Фото: vzsar.ru

Очередная крупная авиакатастрофа унесла 41 человеческую жизнь. Авария подняла вопросы, которые требуют ответов: «Что это было несовершенство техники, недостаточное мастерство пилотов, неверные решения диспетчеров?»

Финал первомайских праздников в России в 2019 г. ознаменован печальным событием. 5 мая, в воскресный вечер, по новостным каналам страны показали горящий самолёт в клубах чёрного дыма. Трагедия произошла в аэропорту Шереметьево между 18.00 и 19.00. Самолёт Sukhoi Superjet 100 авиакомпании «Аэрофлот» вылетел из Москвы в Мурманск. После 28 минут в воздухе он пошёл обратно на посадку. Удалось приземлиться со второго раза. Когда лайнер коснулся полосы, его подбросило, подломились задние стойки шасси, загорелись оба двигателя. Из полыхающего судна началась эвакуация.

Бортпроводник Татьяна Касаткина рассказывает: «В нас ударила молния, была вспышка и хлопок… Со связью была проблема… Люди начали соскакивать с кресел и продвигаться, хотя самолёт был на скорости… Когда самолёт остановился, началась эвакуация… Пассажиров выталкивала, чтобы они не задерживались… каждого за воротник… Пассажиры говорят, что начали плавиться иллюминаторы, когда мы ещё катились».

Дмитрий Хлебушкин из подмосковного Королёва считает, что 5 мая – день его второго рождения. Говорит, что многие остались живы благодаря экипажу: «Где было темно, где была самая высокая температура, они (стюардессы – авт.) оттуда вытаскивали людей». В «Аэрофлоте» отметил, что эвакуация прошла быстро – 55 секунд при нормативе 90.

Лестница в небо

Для пассажиров бизнес-класса и следовавших за ним рядов – до десятого-двенадцатого – всё закончилось более-менее благополучно. Те, кто были в хвосте самолёта, погибли. 39 взрослых и 2 ребёнка. Большинство – жители Мурманска. Среди жертв – американец Джереми Хинтон Брукс.

В числе жертв катастрофы – молодой стюард Максим Моисеев. Он был в хвосте горящего лайнера, помогал пассажирам выбраться. Друзья и знакомые вспоминают, что Максим был весёлый, доброжелательный и всегда готовый прийти на помощь. Близкие рассказывают, что юноша грезил об авиации, и его мечта сбылась. 24 апреля ему исполнилось 22 года.

В память о погибших люди несут в аэропорты Москвы и Мурманска игрушки и цветы. В Мурманской области объявлен трёхдневный траур. Родственники погибших и пострадавшие получат выплаты от страховых компаний, бюджетную поддержку и денежные компенсации от  «Аэрофлота».

Как службы сослужили службу?

За трагедией следили с разных точек: из центра управления полётами, здания аэропорта, других лайнеров, затем прибыли пожарные, силовики, медики, журналисты. О состоянии пострадавших сообщила министр здравоохранения России Вероника Скворцова. По её словам, госпитализировано шесть раненых Люди в основном пострадали от ожогов и отравления продуктами горения. Помимо этого медики оказали помощь 14-ти пассажирам. Со всеми пострадавшими и родственниками погибших работают психологи.

Работу пожарных прокомментировал глава Минтранса РФ Евгений Дитрих. Он отметил, что возгорание удалось быстро ликвидировать: «Первая пожарная команда была через минуту после приземления горящего самолёта. В течение шести минут прибыли дополнительные подразделения пожарных. За 18 минут огонь был полностью потушен».

Следственный комитет РФ по факту происшествия возбудил уголовное дело по статье «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлёкшие по неосторожности смерть двух или более лиц».

Глава государства Владимир Путин «выразил глубокое соболезнование всем, кто потерял родных и близких в результате этого авиапроисшествия», сообщили в пресс-службе Кремля. Президент дал поручения провести максимально тщательное расследование случившегося и оказать всю необходимую помощь.

Одни спасали людей, другие – чемоданы?

Некоторые наблюдатели разглядели, что якобы отдельные граждане выбегали из самолёта с чемоданами. Это вызвало волну негодования в интернет-пространстве. Один из выживших в катастрофе – Михаил Савченко – призвал не осуждать тех, кто спасал имущество: «Это, наверное, самое сложное и неоднозначное во всей этой ситуации. Я не знаю, что сказать про людей, которые выбегали с сумками. Бог им судья… Не думаю, что хоть один человек в этом горящем аду хладнокровно и обдуманно тащил чемоданы. Не знаю, как работает психика в таких ситуациях, вопрос к экспертам».

Ситуацию комментирует специалист по вопросам травм, панических атак, психосоматических расстройств Оксана Анищенко: «Людям трудно смириться с тем, что произошло… Они подсознательно ищут виноватых в трагедии. Пытаются найти: кто помешал спастись? И люди с вещами ожидаемо вызывают гнев… Нами в любых ситуациях движут те механизмы, которые сформированы в обычной жизни. Как роботы, мы опираемся только на них». При анонимном опросе ПТ почти половина опрашиваемых призналась, что, возможно, они бы тоже постарались спасти документы и деньги.

Инженер Дмитрий Харинин, снявший пожар изнутри, сводит на нет всю дискуссию: «То, что эвакуацию тормозили те, кто тянулся за ручной кладью, считаю полным бредом. Многие вообще без ничего выскочили. Сам видел. Мужчина лет сорока, наверное, был вообще в одних носках».

Молния или человеческий фактор?

Следствие рассматривает несколько версий крушения самолета: недостаточная квалификация пилотов и диспетчеров, техническая неисправность, плохая погода. О молнии, ударившей в самолёт, говорят и пассажиры, и команда судна. «Я сидел возле иллюминатора и физически видел, что в правый двигатель два раза ударила молния. Было два очень громких удара и две вспышки, но двигатель не загорелся. Не знаю, работал он дальше или не работал, но он не горел…» – вспоминает Владимир Евменьков.

Командир самолёта рассказывает: «Из-за молнии у нас произошла потеря радиосвязи и переход самолёта в минимальный режим. Упрощённый режим прямого управления. Не могу сказать точно, почему произошёл удар о землю… Пожар возник после посадки».

Ряд авиаэкспертов говорят о том, что последнее время стали делать ставку не на мастерство лётчиков, а на технические достижения, передоверились электронике. Заслуженный пилот СССР Олег Смирнов считает: «Если он ушёл на второй круг, значит работали основные приборы… Дело в потере навыков командиров пилотировать самолёт вручную. Ради экономии делают компьютерных операторов, а не командиров корабля. Это проблема мирового масштаба».

Герой России Владимир Шарпатов, командир легендарного самолёта ИЛ-76, на котором был совершён побег из афганского плена в 1996-м, согласен, что пилоты теряют со временем мастерство, надеясь на технику. В интервью ПТ рассказал, что когда летал он, то «небеса одолевали врукопашную». По поводу трагедии в Шереметьево Шарпатов полагает: после удара молнии отказала энергосистема, летчик сделал всё, что мог.

Опасен ли Sukhoi Superjet 100, как его малюют?

Сразу после катастрофы в Шереметьево началась дискуссия, насколько безопасен Sukhoi Superjet 100. Напомним, что это первый российский самолёт, разработанный с использованием исключительно цифровых технологий проектирования. Много комплектующих американского и европейского производства. Финансирование проекта идёт за счёт средств федерального бюджета. На сегодня выпущено чуть более 180 самолётов.

С начала испытаний и производства произошли две катастрофы и две аварии с пострадавшими. В 2012 г. в Индонезии погибли 45 человек. В 2013 г. в Исландии жертв удалось избежать.

Ряд международных компаний оказались от сотрудничества, в частности, из-за качества послепродажного обслуживания. Также ряд экспертов считают, что Sukhoi Superjet 100 нуждается в доработке. По мнению авиаэксперта Вадима Лукашевича, экипаж в шереметьевской катастрофе отработал профессионально: «Молнии попадают почти в каждый самолёт, это не какая-то чудовищная ситуация. Автоматика в таком случае не должна вырубаться. Почему это произошло – совершенно непонятно».

В «Росавиации» заявили, что снимать с производства и выводить из эксплуатации Superjet 100 не планируется. Окончательный ответ по поводу причин катастрофы даст комиссия по расследованию.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя