Тимур Сулейманов: “Фотография – это образ жизни!”

    0
    26

     

    11 февраля в винном баре «Noble Club 1357» прошло открытие выставки под названием «…Кусок жизни…» фотографа Тимура Сулейманова, члена союза фотохудожников России, обладателя престижной европейской премии Рудольфа II «За вклад в искусство в области фотографии». «Духовный отец» выставки, вице-президент Академии искусств им. Масарика Карел Корнелиус Кучера поприветствовал всех собравшихся, а желающих полюбоваться интереснейшими работами фотохудожника из Уфы было немало. Искрилось вино, в руках Александра Шонерта разговаривала скрипка, фотографии Тимура артистично отбрасывали блики…

    Тимур, был ли в вашей жизни переломный момент, когда вы точно решили для себя: «фотография – моя судьба!»? И когда это произошло?

    В моей жизни в Уфе наступило время, когда я просыпался утром и понимал, что сегодня похоже на вчера. Работа директора PR-агентства заключалась в установке рекламных щитов, поиске заказчиков – рутина, связанная с хождением по кабинетам, общением с чиновниками. Надоело все. Надо было уезжать, и я уехал. Мне захотелось творчества! Я окончил Академию фотографии и переехал в Москву. Как сказал Макс Фрай: «Будьте осторожны со свои мечтами. Они иногда сбываются!» Мой опыт показывает, что так оно и есть. Сбываются – рано или поздно.

    Сложно в Праге пробиваться иностранцу?

    Безусловно. Всегда сложно пробиваться на новом месте. Я жил в Москве, где условия жизни, конечно, гораздо суровее, чем в Праге. Конкуренция повсюду, но в Праге она другого рода. Здесь отдают предпочтение цене, а не качеству.  Та же работа, намного хуже, но за меньшие деньги. Но такая непритязательность, я думаю, –  явление временное.

    С какими известными журналами вам довелось сотрудничать?

    Из чешских – «City Style», «Euroweekend». Сейчас сотрудничаю с такими изданиями, как «Coiffure de Paris», «STATUS magazine», «Womens Club», «Стильные Прически», «Blesk». У нас заключен контракт с журналом «Hair Club». В свое время я сам являлся арт-директором журнала.

    Есть ли у вас учителя, люди, на творчество которых вы ориентируетесь?

    У каждого состоявшегося художника присутствует свое видение мира. Безусловно, есть множество фотографов, которые мне нравятся, которые создают совершенно потрясающие вещи. Но это не значит, что я буду снимать так же, пользоваться той же самой техникой, потому что это – не мой «взгляд».

    Вы работаете с цифровой или пленочной камерой?

    Я работал с пленкой и продолжаю это делать. Все, что вы можете увидеть на выставке, – это пленка. Первый вопрос, который мне задают, увидев мои работы: «Это Photoshop? Как это сделано?» Я устаю отвечать, что все это ручная печать, без применения Photoshop. При помощи программ любой может сделать подобные вещи. Фотографии из серии «Город, пожирающий людей», «Клаустрофобия» – это все кропотливая работа под увеличителем.

    Тимур, в каком стиле вы работаете? Как вы могли бы охарактеризовать свое творчество?

    Мрачно-депрессивное (смеется). Я так вижу эту реальность. Меня интересуют такие чувства, как страдание, грусть. Сейчас уже начал работу над серией фотографий на тему старости. В планах съемка, посвященная жизни и творчеству Ахматовой и  Вертинского. Как известно, это люди с непростой судьбой.

    Конкурируют ли сейчас между собой живопись и фотография?

     

    В живописи существуют разные направления, и фотография – всего лишь одно из них. Можно писать маслом, можно рисовать карандашом, а можно фотографировать.

    Нельзя сказать, что сейчас она вытесняет живопись. Каждый коллекционер интересуется каким-то определенным направлением. А для кого-то вовсе непонятно, почему «мазня» маслом стоит двести миллионов долларов, ведь в реальности эта цена ничем не обоснована. Куда убедительнее смотрелись бы золотые слитки на ту же самую сумму. Но все эти слитки похожи один на другой, а любая картина, написанная для нескольких галерей, и любая фотография, отпечатанная с одного и того же негатива, единичны и неповторимы.

    Чем отличаются пражские ценители искусства от московских?

    В Москве, в основном, собирается молодежь. Людям  просто интересно узнать, кто это там выставляется. Забавная ситуация: на выставке они все переснимали мои фотографии на свой фотоаппарат. В Праге же, больший интерес к моим работам проявила та самая, творческая интеллигенция. Соответственно, и разговоры были немного о другом. В Москве еще нет такого количества ценителей прекрасного. На самом деле, из 100%, возможно, 30 – понимают современное искусство и только 10 –  каким-то образом способствуют его продвижению.

    Хотелось бы узнать о том периоде, когда пражская Академия наградила вас премией. С чего все началось, и насколько эта премия ценна для вас?

    Началось все с Международного месяца фотографии в Москве «Фотобиеннале» в музее современного искусства. Одна из кураторов пригласила меня поучаствовать в этой выставке. На открытии присутствовал Карел Корнелиус Кучера, который заинтересовался моими работами. Он захотел увидеть их в Праге, и нам осталось обсудить только технические моменты. На премию Чешской Академии искусств я был номинирован за серии фотографий «Город неприкаянных людей», «EXIT», «Город, пожирающий людей» и «Клаустрофобия», снятых мною в период 2006 – 2008 гг. Многие из этих работ вы можете увидеть на выставке. Что касается  ценности этой премии, то достаточно вспомнить, что  ее обладателями являются такие всемирно известные фотохудожники, как Йозеф Судек, Ян Саудек (ярчайший из ныне живущих фотохудожников) и многие другие: это, безусловно, – достижение.

    Большое место в вашем творчестве занимает тема городов. Почему местом для жизни вы выбрали именно Прагу? Она очень контрастирует с Москвой, что именно вас в ней привлекло?

    Наверное, каждый человек ищет город «для себя». Я не люблю нависающие над головой небоскребы. Москва всегда пугала меня своими масштабами и нездоровым гигантизмом. Так сложилось, что Прага «легла мне на душу».

    Среди ваших работ множество фотографий с изображением женщин. Для вас существуют какие-то стандарты женской красоты?

    Как для фотографа, или – как для мужчины? (Смеется). Для любого художника самым благодарным занятием является изображение женщины. Для человечества ничего красивее женщины в природе нет. Любая фотография уже прекрасна сама по себе. Существует такой забавный парадокс: даже при нарушении всех композиционных законов изображение женщины все равно притягивает. С этим не поспоришь.

    Как мужчина…(задумался) Так случилось, что мы все разделены на два пола, каждый из которых вечно стремится познать другой. Я до сих пор изучаю женщин, меня многое удивляет. Я не могу категорично утверждать, что мне нравятся блондинки с голубыми глазами. Но и сказать, что мне все равно, – лишь бы человек был хороший, – тоже не могу. Все-таки люди, которые занимаются визуальными видами искусства, очень притязательно относятся к тому, что видят или хотят изобразить. Что я могу рассказать вам о женщинах, о любви…Может, лучше о любви к Родине? (Смеется).

    А что для вас Родина?

    Место, где я родился, наверное. Хотя государства, в котором я родился, не существует. Моя Родина, все-таки, – СССР, поэтому сложно определиться. Именно это государство дало мне бесплатное образование и могло что-то гарантировать. Нынешняя Россия не может дать никаких гарантий.

    Как вы чувствуете себя в условиях кризиса? Он вас затронул?

    Да, конечно. Поскольку я занимаюсь не только артовой, но также рекламной, и фешн-фотографией, могу сказать, что кризис не обошел и этот сектор. Особенно, в России. Это, в первую очередь, конечно, связано с неграмотной маркетинговой политикой.

    Занимаетесь ли вы преподавательской деятельностью? У вас есть ученики?

    В России я довольно часто даю мастер-классы по фотографии и композиции. Сейчас предполагается открытие курсов в Праге для русскоязычного населения. Все-таки, фотография – это технический процесс, и нет смысла идти учиться на чужом языке, не зная основных терминов. Например, среди русских фотографов диафрагму принято называть «дыркой»; так же, как и в любом языке присутствует свой сленг. Каждый язык сам развивает эти термины.

    Вы гонитесь за прогрессом в отношении техники и технологий?

    Начнем с того, что каждый фотограф «сидит» на какой-то определенной марке фотоаппарата. Я, например, использую «Cannon». Для одного аппарата существует ряд объективов, поэтому если я захочу сменить марку, предположим, на «Nikon», мне придется сначала избавляться от всех составных частей. Что касается прогресса, то цифровые технологии развиваются быстрее. В пленке – в среднем формате – за 6-7 лет ничего нового не появляется. Поэтому я не спешу менять фотоаппарат.

    Что нужно учитывать при выборе фотоаппарата, кроме количества мегапикселей, которое большинство считает главным критерием?

    Сейчас, выбирая камеру во всей широте спектра, очень сложно сориентироваться.

    Количество мегапикселей, на самом деле, – не показатель. Все зависит от того, для какой цели вам нужен фотоаппарат. Если вы собираетесь печатать фотографии формата «10 на 15», то главное условие, на мой взгляд, – это удобство использования.

    Вас не раздражают люди, которые, только при наличии дорогой профессиональной техники, громко называют себя фотографами?

    Раздражают. Но, если к этому вопросу подойти философски, то все зависит от заказчика. Если он согласен в три раза меньше платить за то, чтобы «как бы, фотограф» сделал  «как бы, фотографию», то это –  проблема заказчика. Здесь нужна масса профессиональных знаний, и доступность техники еще не делает тебя фотографом. Я могу делать уколы, но это не значит, что я возьму скальпель и назову себя хирургом.

    Вы часто посещаете выставки других фотографов?

    По возможности, стараюсь попасть на выставки, проходящие в Москве. Я оцениваю чужие работы, в первую очередь, как зритель, а не критик. Я не ищу ошибок. Подробности меня не волнуют. Важен конечный результат. Фотография – это на 100% творческий процесс. Человек снимал, как видел. Не зря импрессионисты говорили, что искусство не предполагает наличие прекрасного. Это, прежде всего, самовыражение. Если меня не «зацепила» фотография, значит, я чего-то не понял. Скорее всего, я пройду мимо, но критиковать не стану.

    Какие направления существуют  в вашей творческой деятельности, помимо фотографии?

    Думаю, что как только появится возможность, напишу книгу. Задумок масса. Со временем к каждому человеку приходит осознание того, что он хочет сказать этому миру. Не важно, в какой форме он это сделает. Но, опять же, не каждому есть, что сказать.

    Выставка «…Кусок жизни…» – первая в Праге?

    Первая, но не последняя. Она продлится до конца марта. Во-первых, я еще не показал все, что у меня есть. А во-вторых, сейчас в работе находится то, что я еще хотел бы предложить зрителю. Для меня фотография – это образ жизни!

    Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 184 остальным подписчикам.
    Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-src=
    Предыдущая статьяТемное пиво приходит в Россию
    Следующая статьяВЛАДИМИР ГОЛОВНЁВ: «ЖИЗНЬ – КОМАНДНЫЙ ВИД СПОРТА»

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Введите Ваш Комментарий
    Введите Ваше Имя