Драматург республики

0
17
Драматург республики
Драматург республики

Ещё 5 октября Вацлав Гавел — драматург-политик, изменивший Центральную Европу до неузнаваемости — отмечал свой 75-летний юбилей, а всего полмесяца назад он появился перед телекамерами в компании Далай-ламы.

Речь в поддержку диссидентов во всем мире стала последним публичным выступлением признанного символа «бархатной революции»: воскресным утром 18 декабря первый президент Чехии ушёл из жизни.

 Из диссидентов в президенты

К осени 1989-го, когда чехословацкое телевидение впервые явило зрителям Вацлава Гавела, этот известный, прежде всего, за границей драматург успел прослыть знатным политическим арестантом. В период с 1977 по 1989 годы его осуждали трижды, и в общей сложности в тюрьмах ЧССР диссидент провёл почти пять лет.

Последний приговор публицисту зачитали в январе 1989, когда он получил 9 месяцев за «подрывную деятельность» — возложение венка к месту самосожжения пражского студента Яна Палаха в 1969 г. Правда, опасаясь народных волнений, власти в итоге сократили срок более чем вдвое.

И хотя вскоре после освобождения в интервью журналу Sport Гавел подчеркнул: «Никогда не хотел и сейчас не хочу быть политиком», именно ему было суждено стать не только вдохновляющим мотором перемен и центральной фигурой «бархатных» событий, но и единственно реальным кандидатом на президентский пост.

И вот парадокс: парламентарии вкупе с коммунистическими депутатами поспешили единогласно утвердить Гавела главой Чехословакии ещё до Нового года. Но даже после столь впечатляющего триумфа вчерашний «маргинал» видел свою роль весьма скромной: «Я – только временный президент, всего лишь гарант демократии и свободных выборов».

Не религия, но система

Однако уже в июле 1990-го в результате тех самых первых свободных выборов Гавел снова становится президентом.  С его приходом, кроме декларируемой Гавелом решительной демократизации общественно-политической жизни, были связаны и первые экономические реформы. Он сразу же выступил за скорейшее возрождение отношений, основанных на принципе частной собственности. Впрочем, впервые о достигнутых успехах президент заговорил только в начале 1994-го, подчеркнув, что большинство экономических изменений уже произведено, а выбранный страной путь оказался правильным.

При этом чешский лидер счёл нужным отметить: «Лично я не принадлежу к числу тех, кто видит в рыночной экономике волшебную палочку, и не считаю её ни мировоззрением, ни смыслом жизни. Это вовсе никакая не религия, а просто система — проверенная веками, отвечающая природе человека и функционирующая естественным образом. Понятно, что частный электрик сделает свою работу лучше, чем анонимный сотрудник государственной конторы, и я — за рыночный механизм, как нечто само собой разумеющееся и экономически оправданное».

Распад за распадом

Летом 1991-го в Праге с подачи Вацлава Гавела был ликвидирован Варшавский договор. Провозгласив Чехословакию мирной страной, он закрыл военные заводы, преимущественно расположенные на словацкой территории. Это вылилось в недовольство Братиславы и в итоге стало одной из причин  «бархатного развода» федеративной Чехословакии. В 1992-м, когда процесс разделения Чехословакии на два государства уже вовсю набрал ход, депутаты-словаки тогда ещё единого парламента наложили на переизбрание Гавела вето.

В июле он подал в отставку — чтобы в январе 1993-го быть избранным главой уже Чешской Республики. Самым серьёзным экономическим вызовом для первого в короткой «самостоятельной» истории государства президента обещал стать распад Чехословацкого валютного союза. Но отказ от общей кроны прошёл без сколь-либо головокружительных падений ВВП и видимых социальных потрясений (хотя и не обошлось без временного закрытия границ), а уже в следующем году обе экономики и вовсе вернулись к росту.

В середине 90-х в личной жизни Гавела начинается чёрная полоса. В январе 1996-го умирает его первая супруга Ольга, с которой он познакомился ещё в в 1956 году и о которой он не раз отзывался, как о своей незаменимой жизненной опоре. После потери столь близкого человека заядлый курильщик Гавел только усугубляет свой испепеляющий life-style и вскоре оказывается на хирургическом столе — ему удаляют опухоль в правом легком. За первой госпитализацией следуют и другие: за десятилетие своего президентства лидер ЧР оказывается в больнице более 15 раз.

Миссия «реанимировать» Гавела выпадает на долю известной актрисы Дагмар Вешкрновой, в январе 1997-го ставшей его второй женой. Благодаря ей жизнь политика обретает новые краски, он вновь выставляет свою кандидатуру — и выходит из президентской гонки-98 победителем.

На службе у «ястребов»

Непрестанно повторяя, что внешняя политика небольших стран должна освобождаться от мышления «исключительно в категориях национальных интересов», Вацлав Гавел постепенно избавлял чехов от комплексов граждан маленького государства, в то же самое время вновь открывая свою страну западным соседям и остальному миру. Его рабочие визиты за все 13 президентских лет суммарно заняли целый календарный год, а Гавел посетил 59 стран. Его недюжинная дипломатическая активность и предопределила вступление Чехии в НАТО в 1999-м и в ЕС в 2004-м.

Однако именно в последнюю президентскую пятилетку Гавела проявились ранее несвойственные ему кровожадные аппетиты. Наверное, ни один другой европейский политик столь яростно не призывал НАТО к бомбардировкам Югославии в 1999-м и оккупации Афганистана в 2001-м и Ирака в 2003-м, как то делал чешский лидер, раз за разом облекавший отнюдь не невинные кампании то в абсурдный термин «гуманитарная бомбардировка», то в в расплывчатую фразу «защита достижений цивилизации».

ПроНАТОвские реверансы можно было бы легко списать на «вынужденную плату» за членство Чехии в Североатлантическом блоке, если б, скажем, происходившие параллельно в Чечне события президент Чехии не окрестил «войной» и «уничтожением целого народа», а в последующие годы не наговорил в адрес России кучу других, далеко не всегда оправданных едкостей.

Утраченные иллюзии

Уже на пенсии драматург Гавел воплотил давнишнюю мечту и попробовал себя в кинорежиссуре, сняв ленту «Уход» — историю об ушедшем в отставку канцлере вымышленной страны, доживающим последние дни на окружённой а ля чеховским вишнёвым садом государственной даче и по ходу сюжета прощающимся со всеми своими многочисленными иллюзиями.

Предсказание Гавела-художника в отношении него самого сбылось на все сто: незыблемые ещё вчера для его мироустройства ценности принялись рушиться одна за другой именно в премьерный для картины «Уход» год.

Из далёкой от планетарных событий своей дачи в Градечеке, что в Крконоше, экс-президент наблюдал на примере преследуемого мировыми элитами Джулиана Ассанжа, как попирается свобода слова даже в самых наипродвинутых демократиях, а на примере Ливии — с какой лёгкостью натовские миротворцы могут принять в сугубо внутренней разборке сторону тех, кого легче приручить.

На его глазах идея краха единой европейской валюты обретала почти зримые очертания, а подавляющее большинство участниц ЕС семимильно шагнуло к добровольному отказу от суверенитетов в пользу «новой Москвы» — Брюсселя. И в том, что Гавел ушёл именно под конец такого года, определённо был снисходительный знак провидения.

Продолжать и в 2012-м натужно уживаться с закостенелыми иллюзиями, которым уже предначертано со всей неизбежностью рухнуть, стало бы для человека, чей безусловный вклад в мировую историю нам ещё только предстоит по-настоящему осмыслить, слишком уж изощрённой пыткой.

 

Андрей Беляев

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №51

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 153 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф /><noscript><img class=
Предыдущая статьяПраздник к нам приходит!
Следующая статьяЭтапы большого пути

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя