Константин Лавроненко: «Каждый хочет то, что он хочет, каждый получает то, чего он заслуживает»

    0
    13

    Константин Лавроненко начал сниматься в кино ещё во время обучения в Школе-студии МХАТ, исполнив роль в фильме «Ещё люблю, ещё надеюсь». Однако настоящего успеха ему удалось добиться только спустя два десятилетия. Это произошло благодаря сотрудничеству с режиссёром Андреем Звягинцевым, который в 2003 году пригласил его на главную роль в своём дебютном фильме «Возвращение», завоевавшем Гран-при Венецианского кинофестиваля. Работа во втором фильме Звягинцева «Изгнание» принесла Лавроненко приз за лучшую мужскую роль на Каннском кинофестивале 2007 года. Так, Константин Лавроненко стал первым российским актёром, получивший «Пальмовую ветвь».

    После роли в фильме «Изгнание» Лавроненко стал мировой знаменитостью и начал сниматься не только в России, но и на Западе, им заинтересовались такие мэтры, как Стивен Спилберг и Уильям Фридкин. Однако актёр никогда не любил шумихи вокруг своей персоны, не любит её и сейчас, а пришедшие к нему славу и популярность воспринимает как результат «мощнейшего труда». О возможности выбора, славе голливудских звёзд и о жизни в кино Константин Лавроненко рассказал в интервью шеф-редактору «Пражского телеграфа» Наталье Судленковой.

    Константин, на Вашем счету и «Золотая Пальмовая ветвь» из Канн, и венецианский «Золотой Лев». Изменилось что-нибудь в Вашей жизни после свалившейся славы?

    Актёрская судьба непростая. Всё складывалось прекрасно, у меня было много работы. Может, благодаря серьёзной работе и хорошим учителям и приходят какие-то признания, награды, но это не является целью. Конечно, это прекрасно, это даёт силу, какие-то дополнительные моменты, и ты можешь выбирать, что я и делаю всё время — постоянно отказываюсь от каких-то работ, потому что очень много плохих предложений. Это происходит у всех: пока у тебя есть возможность выбирать — это большой плюс. Но не это главное. Может, это всё приходит с определённым возрастом. Зацикливаться на этом не стоит, нужно двигаться вперёд, идти дальше.

    Идти вперёд — это хорошо. А стоит ли оглядываться назад, на свои работы, например?
    Конечно, ведь каждая работа — это всё равно испытание самого себя, это школа, в которой ты учишься. Есть актёры, которые не смотрят свои работы. С одной стороны, я их понимаю. Но лично я всегда смотрю картины, в которых снимался. Смотрю на них, как на школу, вижу свои недостатки от каких-то маленьких до больших и серьёзных и пытаюсь их исправить. И, потом, фильм — это не только твоя личная работа, это и труд всех. Лично мне интересно, как из множества моментов складывается вся эта мозаика. Поэтому хочу повторить — зачем смотреть на какие-то успехи или награды, нужно идти дальше. Иногда приходится наблюдать за некоторыми актёрами, которые считают, что они достигли этой вершины, к которой стремились. И ты видишь, как их глаза тускнеют, пропадает интерес к профессии, а иногда и жизни… Каждый хочет то, что он хочет, каждый получает то, чего он заслуживает.

    Наверное, поэтому часто складывается так, что некоторые актёры, одинаково талантливые, имеют абсолютно разную судьбу — один безумно популярен, а другой просто исчезает и ничего о нём не слышно…

    Повторю ещё раз, каждый хочет то, что он хочет, каждый получает то, чего он заслуживает. Некоторые говорят: «Да он просто везунчик!». Я не люблю это слово. Человеку, который говорит о везунчиках, самому чего-то не достаёт. Например, голливудские звёзды достигли своей славы не везением, а мощнейшим трудом. Вы только представьте себе, в любой момент, утром или ночью, ты должен быть в состоянии, в форме. Конечно, бывает, что у человека таинственным образом что-то не складывается, в таких случаях обычно говорят: «Ну, не судьба». Или наоборот, удача постоянно сопутствует актёру. Но это ведь не просто так — раз человеку повезло, значит, что-то он всё равно преодолевает. Удача — тоже испытание, как и неудача.

    В начале Вы сказали, что получили признание и награды благодаря хорошим учителям. У Вас есть Учитель с большой буквы?
    Да, конечно. И я не могу назвать только одного. В Школе-студии МХАТ это был Андрей Попов. Тогда я был достаточно молод и просто млел от того, что он просто стоит рядом со мной, обнимает меня или что-то говорит мне. Я учился у него самого. Дальше в театральной мастерской был Владимир Клименко. Я считаю, что всё, что происходит со мной дальше, всё оттуда. Все мои взгляды на профессию, будь они правильные или неправильные, и на искусство в целом идут оттуда.

    И всё же, когда к Вам пришла слава, было что-то такое в Вашей жизни, что изменилось радикальным образом?

    Нет, ничего радикального не было. Как друзья были, так они и остались. Их, конечно, не много — много приятелей, но не друзей. Часто с приходом славы что-то меняется во взглядах человека, и это происходит со многими. Я надеюсь, что со мной этого не произойдёт, во всяком случае, если бы это случилось, друзья бы мне сразу дали знать и сказали: «Брат, да у тебя крыша уехала!» Я нормально на это смотрю. Славу нужно использовать как хорошее топливо.

    Топливо для себя или для других?

    Для себя.

    Вам это удаётся?

    Пока удаётся себе не врать. К примеру, смотришь ты какой-то дубль или кино, или совершаешь какие-то поступки, ты сразу должен посмотреть, врёшь ты самому себе или нет. Для меня это важнее всего. И даже если режиссёр говорит: «Замечательно!». Ты должен убедить самого себя — это самое главное: ни кого-то, а именно себя. Хороших фильмов на самом деле не так много, и не хочется делать что-то просто так. Может, это громкие слова, но это так: каждый фильм — это не пустое место, я в нём живу, работаю, это моя жизнь! Просто во время съёмки она какая-то особенная, но это моя жизнь.

    У Вас есть такие фильмы или роли, за которые Вам сейчас стыдно?

    Нет, у меня нет ничего подобного. Мне не стыдно ни за одну свою работу, но есть некоторые работы, в которых я бы сейчас не принимал участие.

    Вам доводилось работать с настоящими мэтрами, с русскими и американскими, а в Чехии Вы снимались в фильме молодого режиссёра Петра Якла. Чувствуете разницу в стиле работы, подходе к артистам?

    Вы знаете, иногда мэтры позволяют себе высказываться следующим образом: «Сейчас я снимаю не то, что мне нужно, не то, что мне хочется, а потом я буду снимать…». А Пётр посвятил этой работе шесть лет. То, что он молод — это абсолютно неважно. Он же не случайный человек, он же не с улицы пришёл, за его спиной большой опыт не только как человека кино, а просто как личности. А по-настоящему интересен в кино тот, кто интересен прежде всего как личность. С ним интересно просто говорить, слушать, как он размышляет. И это не пустые мысли, он за них отвечает. Он не хочет просто так работать, он делает то, что он должен делать. И всё это передавалось всем, всей группе. Это намного ценней, чем любая простая организация процесса Голливуда или Би-Би-Си. Это, конечно, тоже замечательно, но творческий азарт гораздо важней, чем любая шикарная организация.

    Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 156 остальным подписчикам.
    Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф /><noscript><img class=
    Предыдущая статьяКонстантин Лавроненко: «Я хочу пожать Йиржи руку, когда он выйдет на свободу»
    Следующая статьяПравительство Чехии утвердило новеллу Закона об иностранцах