Анатолий Неёлов

В очередной раз чешскую столицу с гастролями посетил театр-студия импровизации «Чёрный квадрат». Украинские артисты порадовали чешских зрителей смелой, ироничной и моментами откровенной постановкой «Сексом дружбу не испортишь». Рождённый в 1991 году, сегодня «Черный квадрат» – один из самых известных и востребованных украинских театров. Более того, это ещё и неофициальный институт подготовки актёров. Перед представлением ведущий артист «Чёрного квадрата» Анатолий Неёлов пообщался с корреспондентом ПТ Анастасией Демченко о важности импровизации на сцене, отказе показывать зрителю «труп» и эрос и танатос в искусстве.

Анатолий Николаевич, Вы сказали, что Прагу посетили впервые, хотя в театре Вы – старожил. У вас такая большая труппа, что в командировку сложно пробиться?

Всё относительно: по сравнению с академическими театрами, конечно же, наша труппа маленькая: человек 60 актёров и ещё 20 обслуживающего персонала. А на гастроли отправляемся небольшим составом – за рубеж едут 4-5 человек. Наши спектакли можно увидеть в Израиле, Германии, Польше, Чехии и скоро мы отправимся в США.

У нас нет большой раздутой труппы. Хорошую историю могут сыграть один-два человека. Но мы даём в год 640 спектаклей, и это много! В Киеве играем на шести площадках, а в день у нас по два, а иногда и по три спектакля. Плюс мы много гастролируем по Украине.

Вы – театр-импровизация. Это значит, что на сцене может происходить абсолютно всё? Или всё-таки рамками сюжета вы ограничены? Как правильнее понимать этот термин?

Импровизация существует двух видов – чистая и грязная, точно так же, как и в жизни. Грязная импровизация, например: у вас есть день, и в этот день запланирована встреча в 19:00, обед в 14:00, выход из дома в 10:00… Но вы не всегда выйдете в задуманное время: будильник не сработал или не хотелось вам вставать. Другими словами, есть структура, через которую вы проходите, но она постоянно подвижная.

А чистая импровизация (немного трагичный пример): вы планировали доехать до дома и приготовить ужин, но по дороге попали в аварию, вас отвезли в больницу и все ваши планы перемешались. Такая импровизация – она без структуры.

Соответственно, и наши спектакли: у некоторых нет ни текста, ни структуры, есть только общая ситуация, и актёры импровизируют всё на ходу. А вот наш сегодняшний («Сексом дружбу не испортишь» – прим. ПТ) имеет жёсткий текст, но не в словах. Пьесы-то такой нет. Более того, сейчас я играю с одной актрисой, перед этим – с другой, а начинал (я играю его уже 12 лет) вообще с третьей. И каждая вносит что-то своё, новое, вплоть до того, что изменяются огромные куски. Она может сказать: «Ой, а мне это не нравится, давай сделаем по-другому!» И мы меняем. Носителем истории являются те, кто её исполняет.

У меня есть видеозаписи первых представлений этой постановки. И если мы сравним с сегодняшней, то процентов на 80 обновилось всё.

Получается, актёры в ваших спектаклях попутно выступают в качестве сценаристов?

Как и каждый из нас в жизни, даже Вы сейчас: Вы одновременно являетесь актёром (потому что разговариваете со мной), драматургом (придумываете контент, чтобы задать мне вопрос) и режиссёром (определяете темп, ритм и манеру поведения). В импровизации эти три функции слиты воедино, а в классическом театре они разнесены отдельно. Поэтому и разница в глубине проживания…

То есть такая импровизация будет более глубокой?

Она более честная. Импровизация – это создание произведения в момент исполнения. Известно, что все люди врут. Постоянно. Народ врёт правительству, правительство – народу. Мама врёт сыну, сын – маме. Начальник – подчинённому, подчинённый – начальнику. Театр – это место, где ложь узаконена, где человек, приходящий в театр, знает, что это играли неделю, месяц, пять лет назад. Его друзья это видели и посоветовали прийти. И он приходит, зная, что на сцене ему будут играть ложь. Особенно если это будет Шекспир или Чехов.

Но когда он приходит, он хочет увидеть, как прямо на его глазах человек страдает, мучается, переживает, смеётся. То есть живые эмоции рождаются прямо сейчас, в эту минуту. Ведь нет ничего хуже в театре, чем фраза «Всё пропало! Актёры знают текст». Они всё знают заранее. Я вижу, что это всё мёртвое.

Хороший спектакль – не имеет значение импровизация это или нет – должен быть здесь и сейчас, должны рождаться живые переживания. Это как кухня: мы готовим из-под ножа, свежее. А если мы это приготовили месяц, пять лет назад и пытаемся вас накормить тем, что пять лет как приготовлено, оно уже покрылось плесенью, умерло, и мы этот труп показываем зрителю! Этого делать нельзя.

Многие люди пишут, что ваши представления, ваши спектакли так глубинно затрагивают жизненные темы… И многие ходят на них со своей второй половинкой и говорят, что эти два часа заменяют месяцы, а то и годы психотерапии. Отмечают, что вам настолько удачно удаётся передать какие-то сокровенные аспекты отношений, что в некоторых парах конфликты разглаживаются…

Так чтобы импровизировать, нужно обладать объёмом личности…

Отсюда вопрос: при подготовке спектаклей вы консультируетесь с психологами?

И да, и нет. Во-первых, важная тщательная подготовка актёра. Ты выбираешь не столько человека с хорошим голосом или телом, сколько человека с интересной душой и развитыми мозгами. Дурак не может импровизировать. Глупый актёр в обычном театре – явление абсолютно нормальное. Это попугайчик, который только и может, что повторять выученный текст. В импровизационном театре он просто интеллектуально не сможет выполнить свою функцию.

Во-вторых, мы вынашиваем свои проекты. Иногда спектаклю нужно многократное рождение. Часто мы показываем кусочек – минут 10, а остальные смотрят, и человек двадцать это обсуждают и предлагают, что и как можно поменять. Рождение спектакля – это чаще всего труд десятков людей, которые накидывают, добавляют из своего жизненного опыта. И именно  смешение разных жизненных опытов даёт такую концентрацию.

То есть ваши спектакли реально живут своей жизнью?

Именно так. Спектакль «Сексом дружбу не испортишь» родился из этюда: сначала это была история на 15 минут, потом она разрасталась на 20, затем на 30, на 50 минут, сейчас спектакль вообще длится полтора часа… Он нарастает в процессе жизнедеятельности. Раньше в нём были другие истории, которые играли другие актёры. Потом он увеличивался, жизнь наращивает своё. Знаете, это как корабль идёт по воде и периодически под водой на него нарастают всякие ракушки. Также жизнедеятельность театра увеличивает объём.

Я начинал играть эту постановку, когда мне было 38. Сейчас мне 50. За эти 12 лет я изменялся: я читал много книг, учился, работал над собой и, соответственно, весь этот жизненный опыт вкладывал в спектакль.

 Все истории этой пьесы жизненные?

Да! Я играл её с самого начала, и получилось так, что придумывал её я, на 50 процентов она состоит из моих трудов. Все истории здесь настоящие, они взяты из жизни. Ведь жизнь придумывает лучше, чем мы. Она иногда так непредсказуема, что даже не верится. Главное, научиться подхватывать то, что жизнь тебе предлагает, быть чутким и внимательным.

С импровизацией всё понятно, но есть ли у актёров какие-то табу, ограничения, которые они ни в коем случае ни должны переступить?

Специальных, конечно, никаких ограничений нет. Ведь любой запрет – это точка, от которой можно оттолкнуться и придумать что-то интересное. Ограничения – это для слабых и неумных. Любое ограничение, которое нам диктует жизнь, – это вызов, с помощью которого можем развиваться дальше. Потому что не бывает негативного опыта, ведь негативный опыт – это рост! Ведь там, где нам хуже всего в жизни, мы выходим на следующий уровень своего развития. А там, где нам хорошо, мы стоим на месте и никуда не растём. «Чем хуже, тем лучше», – говорил Мао Цзэдун.

Известно, что «секса в Советском Союзе не было». Вы же сейчас даёте порой достаточно откровенные (тематически) представления для русскоязычных зрителей, в том числе и воспитанников коммунистических догм. Не смущает ли это каких-то ваших зрителей? Или, может, реакция в разных странах отличается?

Мы часто играем на теме секса, хотя у нас нет секса в спектакле! Это повод названием привлечь зрителя, но говорить мы будем не о нём. Аристотель сказал: «Человечество в искусстве и не в искусстве всегда будут интересовать две темы – эрос и танатос, секс и смерть». Если взять любой фильм, получивший «Оскара», то видим что там всегда присутствуют эти темы. Они не всегда напрямую выражены через постель или физический процесс, но натяжение между мужчиной и женщиной – это всегда предмет искусства. Даже если два мужика дерутся на шпагах, то за углом всегда стоит графиня. Мы этого не стесняемся, главное – не скатываться в пошлость, где анатомические подробности становятся важнее душевной составляющей. Тонкая грань, но для человека культуры это не должно быть проблемой. Конечно, мы сталкиваемся с непониманием: в той же Украине хватает зрителей с ханжеской точкой зрения. Не все люди способны выдержать откровенность.

Для информации:

«Чёрный квадрат» – единственный в Украине театр-студия импровизации, работающий по творческому принципу «живой» актёрской игры, основанной на импровизации – способе театральной игры, когда произведение рождается «здесь и сейчас», становясь аутентичным и неповторимым. Актёры и зрители полностью вовлечены в действие, которое, как правило, неожиданно как для первых, так и для вторых.

Основателем и художественным руководителем театра «Чёрный квадрат» является Анатолий Неёлов, профессиональный режиссёр, он же создатель метода сценической импровизации, практикующий бизнес-тренер, автор системы «Искусство игротехники», актёр, режиссёр и бессменный руководитель студии в течение 18 лет.

Под его руководством за двадцать лет работы созданы и показаны более 120 оригинальных и классических спектаклей, разработана импровизационная игровая структура «Чёрный квадрат», сформированы актёрские ансамбли и научно-методические системы. Коллектив является лауреатом городских, республиканских смотров-конкурсов и международных фестивалей. В активе театра – около восьмидесяти наград: дипломов, грамот и призов, в том числе Гран-при, Первые премии, звания лауреатов, награды за актёрскую работу и т. д.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя