Ультраправое дежавю Николя Саркози

0
25
Николя Саркози
Николя Саркози

22 апреля во Франции пройдёт первый тур президентских выборов. Согласно социологическим исследованиям, ни один из претендентов не располагает определяющим преимуществом, а потому все прелести чёрного пиара ещё впереди. Пока же предвыборную гонку характеризуют повальные конфузы её участников.

Не успела французская общественность переварить появление фото юных «саркозистов» на сайте молодёжного фан-клуба «соцопросного» лидера гонки Франсуа Олланда и жизнеописание «липового» клошара на листовках кандидатки Марин Ле Пен, как претендентская кампания осчастливила галлов новым вопиющим ляпом. Всё больше озабоченный тем, как бы понадёжней приклеить к образу Олланда ярлыки вроде «вялый», «ленивый»  и «мутный», штаб действующего президента теперь сел в лужу сам.

Прибегнув к помощи экспертов, наши коллеги из Num?rama и PC Inpact оперативно определили: фоном для лозунга «Сильная Франция» на предвыборной афише Саркози послужил… реальный греческий пейзаж, по сути, подзуживая и без того перманентно бастующих французов равняться на страну, уже вплотную подошедшую к черте мятежей и погромов.

Насколько комфортной будет его жизнь в такой «сильной» Франции, президент понял чуть позже, во время визита в Байонну, где он вознамерился было провести встречу со сторонниками. Однако вместо приветливых избирателей лидера нации встретили разъярённые баски, и тому даже пришлось под прикрытием полицейских ретироваться в близлежащую кофейню.

Неудивительно, что на следующий свой предвыборный экшн в Вильпенте Саркози отправился, «ободигардившись» внушительным подкреплением из нескольких десятков тысяч поклонников, доставленных в парижский пригород на 600 автобусах и 10 специально арендованных скоростных поездах TGV.

Стоп иммигрантам

В Вильпенте скромный претендент на высочайший пост выдвинул ультиматум целой Шенгенской зоне: Франция приостановит свое членство в соглашении, если в течение года действующие иммигрантские правила не будут ужесточены. Когда с той же трибуны премьер-министр Франсуа Фийон призвал всех французских правых объединиться ради победы единственного (читай — Саркози) кандидата, стало понятно, ради кого, собственно, и затеивалось действо.

Точечными адресатами антииммиграционной президентской риторики могли быть только избиратели ультраправого Национального фронта, и в 2007-м мсье Николя уже удавалось переманить их на свою сторону. Тогдашний кандидат божился избавить Францию от «всякого сброда», однако, став главой государства, отошел от жёстких поступков, мгновенно получив по рукам за начавшуюся было депортацию цыган от самог? Бенедикта XVI.

Но было бы наивно полагать, что электорат Марин Ле Пен легко забудет пятилетние обиды, а оттого претенденту №1 приходится заигрывать заодно и с левым флангом. На следующий день после митинга в Вильпенте лидер Франции выступил на первом национальном телеканале, уже отбивая паству у социалиста Олланда и ратуя за новый налог «для богатых».

На сей раз фискальной мишенью предстали «налоговые эмигранты» – работающие за рубежом (и, к примеру, заполонившие соседнюю Швейцарию) соотечественники президента. Саркози позарился на налоговую разницу, даже близко не представляя возможных катастрофических последствий для пока управляемого им государства. В глобализированном мире конкретные гражданство и ПМЖ имеют весьма относительную ценность, что с блеском доказали жители диаметрально противоположного от Франции уголка Евросоюза.

В серо-северной Латвии ненасытная госмашина уже имела неосторожность покуситься на разницу в налогообложении трудящихся за кордоном подданных. Последние в массовом порядке перестали быть резидентами, и численность населения страны (даже по сильно натянутым местечковыми статистиками данным) рухнула до уровня 1959 года.

Запоздалые потуги государственных мужей, в итоге избавивших родненьких гастарбайтеров от дискриминационной мзды, успехом не увенчались, да и от гражданства уже успели поотказываться национальные символы вроде капитана хоккейной сборной Херберта Васильева, давшего предпочтение германскому..

Французские трудяги, как минимум, не глупее латышских батраков, а готов ли будет Саркози вместе со всей своей агитбригадой обитать в скукожившейся до 45 миллионов стране, каковой та и была в далёком деголлевском 1959-м, — вопрос не столь праздный, как он представляется сегодня главному кандидату.

О Вас пишут

В совсем не праздное и досужее занятие превратился для президента и мониторинг прессы, беззастенчиво лорнирующей биографию претендента со всевозможных ракурсов. До белья первой леди дело ещё не дошло, а вот по дружбе кандидата с покойным Каддафи журналисты проходятся регулярно.

Так, французский Mediapart и австрийская Die Presse уже разжились копиями документов, подписанных в 2005-м тогдашним шефом МВД Франции Саркози и лидером Джамахирии. Договорённости включали и перевод €50 млн. на избирательную кампанию-2007, а получателем суммы в одном из панамских банков значился некий NS — очевидно, тот самый NS, что и выиграл те президентские выборы.

По понятным причинам полиция вряд ли закруглится с расследованием до окончания гонки, что, впрочем, не мешает журналистам обнародовать всё новые данные — и тем самым вести прицельный огонь по президентскому рейтингу. Последние опросы свидетельствуют: Франсуа Олланд может смело рассчитывать во втором туре на 56% голосов французских избирателей, имеющих устойчивую репутацию главных «леваков» западного мира. Однако фокус в том, что даже его убедительная победа рискует почти никак не отразиться на жизни Пятой Республики — государства, переживающего столь очевидный системный кризис.

 

Андрей Беляев

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №12

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 184 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-src=
Предыдущая статьяЛара Фабиан: «В Прагу хорошо приезжать не туристом, а артистом»
Следующая статьяЖена своего мужа

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя