Уловки Елбасы

0
10
Жанаозен
Жанаозен

В год, когда в арабских странах гремели революции, а в США и Европе набирали силу протестные акции Occupy Wall Street, граждане Казахстана демонстрировали редкостный пиетет, феноменальными 95,5% голосов поддержав на президентских выборах своего Елбасы («Лидера нации») Нурсултана Назарбаева.

Однако под конец богатого на всевозможные волнения 2011-го призрак социальных потрясений добрался и до нефтеносного юго-запада страны, считавшейся наиболее спокойной среди всей пятёрки постсоветских среднеазиатских государств.

Утром 16 декабря на центральной площади прикаспийского Жанаозена, где планировалось провести праздничные мероприятия, собралось порядка 800 бастующих ещё с весны нефтяников и 120 сотрудников полиции. Неожиданно между ними завязалась масштабная сеча, а к полудню беспорядки перекинулись на весь город и прилегающий поселок Тенге.

Пока полицейские держали круговую оборону в здании обстреливаемого со всех сторон городского акимата, погромщики успели поджечь аж 46 зданий, в том числе и два участка полиции. Мобильная и стационарная связь с Жанаозеном была прервана, а во всём Казахстане на всякий пожарный заблокировали Twitter.

Узрев замаячившую на горизонте перспективу Вукана (жители этой рыбацкой деревни в соседнем Китае в те же самые дни лихо избавились от местной власти и отгородились от остальной полуторамиллиардной КНР баррикадами), Назарбаев наутро же подписал указ о введении в Жанаозене чрезвычайного положения и ввёл в город войска.

К тому моменту погромщики добрались до железнодорожной станции Шетпе и атаковали поезда «коктейлями Молотова», не успокоившись даже когда оборонявшие тепловозы полицейские застрелили одного из нападавших. Всего же двухдневные волнения в Мангистауской области унесли жизни 16 человек.

Вне зависимости от того, кто стоял за организацией беспорядков, они произошли именно там, где их и стоило ждать. Это не был метеорит, внезапно рухнувший на светлую голову всеказахского Елбасы посреди бескрайней степи — произошедшее куда больше напоминало кирпич, предсказуемо свалившийся на праздного зеваку, вальяжно променирующего по стройобъекту без каски.

Ведь бастовать нефтяники начали ещё 27 мая, и хотя их сразу поувольняли за отсутствия на рабочих местах без уважительных причин, добрых полторы тысячи человек, даже не пытаясь как-то трудоустроиться, митинговали почти до Нового года.

Столь беззаботное поведение безработных всё больше наводило на мысль, что акция финансируется из-за рубежа, но Астана, располагая достаточными временем и возможностями, не спешила перекрывать каналы помощи жанаозенскому стачкому — и поплатилась за легкомыслие.

Юбилейная забастовка

Впрочем, во всплеске насилия успели обвинить и саму власть. В свете январских выборов в мажилис мятеж в Жанаозене может быть вполне использован ею для закручивания социально-сетевых гаек – что, к слову, и было продемонстрировано на примере молниеносно заблокированного Twitter’а.

Но в целом такая версия критики не выдерживает: нужно было сильно постараться, чтобы выбрать настолько неподходящий для разгона забастовщиков момент. 16 декабря совпало не только с празднованием 20-летия независимости Казахстана, но и с четвертьвековым юбилеем Желтоксана – жестоко подавленных студенческих протестов против назначения руководителем ещё Казахской ССР Геннадия Колбина.

Колбин на своём посту, кстати, продержался недолго — аккурат до следующих столкновений, которые пришлись на тревожный и ныне Жанаозен.

Именно тогда, в 1989-м, место первого секретаря ЦК КПК и перешло к Нурсултану Назарбаеву. Первым боевым крещением сегодняшнего Елбасы стали переговоры с бастующими шахтёрами Караганды, удачный опыт которых и предопределил стратегию поведения властей в подобных конфликтах на годы вперёд.

И в дальнейшем, в бытность Назарбаева уже президентом Казахской ССР, а затем и независимого государства, им использовалась всё та же модель – вязкий и затяжной диалог с недовольными, неизменно направленный на поиск обоюдно приемлемых компромиссов. Как результат, за 20 лет существования Республики Казахстан её жители видели дубинки и водомёты исключительно по телевизору, и к силовым мерам подавления протестов властям пришлось прибегнуть лишь три недели назад.

Впервые за 22 года «карагандинская система» дала сбой, но реакция вездесущего Елбасы была не по годам оперативной. Уже 22 декабря Назарбаев самолично десантировался в мятежном регионе, представив населению и специально приглашённым в Жанаозен блоггерам новых руководителей акиматов и нефтедобывающих компаний: «Требования к работодателям были обоснованными: им не следовало забывать, что наши граждане не с Луны свалились».

Следом генпрокуратура возбудила уголовное дело в отношении полицейских, стрелявших на поражение при подавлении беспорядков. Не исключено, что к расследованию подключатся и сторонние спецы из ФБР, что только сработает на пользу кристальной репутации Елбасы в глазах закатного мира.

Окончательно же протестные настроения намечено притупить мощными инвестициями в городскую инфраструктуру. И если пустынный во всех смыслах Жанаозен наконец действительно обзаведётся столь дефицитными для него тенистыми аллеями, зелёными скверами, спортивными залами и культурно-развлекательными центрами, шансы на то, что войска и бойцы СОБРа, оставив этот стремительно разросшийся до размеров солидного 120-тысячника вахтовый посёлок, не вернутся в него ещё пару десятков лет, возрастут неимоверно.

 

Андрей Беляев

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №1

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 184 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-src=
Предыдущая статьяКронпринц и его братья
Следующая статьяТюменский предприниматель незаконно продавал пиво «Крушовице»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя