Елена Гагарина: «Мы привезли в Прагу государственные регалии, с которыми короновался Михаил Романов»

Дмитрий Медведев, Вацлав Клаус, Елена Гагарина
Дмитрий Медведев, Вацлав Клаус, Елена Гагарина

Впервые «Пражский телеграф» опубликовал интервью с Еленой Гагариной в феврале 2010 г. Уже тогда, почти два года назад, у генерального директора Музеев Кремля было совершенно чёткое понимание того, что войдёт в пражскую экспозицию.

На протяжении почти двух лет велась кропотливая работа, в первую очередь, по согласованию условий предоставления выставки чешской стороне. Как-никак, речь идёт о регалиях Государства Российского. О том, что именно увидят посетители выставки «Царский двор XVII века под скипетром Романовых. Сокровища Московского Кремля», Елена Гагарина рассказала в эксклюзивном интервью шеф-редактору самой любимой газеты Чехии Наталье Судленковой.

Елена Юрьевна, что именно представлено в экспозиции выставки?

Это целый ряд экспонатов, которые были специально показаны здесь. Прежде всего – государственные регалии, которые участвовали в коронации первого из Романовых, Михаила Фёдоровича Романова – бармы, это государственная цепь, которая на него возлагалась, и это посох, который вручали ему представители земского собора, когда он призывался на царство ещё до коронации.

Вот те предметы, о которых стоит сказать, которые являются не только самыми главными для этой выставки, но и, действительно, мы их привозим и показываем за рубежом впервые. И они впервые покинули пределы Кремля.

Это главные экспонаты выставки, судя по их статусу. Но жизнь государя после коронации только начинается. И эту повседневную жизнь тоже показываете в Праге?

Да, конечно. К примеру, мы отреставрировали и впервые привезли седло, которое делалось для маленького Петра Первого, когда он был в трёхлетнем возрасте. Тогда каждый русский государь должен был обладать различными военными умениями, поэтому к тому, чтобы владеть оружием и держаться в седле, их приучали с самого маленького возраста.

Привезли мы и крошечные стремена для годовалого Петра, седло, также и другие предметы, которые делались для царских детей.

Мы привезли очень редкую вещь – шлем русской работы, который делался для трёхгодовалого царя, сына Ивана Грозного, Ивана Ивановича, и который затем перешёл в казну других детей.

Целый ряд икон мы выставляем здесь впервые, ряд тканей, шитых пелён, которые делались для Кремлёвских соборов, для частных молебен, для дворцов, для частных покоев русских цариц и русских государев.

 Что послужило критерием отбора коллекции для выставки в Праге? Почему именно эти экспонаты показаны на выставке?

Нам хотелось рассказать об очень важном и трагическом периоде истории для русского государства, когда после разорения страны происходило ее восстановление, когда на престоле был очень юный царь, которому едва исполнилось 17 лет. Когда Михаил Романов короновался на царствие, ему и 17 лет не было. Он принял на себя такую тяжкую обязанность, как несение государственной власти в такой сложный период, и позднее он вполне оправдал те надежды, которые были на него были возложены.

За 32 года своего правления он вывел страну из кризиса, ему удалось освободить часть русских земель, и он считался одним из любимых царей и одним из царей о котором сохранились самые лучшие воспоминания. Если и возникали какие-то недовольства, то они возлагались на тех царедворцев, которые стояли между царём и народом.

То есть, коллекция является воплощением эпохи после подавления Смуты?

Да, ведь в этот период происходило не только обновление государства, но и обновление всех тех предметов, которыми пользовались при дворе. Это были предметы высочайшего ювелирного искусства. Кремль, не будем забывать, был разграблен дважды за всё время своего существования: сначала польско-литовскими захватчиками во времена Смуты и затем во времена Наполеона.

 А осталось что-то из предметов «доромановского» времени?

От периода 16-ого века мы имеем очень небольшое количество предметов, я уже и не говорю о 15-м веке. Часть из них была увезена, часть – переплавлена, часть исчезла неизвестно куда. И очень небольшое количество предметов сохранилось. Казна позднее пополнялась за счет кремлёвских мастерских и оружейных мастерских. За счёт тех мастерских, которые назывались «Царицыны палаты», делались и одежды, и покровы для церкви, там была и иконописная мастерская.

Казна пополнялась и за счёт тех даров, которые привозились иностранными послами к русскому двору. На протяжении очень короткого времени русский двор предстал таким же пышным, могущественным и великолепным европейским двором, которым он считался до этого тяжёлого момента захвата иноземцами. На протяжении 17-го века происходило возрождение русского искусства благодаря тому, что в Кремле работало множество замечательных мастеров.

Незадолго до открытия экспозиции в российской прессе появилась информация, что выставка может и не состояться, поскольку есть риск претензий на это имущество со стороны либо членов семьи Романовых, либо американского суда по иску общины евреев-хасидов. Была ли на самом деле необходимость в дополнительных гарантиях возврата экспонатов в Россию?

У нас не было документа, гарантирующего иммунитет от претензий третьих лиц на государственную собственность России, поэтому для этой выставки был подписан специальный документ, который сделал нахождение всех сокровищ здесь безопасным. И чешская сторона охотно пошла на подписание документа.

Ранее выставки сокровищ из музеев Кремля проводились в Пекине и Бонне. Чем отличается пражская экспозиция от того, что выставлялось в других странах?

Мы никогда не делаем похожих выставок, мы всегда делаем выставки, которые рассказывают о чём-то ином. На китайской выставке речь шла, в основном, о 18-м и 19-м веках, о том периоде российской истории, который гораздо лучше известен в Китайской республике.

 Музейная коллекция – это живой организм, который должен постоянно пополняться. Что закупает Музей Кремля для своей коллекции?

Мы покупаем произведений ювелирного искусства в последнее время и стараемся формировать такую коллекцию, которая раньше не очень пользовалась спросом, но сейчас к ней есть интерес – это не только Фаберже, но и русские мастера, которые работали одновременно с ним в Москве и Петербурге в конце 19-ого – начале 20-ого веков.

И мы начали формировать западно-европейскую коллекцию этого же времени, поскольку это искусство, которое имеет взаимоотношения с русскими ювелирами, и это произведения, которые пользуются большим спросом на выставках.

В течение последнего года мы активно формируем нашу русскую часть, потому что на рынки попадают предметы, которые относятся к ювелирам, работавшим в 18-м веке не в двух российских столицах, а на севере страны, в Вологде, Костроме, других городах. Это, в основном, серебряная посуда, выполненная с использованием очень интересных старых техник.

Закупаете ли вы современное искусство, чтобы через триста лет потомки могли точно так же показывать предметы, окружавшие современных нам людей?

Мы не собираем современное искусство, хотя, наверное, это неправильно. Мы пытались сформировать коллекцию оружия, но, к сожалению, современные оружейники делают не столько прекрасные произведения, сколько сувенирную продукцию. И мы хотели бы продолжать формировать ювелирную коллекцию, но это тоже сопряжено определёнными сложностями.

Нам не интересно покупать то, что продаётся в обыкновенном магазине, нам интересно покупать то, что является носителем своеобразной идеи, мы хотим приобретать скульптуры, миниатюрные скульптуры, выполненные из драгоценных материалов. Но таких произведений существует достаточно мало.

С чем можно сравнить коллекцию Музеев Кремля? Есть ли в мире схожие коллекции?

Коллекция Музеев Кремля совершенно особенная, таких коллекций, как наша, в мире существует очень мало. Такой коллекции, которая находится в том же месте, в котором создавалась и существовала, не существует практически нигде. Можно сравнить нашу коллекцию с коллекцией шведской Серебряной палаты, которая представляет собой также дворцовую казну, можно сравнить с коллекцией Тауэра.

Но Тауэр, к примеру, больше не обладает своей коллекцией оружия, поскольку она теперь располагается в Лидсе, который находится в 200 км от Лондона. Если бы она до сих пор находилась в Тауэре, её можно было бы сравнить с кремлёвской.

 

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №50

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 188 остальным подписчикам.
Предыдущая статьяЧехи приобретают участки на Луне
Следующая статьяЯрмарки Христовы

Это интересно

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя

Свежие новости

Концерт Олены Уутай в Праге - Пражский ТелеграфВнимание: будет изменена дата
Концерт Олены Уутай в Праге

Наш сайт использует файлы cookies для более комфортной работы пользователя. Продолжая просмотр страниц сайта, вы соглашаетесь с использованием файлов cookies