёт развития производства внутри страны, что пытаются сейчас делать американцы. Параллельно с этим нужно увеличивать объёмы золота в золотовалютных резервах и диверсифицировать рынки сбыта».

Внешнеполитический фон всегда был фактором, напрямую влияющим на мировую экономику, однако сегодня это влияние сильно как никогда прежде. Военные и антитеррористические операции в разных частях планеты, миграционный кризис, ситуация вокруг ядерной сделки с Ираном, в Африке и на Ближнем Востоке, обострение отношений между Западом и Москвой, торговые войны Вашингтона и Пекина – все эти конфликты оказывают очевидное дестабилизирующее воздействие на глобальные рынки. При этом биржевые индексы вновь показывают максимумы, бьют рекорды цены на нефть.

Сразу после кризиса 2008 года отдельные финансисты делали громкие заявления об окончании эры экономического доминирования США, многополярности в сфере глобальных финансов и называли грядущие изменения неизбежными. Спустя десятилетие экономический порядок, за некоторыми изменениями в расстановке сил, практически остаётся прежним. Судя по всему, уроки 2008 года так и остались невыученными.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя