Самый популярный пианист мира Ланг Ланг: «Я вырастал на русской школе»

2
110
Ланг Ланг
Ланг Ланг

31 марта в одном из самых великолепных исторических помещений Праги – Испанском зале Пражского града — прошёл концерт виртуозного китайского пианиста Ланг Ланга.

 Концерт завершил фестиваль Dvo??kov? Praha, когда на торжественном вечере был провозглашён лауреат Премии Антонина Дворжака – одной из самых престижных чешских музыкальных премий, которую вручают за значительный вклад в развитие и популяризацию чешской классической музыки в Чехии и за рубежом.

 Поскольку проект находится под защитой президента, гостей вечера поприветствовала первая дама Чешской Республики Ливия Клаусова. Она вместе с предпринимателем Карлем Комареком, спонсором премии, а также с председателем совета Академии классической музыки Владимиром Даряниным передали премию победителю.

В этом году им стала великолепная сопранистка Людмила Дворжакова, одна из лучших мировых исполнительниц Вагнера и Штрауса. Однако не побоюсь сказать, что и высоких гостей, и заслуженную лауреатку на сей раз затмил китайский виртуоз, приглашённый украсить своим выступлением знаменательный вечер.

 Ланг Ланг – фигура парадоксальная, вызывающая вечные споры, восторженные рукоплескания и недовольство. Он не характерен для нашего времени – пианист с популярностью рок или кино-звезды.

 Споры вызывает всё, начиная с его имени. Хорошо чехам, которые не задумываются над перенятой ими английской транскрипцией иероглифов. Зато русская музыкальная общественность нередко ломает копья в дебатах — не следует ли правильно писать имя музыканта как Лан-Лан или даже Лань Лань. Однако на этом споры не заканчиваются и набирают особенную остроту.

 Одни говорят о том, что Ланг Ланг общается с публикой, передаёт тончайшие эмоции, что секрет его успеха не в технике, а в поэтичности. Другие, наоборот, настаивают на том, что в его безошибочной игре чувствуется характерная для китайского исполнения классической европейской музыки механичность никогда не ошибающейся машины.

Третьи пишут, что ещё недавно – в начале своей мировой известности, он был похож на реинкарнацию великого Горовица, но позднее стал слишком коммерческим, а его «красивые звуки» лишены истинного содержания.

 Однако многие музыкальные критики отмечают, что Лангу как раз удаётся донести до слушателя новые идеи и истинную красоту музыки, и он отнюдь не занимается самолюбованием.

 Своё «взросление» Ланг попытался подчеркнуть на пресс-конференции перед тем, как отвечать на вопросы. Попросил не вспоминать о таких своих «шутках», как этюд Шопена, исполненный с помощью апельсина или «Полёт шмеля», сыгранный им на концерте в Сан-Франциско на iPad. Так что некоторые вопросы замерли на устах. Впрочем, и других вопросов осталось немало.

 Вы играете вечером на заключительном концерте, при вручении премии Антонина Дворжака. Как Вы сами относитесь к этому композитору, играете ли его произведения?

 Дворжак – один из моих самых любимых авторов. Я не играл пока его фортепианных произведений, но надеюсь, что узнаю многое о нём от своих чешских коллег, и в будущем обязательно стану его играть. Европейская классика – это великая культура, которая отстраняет барьеры между народами. Я люблю её исполнять: это делает меня лучшим человеком.

  Журнал «Таймс» назвал Вас одним из ста самых влиятельных людей мира. Как Вы используете это влияние?

  Конечно, для меня очень важна сама игра на фортепиано, но с определённого момента в моей жизни большую роль играют музыкальные проекты и фонды. Началось это в 2004 году, когда я стал послом доброй воли UNICEF. Я поехал в Танзанию и был тронут тем, что дети там никогда не видели пианино и не слышали классической музыки, но когда я начал играть, они были способны чувствовать музыку. Некоторые из них были больны СПИДом или малярией, но музыка давала им надежду. И я решил, что моя миссия – это передать музыку в руки подрастающего поколения.

  Как Вы помогаете прививать детям музыкальную культуру?

  В 2008 году, при поддержке Грэмми и Юнисеф, я открыл фонд в Нью-Йорке (Lang Lang Music Foundation), и там, а также в Сан-Франциско и Чикаго, появились школы, где дети занимаются музыкой более глубоко. Это привилось, после мы попробовали продолжить проект в Европе, а в этом году я открыл школу в Китае. Я стараюсь дать китайским детям интернациональное музыкальное образование и привезти хороших учителей из-за границы, потому что у нас их недостаточно.

  Чего Вы добиваетесь в этих проектах?

  Проблема сегодняшнего дня в том, что в школах нет достаточного количества музыкальных занятий и классов. В Китае, в моём детстве, в рядовой школе мы много и постоянно слушали классику, Шуберта, Бетховена, Дворжака. Это прекрасные воспоминания, именно там берёт начало моя любовь к музыке. Но сейчас во многих странах и у многих детей этого нет, и откуда им знать, что существует такая великая музыка? Мы стараемся начать изучение в каждой из стран хотя бы в нескольких школах, показать, как музыка может влиять на детей, и надеемся, что за ними подтянутся и остальные школы.

  Вы сами играете с раннего детства. Вся Ваша жизнь связана с инструментом. Как Вы воспринимали его?

 В полтора года родители купили мне пианино и игрушку-трасформер. Тогда я сначала решил, что пианино — это тоже игрушка, только очень большая. А вообще, надо сказать, что все в моём окружении играли на разных музыкальных инструментах как классическую, так и китайскую музыку. Для музыканта очень хорошо вырасти в такой атмосфере. Это всё равно, что учить язык, на котором говорят родители. Впрочем, года через два выяснилось, что для игры на пианино нужно очень упорно заниматься, и что это не игрушка.

  А сейчас Вы много занимаетесь?

  Сейчас мне достаточно двух часов в день.

 Перед приездом в Прагу Ланг Ланг попросил гостиничный номер с инструментом, чтобы иметь возможность заниматься в спокойной обстановке. Оказалось, что очень мало пражских отелей могут соответствовать двум критериям: предложить номер настолько просторный и одновременно настолько изолированный от остальных, чтобы упражнения пианиста не беспокоили других гостей. Закончилось всё тем, что рояль в номер не понесли, и музыкант довольствовался тренингом в другом месте, но свою роль в окончательном выборе отеля сыграло именно это.

  Специально для Вашего выступления на Пражском Граде из Пражской филармонии «Рудольфинум» будет доставлен рояль Steinway №3. Вы играете иногда на инструменте другой марки?

  На Steinway я играю достаточно долго, привык к нему, знаю его нюансы и мне это очень удобно, а когда вы чувствуете себя комфортно и хорошо, то обычно не хочется что-то менять.

  Как Вы поддерживаете себя в форме?

  Стараюсь не есть вечером, что на самом деле вовсе нелегко – большинству музыкантов хочется пойти после концерта на хороший ужин. А ещё очень важен хороший костюм, чтобы скрыть все недостатки.

 А какую музыку Вы любите слушать помимо своих профессиональных интересов?

 Джаз. Я очень люблю импровизацию, которая играет в нём основную роль. Это тот талант, который я хотел бы иметь.

  Какой музыкальной школе Вы отдаете предпочтение?

  Я вырастал на русской школе, потому что все учителя в своё время сами учились в Советском Союзе. Когда я приехал в США, там у меня тоже был учитель с русской школой. Но позже в Европе я познакомился и с немецкой, и с итальянской, и с другими школами. Я считаю, что очень хорошо уметь играть Чайковского и Прокофьева с помощью методологии русской школы, а Бетховена – немецкой.

Но самое главное – дать музыке всего себя, соединить её с собственным сердцем. Это я пытаюсь привить и тем детям, которые сейчас занимаются музыкой с моей помощью. У них есть свои учителя, которые дают им хорошую технику, и это очень важно, но я стараюсь, чтобы они поняли: мало только играть музыку, надо вложить в неё мысли и эмоции.

 И именно это Ланг Лангу удалось прекрасно продемонстрировать на субботнем концерте. Китайский музыкант в очередной раз доказал, что является лучшим современным пианистом мирового масштаба. Звук был не только потрясающим по красоте, но полным силы и эмоции, истинного лиризма и поэтичности.

Особенно потрясло его исполнение Сонаты B-dur D 960 Шуберта — смена настроений, боли и рождающейся надежды, и легчайшие пианиссимо, при которых публика замирала, затаив дыхание. Всё это, вместе с великолепным исполнением Баха в первой части и виртуознейшими этюдами Шопена во второй, подняло публику в конце концерта на ноги, и долгими и громкими аплодисментами она выразила всё своё восхищение от концерта.

 Ланг Ланг родился в Китае в 1982 году в семье пианистов и потому занимался музыкой с самых ранних лет. В возрасте пяти лет Ланг Ланг выиграл конкурс молодых пианистов в родном городе Шенъянге, а в возрасте 9 лет его приняли в Центральную Пекинскую консерваторию. Ещё спустя 4 года Ланг Ланг победил на Первом Международном юношеском конкурсе в Японии и удостоился чести дебютировать с Национальным симфоническим оркестром Китая.

Своё дальнейшее музыкальное образование Ланг Ланг продолжил в Институте Кертиса в Филадельфии. В 2004 году Ланг Ланг был выбран послом доброй воли ЮНИСЕФ. А четырьмя годами позже он, исполняя миссию культурного посла Китая в США, основал Международный фонд для привлечения в музыку новых талантов. Журнал Wall Street Journal включил пианиста в число «20 величайших молодых людей мира».

 На счету Ланг Ланга множество побед на всевозможных конкурсах и сотни выступлений с лучшими оркестрами в престижных залах мира. На его концерты никогда не бывает «лишних билетов». Каждое его выступление – это событие, а каждый концерт – аншлаг.

 

Наталья Волкова

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №16

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 142 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяПрогулки на старинных поездах станут слишком дорогими
Следующая статьяСложное и прекрасное человеческое тело на выставке The Human Body

2 КОММЕНТАРИИ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя