Карловы Вары

Открытие курорта Карлсбад (Карловы Вары) для россиян связано с именем Петра Первого. Сентябрьским утром 1711 года город был разбужен громкими звуками фанфар, раздававшимися с городской башни. Жители недоумевали, по какому случаю нарушили их размеренную жизнь? Но, узнав, что в Карлсбад приехал русский царь, с интересом стали обсуждать это событие.

Мягкий климат, живописная природа, целебные источники благотворно действовали на русского государя. После нескольких недель пребывания на водах он смог заниматься дипломатическими делами. Пётр остановился в доме аптекаря А. Бехера на Рыночной площади.

Поведение Петра Первого, посещение им карловарских ремесленников, участие в соревнованиях стрелков быстро снискали ему необычайную популярность. Известно, что Пётр в Карловых Варах занимался токарным делом, участвовал в строительстве здания  «Павлин», о чём напоминает барельеф, где Пётр изображён среди каменщиков.

Пётр Великий посетил Общество карловарских стрелков, принял участие в соревновании и оказался самым метким. Сегодня в  Краеведческом музее сохранились уникальные экспонаты – мишени со следами его попаданий. Любопытно, что на мишени изображена комната с кроватью (по обычаю того времени минеральную воду принимали лёжа), на небольшом столике – кувшин, накрытый салфеткой.

С обществом стрелков связана ещё одна курьёзная история. Богемский сейм прислал Петру 960 бутылок рейнского вина, но Пётр подарил их стрелковому обществу как приз за удачный выстрел. Тогда вино было продано как царское, а вырученные деньги составили фонд, из которого Городской совет ежегодно выделял средства на проведение праздника.

История сохранила ещё один факт. Однажды на неоседланной лошади Пётр достиг вершины скалы Олений прыжок, на которой стоял деревянный крест. У подножия его император собственноручно вырезал буквы MSPI, то есть Manu Sua Petrus Imperator (собственноручно император Пётр).

Сейчас же посетители курорта могут на этом месте увидеть памятную доску с текстом  стихов поэта, критика и государственного деятеля, не раз посещавшего Чехию П.А. Вяземского:

Великий Пётр, твой каждый след

Для сердца русского есть памятник священный,

И здесь средь голых скал твой образ незабвенный

Встаёт в лучах любви и славы, и побед.

 

В Карловых Варах известным художником той эпохи Яном Купецким (1667–1740), словаком по происхождению, был написан портрет Петра – один из первых после победы под Полтавой. В России эта работа стала известна в 1712–1713 годах благодаря гравюрам Алексея Зубова в Марсовой книге.

Беседы с Лейбницем и молитвы

Второй приезд Петра Первого в 1712 году был знаменателен встречей с немецким философом, математиком, юристом, историком, политиком и общественным деятелем Готфридом Вильгельмом Лейбницем (1646–1716), в беседах с которым император обсуждал реформы в России. Позже в одном из писем 1716 года, вспоминая эту встречу, Лейбниц отметил мудрость суждений и многие достоинства русского царя. В 1713 году немецкий философ написал Петру «Памятную записку», в которой советовал основать в России Академию, устроить обсерваторию, заняться сравнительным изучением языков.

В 1872 году 30 мая, в день 200-летнего юбилея со дня рождения Петра Первого, русские курортники в Карлсбаде организовали торжества в честь императора. В тот день за божественной литургией в домовом Петропавловском храме протоирей Константин Кустодиев произнес яркое и содержательное слово. Вот небольшой отрывок из него:

«Я хотел бы, чтобы вы представили этого великого человека не в том положении, когда душа его направляет его сильный организм в мастерство плотника, кузнеца, когда он явился нам солдатом или полководцем… Нет, я бы хотел, чтобы вы представили Петра молящимся! Да, Пётр I молился…

Здесь в Карлсбаде сохранилось имеющее историческую достоверность предание, что Пётр I во время своего пребывания здесь ежедневно поутру и вечером выходил на противолежащую его жилищу гору помолиться, расставляя слуг на некотором расстоянии вокруг, чтобы его никто не мог беспокоить его в его молитвенных размышлениях. Место молитвы Петра I, находящееся недалеко от этой нашей церкви, теперь застроено домами, но на самом месте молитвы стоит деревянный крест.

Пётр Великий в смиренном положении молящегося!.. И вот он гораздо более велик в этом положении, чем даже в самую великую минуту своей жизни, являясь решителем судеб России на поле Полтавской битвы! Я не могу представить его в эту решительную минуту иначе, как с глубоко задумчивым выражением на лице, в молитвенном предании себя воле Божией, которое одно могло сообщить ему ясность духа среди грома орудий…

Да. Пётр Великий молился здесь. Одинок он был со своим гением в своей деятельности, таким он является и в своей молитве. И было ему о чём молиться. Он за всё должен был браться сам, чтобы учить других, он везде должен был начинать, всюду должен был бороться с предубеждениями, препятствиями и враждою. Чувство одиночества проглядывает во всей его деятельности: только во Всевышнем он мог находить себе опору. Здесь в Карлсбаде с философом Лейбницем он обдумывал многие реформы для  России и в молитве искал решимости исполнить их.

Помолимся же о Петре I, молившемся здесь. Помолимся тою живою молитвою, которая состоит в общении души с Богом, в той искре Божией, которая горит в нас, которая горела и горит в живущем среди нас духе Петра I, которая должна пробудить нас разжечь тот пламень добра, который был зажжён Петром I».

Из книги «Русский православный храм святых первоверховных апостолов Петра и Павла

в Карловых Варах (к 110-летию со дня освящения)»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя