Павел Крайнов - Пражский Телеграф

Одной из наиболее ярких картин прошедшего в Чехии II фестиваля «Новый русский фильм» был фильм «Варавва», в основу которого легла судьбе библейского персонажа, убийцы Вараввы, которого толпа иудеев отпустила на свободу, отправив вместо него Христа на крест. Главную роль в фильме сыграл молодой артист Павел Крайнов, который прилетел в Прагу, чтобы лично представить фильм зрителям. О детстве в артистической семье, жизни без работы и профессиональной непригодности Павел Крайнов рассказал в беседе со специальным корреспондентом ПТ Натальей Бешегой.

Павел Евгеньевич Крайнов (род. 28 января 1985 года, в Москве, Россия) – актёр театра и кино.

В 2006 г. окончил Московский авиационный институт (МАИ) по специальности «Радиоэлектроника летательных аппаратов». В 2009 г. окончил Всероссийский государственный институт кинематографии (ВГИК), мастерскую народного артиста России Всеволода Шиловского.

В 2009–2012 гг. – актёр Московского драматического театра им. К. С. Станиславского.

В 2013–2016 гг. – актёр Московского государственного театра «У Никитских ворот».

Работал в театре-студии Всеволода Шиловского (2009–2012 гг.), электротеатре «Станиславский» (2013–2016 гг.), театре-студии «У Никитских ворот». Номинирован на премию «Золотая маска» за роль в спектакле «Салемские ведьмы».

Фильмография артиста насчитывает свыше 40 фильмов. Главными фильмами актёра считаются «Пока цветёт папоротник» (2012 г.), «Цена любви» (2013 г.), «Варавва» (2019 г.).

Павел, почему Вы стали актёром? Ведь Вы долгое время тренировались в каскадёрской команде Константина Капустина. Более того, окончили МАИ по специальности «Радиоэлектроника». Актёрские корни взяли своё?

Думаю, да. Мне посчастливилось родиться в творческой семье. Моя бабушка, Людмила Викторовна Габелая, легендарный директор картин «Утомлённые солнцем» и «Курьер». Она знает Никиту Михалкова, Андрея Кончаловского и многих других. С детства я вместо школьных лагерей присутствовал на съёмочной площадке. И кроме этого, я, в общем, больше ничего не видел. Мама, Светлана Крайнова, на протяжении многих лет занимала должность финансового директора кинокомпании, а мой дедушка, Пётр Деметр, известный артист и один из основателей театра «Ромэн». Поэтому корни, наверное, откуда-то оттуда. Но родители сказали: «У мужика должно быть фундаментальное образование, а потом будешь заниматься всем, чем хочешь». Вот я отучился в МАИ, а потом уже поступил во ВГИК.

Нравилось учиться?

В МАИ – нет. Я работал в кино, начиная с первого курса.

А что с каскадёрством?

Для меня это спорт и не более того. В тренажёрном зале я познакомился со своим будущим тренером по фехтованию, у которого потом тренировался 10 лет. Позже у нас были шоу-программы, съёмки в кино. Например, в «300 спартанцев» мы ездили работать как каскадёры второго плана. Но я никогда не считал увлечение каскадёрством работой. Просто мне это было в кайф.

А радиоэлектроника?

Я даже не знаю, что это. Когда мы выпускались из МАИ, наш дипломный руководитель вначале вручил дипломы отличникам, а потом обратился к тем 80-ти людям, которые мало что понимали в радиоэлектронике. Он сказал: «Я вас умоляю, только не идите работать в эту профессию. Из-за таких, как вы, падают самолёты». И на этом моя любовь к этой профессии закончилась.

Но технический вуз даёт очень правильное формирование мысли. И я рад этому, потому что прекрасно понимаю, что могу устроится с таким дипломом на любую работу. И очень печально видеть ребят – выпускников театрального вуза, которые сидят на ступеньках в театре… Поэтому я очень благодарен своим родителям, которые сказали: «Сначала давай нормальное что-нибудь, а потом…»

Вы с первой попытки смогли стать студентом ВГИКа, но обучение Вам давалось нелегко. Что служило причиной?

Несмотря на то, что я был одним из самых старших на курсе, первые месяцы занятий стали настоящим испытанием для меня. И когда я долго не мог втянуться в учёбу, мой педагог Всеволод Шиловский сказал: «Если за 1,5 года я не увижу никаких изменений, то я просто выкину тебя из курса. Потому что лет тебе уже ”нормально”, и если ты не оправдаешь то, что тебе дано визуально, фактурно, внутренне, ты просто останешься без работы. А я не хочу выпускать в свет людей, которые будут профессионально непригодны. И так профессия очень сложная».

А как Вы себя мотивировали? Где искали вдохновение?

Я просто делал то, что мне нравится. Вот и всё. В какие-то моменты было очень тяжело. Когда я выпустился из ВГИКа, два года у меня вообще не было работы. Но я продолжал работать в администрации кино, потому что надо было на что-то жить. Были ситуации, когда я думал, что нужно со всем этим вообще завязывать. Когда я принимал такое решение, тут же раздавался телефонный звонок и мне говорили «тебя утвердили». И я ехал сниматься. Потом мне опять звонили… И вот так профессия актёра держит меня всё время на грани.

Многие Ваши театральные коллеги считают, что не все роли желанные, и именно они делают театр рутинным занятием. Согласны ли Вы с этим?

Да, конечно. Но мне повезло. У меня всегда были только главные роли в театре. За такую фактуру спасибо моим родителям. Когда-то Всеволод Шиловский сказал мне: «Тебя не будут ставить назад, потому что ты будешь выше всех, и этим ты будешь отвлекать на себя внимание. Поэтому ты либо будешь играть главные роли, либо не будешь играть вообще». И действительно, пока я работал в театре, играл много и только основные роли. Сейчас я ушёл из большого репертуарного театра.

О фильме «Варавва»

Картина «Варавва» основана на библейском сюжете о распятии и воскресении Христа. Главную роль – отпущенного толпой вместо Иисуса убийцу Варавву – сыграл Павел Крайнов. Обретя свободу, Варавва отправляется на поиски истины. Он пытается понять, действительно ли проповедник, казнённый вместо него, Сын Божий? На пути к разгадке Варавва обнаруживает неожиданную связь с Иудой, переосмысливая свою собственную жизнь…

Фильм получил приз за лучшую операторскую работу на фестивале «Амурская осень», диплом I степени в конкурсе игровых полнометражных фильмов на фестивале «Святой Владимир». Павел Крайнов был награждён за лучшую мужскую роль на Международном православном Сретенском кинофестивале «Встреча».

Картина Евгения Емелина «Варавва» завоевала любовь зрителя. Это определённо успех, учитывая, что это дебют Емелина в киноматографе. Вы без скепсиса отнеслись к роли в фильме начинающего режиссёра?

Я вообще об этом не думал, потому что на то время это была моя вторая роль в кино. Может, если бы это случилось сейчас, всё было бы по-другому… Когда меня утвердили на «Варавву», то одновременно с этим предложили работу в очень известном медийном проекте Первого канала. Но так как графики работ пересекались, я отказался от проекта. Сейчас люди после того проекта – звёзды российского кино, снимаются… А я здесь. Но на самом деле, если отмотать, я бы всё равно так поступил.

Сложно ли Вам далась главная роль одного из самых противоречивых библейских персонажей Вараввы?

Да. Но не в процессе, а потом. После того, как мы это сделали, у меня был очень долгий перерыв – год. Мне предлагали съёмки в фильмах про ментов, адвокатов… Но мне не хотелось больше ничего играть, кроме театральных вещей.

А в саму роль тяжело вживались?

Когда я пришёл на пробы, мне предложили роль Иуды. Я сказал, что мне это неинтересно. Тогда мне дали выучить слова Вараввы. И когда я отыграл, они сказали, что «так никто не делал». Видимо, это было внутри меня, и значит это было моё. Тяжело было эмоционально, потому что в фильме много внутренних и внешних эмоциональных сцен. Технически сложно: 1,5 часовой грим каждый день, часовой перегрим в обед, потому что всё отклеивалось из-за жары.

Насколько сложно Вам оценивать свою работу, её конечный результат? Что для Вас является мерилом?

Очень сложно. Я не могу на это смотреть. Я принимаю себя очень тяжело. Я никогда не хожу к play back к экрану. Я говорю: «Если вы говорите, что вас устраивает, значит я вам верю». Но когда мы снимали «Варавву», я практически каждый дубль подходил к монитору, потому что понимал, что нужно советоваться и плюс у меня были какие-то свои мысли.

Мне мало что нравится. Я очень люблю красивое и умное кино. Кино в большом смысле этого слова. А у нас я такого практически не вижу. И всё то, что мы снимаем, мне в основном не нравится категорически. Я делю наш кинематограф на две категории – «стыдно» и «не стыдно». Есть роли, за которые мне «не стыдно», а есть «лучше бы этого никто не видел». Потому что это и плохая драматургия, и сыграно не очень, так как нет времени… Вот за «Варавву» мне абсолютно не стыдно, и очень хотелось бы, чтобы мои близкие и родные его посмотрели. 

Насколько легко Вы отпускаете уже сыгранную роль?

Мне кажется, что легко. Но кто-то мне говорил, что «ты очень долго из этого выскакиваешь». С «Вараввой» я долго сживался. Здесь другая история, когда ты ею живёшь. Мы снимали 1,5 месяца подряд с одним выходным в неделю. Несмотря на то, что я спал по 2-3 часа, я не хотел спать. Когда я просыпался, то сразу же был готов работать. Я был абсолютно на другой энергии. И весь фильм был снят на энергии. Вот это и потрясающе в этом кино. Сейчас было бы всё по-другому. Мы меняемся. И сегодня я другой и режиссёр другой. И снимали бы мы по-другому, и играли бы по-другому. Но тогда нам казалось, что нужно именно так, и делали всё на сто процентов честно.

Бывало такое, что хотелось бы переиграть некоторые фрагменты?

Да, конечно. Каждый раз… В чём прелесть театра – что ты можешь это изменить, а в кино ты один раз сделал и всё – это так и останется. Но иногда есть какие-то сцены, которые сейчас я бы, наверное, так не сделал. Потому что в чём-то я становлюсь чуть более циничным, где-то более закрытым. Семь лет назад я был более открыт и более наивен. Сейчас я могу это сыграть, но это будет игра. А тогда это было внутреннее ощущение. И это разные вещи. Это не хорошо и не плохо, это нормально, это наше развитие, наш путь. 

Кто вдохновляет Вас в творчестве?

Конечно же, моя мама, которая верит в меня безоговорочно. Мне иногда кажется, что я пошёл во ВГИК, потому что это была её мечта. Мой учитель, мастер, который поверил в меня и открыл мне путь в профессию. Многие наши советские артисты, например, Вячеслав Тихонов. Я обожаю «Доживём до понедельника», «Проверки на дорогах», «Неоконченную пьесу», «Без свидетелей», «20 дней без войны»… Это гениальное кино.

Какую картину из недавно увиденных Вы бы посоветовали кинолюбителям?

«Холодную войну» Павла Павликовского. Я считаю, что это лучшее кино, которое я посмотрел за последние года два. Это история уже повзрослевших Ромео и Джульетты – молодых людей, которые проходят через большие испытания на пути к друг к другу. Это очень качественно и потрясающе сделанное кино. После просмотра фильма я был в восторге.

Мне очень понравился последний триллер «Дом, который построил Джек». Это жёсткий психологический фильм о сегодняшнем мире. Это жуткая реальность на экране. Слабонервным лучше не смотреть, но это честно. В Каннах этот фильм половина зрителей освистала, а половина приветствовала стоя. Здесь определённая грань: кто-то примет, а кто-то скажет, что нам такое кино не нужно. Для меня этот фильм – провокация.

А Вы за честность?

Абсолютно, а зачем тратить время?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя