Дмитрий Абрикосов

Дмитрий Абрикосов – единственный правнук жены первого чехословацкого премьер-министра Карела Крамаржа Надежды Николаевны. Он бережно хранит то немногое, что осталось у него в память об этой удивительной женщине, которую называли «матерью русской эмиграции».

Когда в 1991 году мне пришло приглашение от организаторов фестиваля графического искусства приехать на открытие выставки в Брно, я поехал в Чехословакию с мыслью непременно посетить Прагу и увидеть всё то, что связано с именем Надежды Крамарж.

В 26 лет я впервые оказался в этом удивительном городе и прежде всего отправился на Ольшаны: ведь там находится православный храм, созданный на средства и по инициативе Надежды Николаевны и «Успенского братства», в крипте которого, как я знал по рассказам своих родных, она нашла свой последний приют.

Из первых рук

После знакомства со священником храма я узнал и других людей – выросших детей русских эмигрантов, которые помнили Надежду Николаевну в качестве хозяйки гостеприимного дома на «Баште св. Томаша». Надежда Николаевна на пражской вилле регулярно проводила благотворительные балы и вечера, различные праздники для русских детей – рождественские ёлки и пасхальные мероприятия. В частных беседах я узнал очень много нового. Ольга Георгиевна Кельчевская стала моей «пражской тётушкой», человеком, окружившим меня искренней заботой. Она рассказывала мне о Надежде Николаевне, которая помогла, как и многим русским, её родителям.

Из рассказов было ясно, что у моей прабабушки было не так много людей, кому она безусловно доверяла. Среди этих редких людей был господин Рафальский, последний Генеральный консул Российской империи в Австрии. Ольга Георгиевна помогла мне встретиться с дочерью Рафальского – Ириной, проживавшей в Праге, и она поведала мне много интересного о Надежде Николаевне, о её заботах о «русском мире», о сопротивлении влиянию структур Коминтерна и ОГПУ.

Узнал я и о том, почему Н.Н. Крамарж покинула пост председателя «Успенского братства». По замыслу моей прабабушки, оно было призвано не только заботиться о русских захоронениях на кладбище и создано не только для содержания построенного здесь православного храма. Братство должно было вести широкую деятельность по сохранению русских традиций на чужбине, пропаганде идей борьбы с «мировым злом». К 30-м годам всё в этой организации кардинально поменялось. Надежде Николаевне сообщали об этих переменах, и она прекрасно знала об их причинах. Отдавая себе отчёт в том, что происходит, моя прабабушка была вынуждена покинуть пост председателя Братства навсегда.

Храню то, что осталось

Многое для меня открылось и при работе с документами в Пражском архиве, в котором есть специальный фонд К.П.и Н.Н. Крамарж. Из него я получил информацию о том, насколько тесно мои родные – бабушка, отец и тётушка – общались со своей матерью и бабушкой – Надеждой Николаевной Крамарж. Увидел я там всю эволюцию европейской истории с 1900 по 1936 год. Все перипетии как частной жизни нашей семьи, так и мировой политики.

Ольга Георгиевна Кельчевская сохранила некоторые предметы и артефакты семьи Крамарж и подарила мне их. Хрустальный кубок, который хранился в кабинете Карла Петровича, и памятную медаль «Памяти мучеников-венценосцев», изготовленную для Надежды Николаевне в Харбине, с изображениями императора Николая и короля Югославии – Александра теперь храню я. Хранится у меня книга, посвящённая Надежде Николаевне, подготовленная и выпущенная Галипполийским землячеством и вышедшая после её смерти в 1936 году.

Книга эта содержит уникальные воспоминания многих русских эмигрантов – тех, кто называл мою прабабушку «матерью русской эмиграции». Здесь можно прочитать воспоминания и самого Карла Петровича, прожившего после кончины супруги всего шесть месяцев. С интересом я читал воспоминания баронессы Врангель, вдовы легендарного русского генерала, и вдовы генерала Кутепова, близкого друга супругов Крамарж, генерала Миллера, Ивана Ильина и Ивана Бунина. Воспоминаний о моей прабабушке в этой книге очень много, и все они объединены одним – глубоким уважением всех отозвавшихся к Надежде Николаевне Хлудовой-Абрикосовой-Крамарж.

Очень ценным для меня было общение в Праге с митрополитом Чешских земель и Словакии Дорофеем. Он с удивительной отзывчивостью отнёсся к моей просьбе о венчании меня и моей супруги в храме, построенном на Ольшанах. Митрополит Дорофей удивил меня ещё больше, когда сказал, что готов обвенчать нас сам. И, назначив дату, приехал в условленный день к храму… на трамвае. А когда я увидел, какое количество русских людей, потомков тех эмигрантов, которым помогала моя прабабушка, пришли для участия в нашем семейном празднике, то понял, какое место она занимает в сердцах многих людей даже спустя много лет. На нашем венчании пел хор Народного театра Праги.

Митрополит Дорофей, совершив обряд венчания, отправился с нами и с хором в крипту храма и отслужил поминальную молитву в месте упокоения моей прабабушки Надежды Крамарж и её супруга Карла Петровича Крамаржа.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя