Фото для иллюстрации

Олег Юрьев

Политический комментатор анализирует дебаты между бывшим послом ЧР в РФ и аналитиком Канцелярии Президента ЧР и находит в них параллели с произведшей впечатление взрыва бомбы статьи помощника президента РФ Владислава Суркова.

 

Каково место России в современном мире? Насколько наше государство самостоятельно в своём выборе? Задуматься об этом заставила дискуссия между бывшим послом Чехии в России Петром Коларжем и бывшим третьим секретарём посольства Чехии в России, а ныне аналитиком внешнеполитического управления Канцелярии Президента Чешской республики Петром Пирунчиком, прошедшая две недели назад в «Европейском доме» в Праге и посвящённая взаимоотношениям Россия – ЕС.

Честно скажу, удивила резкое, где-то даже экзальтированное неприятие бывшим послом сегодняшней России, её внешней политики: «Россия – агрессор. Ведёт себя как агрессор, нарушает принципы и нормы международного права и стремится нас, западные демократии, парализовать». Он считает, что Россия пошла на конфронтацию и ведёт против Европы «гибридную войну», в которой главным оружием выступают создание образа внешнего врага, дезинформация и «троянские кони». Под последними Петр Коларж имеет в виду европейских политиков, сомневающихся в ценностях либеральной демократии и единой Европы.

Бывший посол объявил, что Украина – «важный тест европейской политики», что вести с Россией дела и при этом ничего не делать для решения существующих проблем – разновидность коллаборационизма. Наконец, он назвал существующий конфликт «столкновением цивилизаций», ценностей либеральной демократии с ценностями суверенной демократии.

Не врать самим себе

 

Было видно, что даже Петр Пирунчик оказался несколько ошеломлен таким напором экс-посла. Тем не менее он аккуратно высказался о том, что конфликт России с США и ЕС – это следствие внутренних конфликтов третьих стран (Украина, Грузия, Сирия, Венесуэла и т.д.), ведь существующий внешний конфликт не может быть и не будет решён без снятия проблем в самих этих странах.

Петр Пирунчки отметил, что поиском, как внешних, так и внутренних врагов занимается не только Россия. «Мы делаем то же самое», – сказал аналитик. И эта ситуация, по его мнению, оказывается выгодной обеим сторонам, поскольку консолидировалась не только Россия, но и Европа тоже. Технологии «гибридной войны», по его мнению, использует не только Россия.

Чешский дипломат подверг сомнению правильность действий ряда западных политиков, которые однозначно поддерживают в сложной и противоречивой ситуации исключительно Украину. Подчеркнул, что из этой постсоветской республики «не получилось образца демократии». Петр Пирунчик высказал мнение, что в Украине развиваются процессы схожие с теми, за которые Запад критикует Россию. Упомянул, прежде всего, коррупцию, а затем обратил внимание на ценности, которые Пётр Порошенко предлагает украинскому народу, – «язык, церковь, армия». Тем самым он дал понять, что, говоря о «столкновении цивилизаций», надо решить, а куда относится Украина и почему. В заключение предложил «не врать самим себе».

Новое – это хорошо забытое старое

Интересно, что упоминание подзабытой «суверенной демократии» Петром Коларжем совпало по времени с появлением в московской «Независимой газете» статьи автора этого термина, помощника Президента Российской Федерации Владислава Суркова «Долгое государство Путина».

Главное достижение прошедших десятилетий, по его мнению, состоит в том, что «государство Россия продолжается», «стресс-тесты, которые оно прошло и проходит, показывают, что именно такая, органически сложившееся модель политического устройства является эффективным средством выживания и возвышения российской нации на ближайшие не только годы, но и десятилетия, а скорее всего на весь предстоящий век». Он называет четыре модели государства, существовавшие в российской истории: Ивана Третьего (XV-XVII века), Петра Великого (XVIII-XIX века), Ленина (ХХ век) и Путина (XXI век и далее).

В своём тексте Владислав Сурков, как бы отвечает на обвинения, высказанные Петром Коларжем: «Чужеземные политики приписывают России вмешательство в выборы и референдумы по всей планете. В действительности дело ещё серьёзнее – Россия вмешивается в их мозг, и они не знают, что делать с собственным изменённым сознанием». По его мнению, это связано с тем, что «сделанная в России политическая система пригодна не только для домашнего будущего, она явно имеет значительный экспортный потенциал, спрос на неё и на её отдельные компоненты уже существует, её опыт изучают и частично перенимают». Связано это, по мнению Суркова, в первую очередь с тем, что уже более десять лет назад Москва провозгласила, что суверенитет и национальные интересы имеют значение. Сегодня нетрудно видеть, что проявления деглобализации, ресуверенизации и национализма – повсеместны, убеждён Сурков.

Автор указывает на «важнейшие и решающие» военно-полицейские функции государства, которые «никто не прячет»; на бюрократию, которая ничего не скрывает и ведёт себя по принципу «все равно все всё понимают». При этом Владислав Сурков считает, что «наша система, как и вообще наше всё, смотрится, конечно, не изящнее, зато честнее» и справедливо указывает, что за счёт этого «в России нет глубинного государства».

Помощник президента утверждает, что «современная модель русского государства начинается с доверия и на доверии держится. В этом её коренное отличие от модели западной, культивирующей недоверие и критику. И в этом её сила». Доверие широких народных масс («глубинного народа», по определению автора) проявляется, прежде всего, в доверии к личности лидера, верховного правителя. «Умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно – уникальное и главное достоинство государства Путина. Оно адекватно народу, попутно ему, а значит, не подвержено разрушительным перегрузкам от встречных течений истории», – пишет помощник главы государства.

 

Тезисы и интерпретации

Конечно, не со всеми мыслями и суждениями Владислава Суркова можно согласиться. Более того, фактически их можно интерпретировать и так, что Россия для того, чтобы быть успешной, обречена на поиски сильного адекватного лидера, способного втягивать её за волосы в будущее. Что бывает, когда к руководству приходит слабый лидер, мы видели на примере Александра Керенского и Михаила Горбачёва.

Вообще тезис о том, что основным внутренним источником динамики нашей страны является особое доверие между «глубинным народом» и верховным правителем представляется более чем сомнительным и методологически бедным. Он не обладает эвристической, объяснительной функции – ничего не показывает и ничего не прогнозирует. Это не более чем красивый образ, прикрывающий научную пустоту.

Но Владислав Сурков повторил свою главную и, несомненно, справедливую мысль: суверенитет имеет значение. Можно предположить, что глобализация, интеграционные процессы, строительство «общих домов» – всё это был некий странный непродолжительный вывих, короткая, но тяжёлая болезнь европейской цивилизации. Просто Россия оправилась от неё раньше других. Так что вряд ли стоит говорить о столкновение цивилизаций, а если и говорить, то как о столкновении вируса с лекарством.

Европа – наш общий дом, а античность и христианство – наши общие корни. Будущее же – за национальными государствами, за национальными демократиями.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя