Юрий Борисов: «Самая сложная роль – когда надо общаться со злом» - Пражский Телеграф

Молодой и очень популярный российский артист Юрий Борисов стал одним из самых ярких участников II кинофестиваля «Новый русский фильм». Он представлял картину «Бык», которая в 2019 году получила первый приз Карловарского кинофестиваля в номинации «На Восток от Запада». Юрий Борисов нечасто даёт интервью, тем более ценным стал его разговор со специальным корреспондентом ПТ Яной Борониной.

Юрий Борисов – личность весьма скрытная. Насколько мне известно, в Вашем актёрском договоре даже имеется пункт, по которому Вы не обязаны давать интервью. С чем это связано?

Потому что иногда в этом нет смысла. У всех есть своя работа, и иногда бессмысленно давать интервью, потому что моя работа заключается совершенно в другом. А интервью имеет смысл как дополнительное внимание к фильму, в котором я снялся, либо ещё к чему-то для того, чтобы в результате было больше работы. И чтобы иметь возможность отказаться существует данный пункт в моём договоре.

Ваша цитата: «Я хочу сниматься в кино, как мне туда попасть?» Как действительно это произошло с Вами?

Я захотел сниматься в кино, когда мне было 17 лет. Я сделал себе фотографии и пошёл разносить их во все перспективные, по моему мнению на тот момент, места. Везде мне говорили: «Ты идиот, ничего у тебя не получится». Но в какой-то момент я шёл по «Мосфильму», и одна девушка остановила меня и спросила, актёр ли я. Через 5 минут она дала мне сценарий, познакомила с режиссёром. На следующий день были пробы, и через неделю меня уже утвердили на первую главную роль. Это был сериал для Первого канала «У каждого своя война».

Вы говорите о том, что Ваши персонажи слишком отличаются от того, какой Вы на самом деле в жизни. Какой же Вы вне камеры?

Этого я не знаю. Никто не знает, какой он. Люди, которые меня окружают, могут что-то рассказать обо мне, и это не будет правдой. Каждый человек за всю жизнь проходит миллиарды этапов, и в каждый из этапов это новая личность. Нельзя говорить с восхищением или недооценкой: «Да, я знаю этого человека, он такой и такой». Каждую секунду человек меняется в худшую и в лучшую сторону.

В одном интервью Вы сказали следующую фразу: «Надо стать востребованным актёром и двинуться на Запад». Вы сейчас весьма востребованы в России. Хочется чего-то большего или Запад для Вас это всё-таки творческий ориентир?

Я двигаюсь на Запад и в скором времени буду сниматься здесь. Посмотрим, как это будет развиваться. Никогда не знаешь, что произойдёт. Но я двигаюсь.

Что Вы думаете о состоянии современного российского кинематографа? Если, допустим, сравнивать его с кинематографом Марка Захарова или Эльдара Рязанова?

Если сравнивать с советским кинематографом, то можно сказать, что у нас всё плохо. Потому что в то время была определённого рода система, которая была основана даже не на деньгах, а на других ценностях, которые мы окончательно утратили. Это не хорошо и не плохо, просто всё вот так изменилось. Сейчас это капиталистическая форма российской индустрии. В первую очередь это бизнес. Тут всё основывается на деньгах. Но в российской киноиндустрии денег не так много, как, например, в Европе или Голливуде. Соответственно, всё хуже, чем там. Нужно активно взаимодействовать! Я считаю, пора объединиться в одну большую планету и начать развиваться дальше. Пока этого не происходит. Российская киноиндустрия всё-таки слабая, но всё больше при этом взаимопроникает в Европу и в Америку

На каких фильмах Вы росли? Был ли у Вас какой-то творческий вдохновитель?

Мне кажется, творческие вдохновители встречаются на пути каждого человека в разные периоды времени. У меня тоже были в разные периоды разные люди. Я рос не на фильмах, а на мультфильмах и клипах МузТв и MTV. Телевизор формировал меня всё мое детство, пока я и не поступил в театральный институт и не уехал из дома, и меня не начали насильно знакомить с этим.

На Вашем счету множество фильмов о войне. Узрели в Вас тот самый солдатский типаж. И вдруг «Бык». Как Вы получили эту роль? Насколько она Вам близка?

Так получилось, что мы познакомились с Борей, он дал сценарий. Мне сценарий стал понятен, и я захотел сыграть главного героя. Мы сделали пробы и в результате тернистого пути запуска стали работать. Это отдельный большой разговор.

По поводу того, что много военных фильмов… Просто в какой-то момент я не уследил за тем, что важно отказываться от чего-то, что очень сильно похоже на предыдущее, иначе ты закрепишься на одном месте. Я уже давно не играю военные роли, при этом меня постоянно во всех интервью спрашивают, не надоело ли мне играть в военных фильмах. Но я уже давно этого не делаю. То, что уже вышло на данный момент, так широко ещё не известно, какие-то картины ещё вообще не вышли, их выход планируется в ближайшие два года.

Что Вам помогает вжиться в роль?

Всегда по-разному. Для того, чтобы жить в кадре, тебе нужно ничего не играть. А для того, чтобы ничего не играть, тебе нужно изменить свою органику. У каждого человека есть привычки, и этими привычками можно управлять. Эти привычки со временем перерастают в психофизический портрет человека.

Допустим, если у тебя есть травма колена и ты хромаешь и будешь хромать в течение нескольких месяцев, у тебя изменится походка и осанка. В результате у тебя начнёт по-другому смотреть левый глаз и так далее. Таким образом ты полностью изменишься как человек. Можно понять в зависимости от роли, кем работает этот человек, из чего состоит его день. Ты должен понять очевидные вещи физиологии человека и пытаешься это в жизни делать для того, чтобы тело и всё остальное изменилось.

Бык заикается, и когда люди привыкают к тому, что ты заикаешься, у тебя полностью меняется самопозиционирование, и ты понимаешь в этот момент своего персонажа. В каждой роли есть очень много всего. Самое интересное – вылезать из роли. Бывает, что это сложно сделать.

Какая роль для Вас была самой сложной?

Роль, где нужно внутренне общаться со злом. Потому что когда ты играешь человека, который делает что-то плохое, ты сам для себя это плохое берёшь. И в результате это потом несёшь. Но в жизни тебе нужно это компенсировать, и в такие моменты оттуда порой сложно вылезать. Хотя никто об этом не думает, и большинство людей вообще не поймёт, о чём я говорю.

Один раз у меня была сложная роль. Я для себя придумал, что мой персонаж общается с дьяволом. И на протяжении какого-то времени это играл. Я просто представлял, как я общаюсь с дьяволом, и инициировал этот внутренний диалог. Потом я очень долго вылезал оттуда, ушёл в далёкие дали и не понимал, зачем я вообще это делал. А потом решил, что больше я этого делать не буду, потому что оно того не стоит.

Вас периодически посещают мысли уйти из кинематографа. Это порыв, который, по-Вашему, присущ многим деятелям киноискусства. В чём Вы могли бы найти себя, если бы не актёрская деятельность?

Я бы хотел что-то делать руками. Мне нравится дерево, я бы, может, хотел делать мебель, дома строить. Мне очень нравится природа. Вчера познакомился с Фёдором Конюховым, он для меня всегда в жизни был и остаётся ориентиром важным, с внутренней гармонией и целостностью. Я бы хотел быть ближе к природе, чем я сейчас есть. И хотел бы, чтобы вся моя семья тоже была ближе к природе, потому что, мне кажется, это основа. К сожалению, сейчас человечество это теряет,  но оно туда всё равно вернётся, потому что всё это движение – это так или иначе внутреннее стремление человека.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя