Мариуш Квечень: «Я хочу петь Дон Жуана в Праге»

0
30
Мариуш Квечень
Мариуш Квечень

Звезда мировых оперных театров и Дон Жуан со стажем, лирический баритон Мариуш Квечень навсегда покорил сердца пражских поклонников оперы. 14 января в зале Сметаны Муниципального дома польский певец с замечательной партнёршей из Словакии Симоной Шатуровой пели Россини и Доницетти.

Организатор этого прекрасного вечера агентство Nachtigall Artists предоставило журналистам и молодым исполнителям возможность пообщаться с Мариушем. Оказалось, что мировая оперная звезда – человек открытый и с отличным чувством юмора. На встрече присутствовала выпускающий редактор ПТ Дарья Микерина.

Вы говорите, что Дон Жуана должен петь 25-летний. Не поддались ли Вы американскому влиянию, придавая большое значение поверхностному, «белым зубам»? 69-летний Шеррил Милнс был выдающимся Дон Жуаном, ведь эта опера – стилизация, даёт возможность и 50-летнему изображать 20-летнего. И зритель даже больше ему верит, потому что чувств он вкладывает больше.

 Дон Жуан соблазнил несколько тысяч женщин. Если Дон Жуану 60 лет, то это число не впечатляет. Моцарт имел в виду очень молодого человека, с очень свежими эмоциями, иногда незрелыми. Каждый режиссёр, который берётся ставить «Дон Жуана», пытается показать что-то новое, но «новое» не значит «хорошее». Здесь я консервативный человек. Мне нравится петь то, что написано.

 У Вас есть любимый композитор?

 Я начал карьеру с исполнения ораторий. И я всё ещё люблю Шумана, Шуберта и Брамса. Есть несколько произведений польских композиторов, которые я люблю исполнять. Я очень люблю Карловича, потому что его музыка очень лёгкая, возможно, это самое лёгкое, что я когда-либо пел. А мне нравятся очень простые вещи.

 По какому принципу была сформирована программа пражского концерта?

 Я  – лирический баритон, в моём репертуаре есть ограничения. На этом концерте у меня прекрасная партнёрша, которая должна петь репертуар, подобный моему. Мы выбрали то, что пели до этого, и пару новых для нас вещей. Я не пел «Севильского цирюльника», Симона не пела «Дон Паскуале», так я выучил арию Фигаро, она – Норины. Я считаю, что каждый исполнитель должен представить что-то новое на сольном концерте, самое подходящее для его голоса. Не так много арий для сопрано и баритона. Может, в следующий раз мы остановимся на Верди.

 Вы следуете каким-то ритуалам перед концертом?

 За день до выступления я совершенно не хочу разговаривать. Главное правило – выспаться. Если я не спал хорошо, то и не пою хорошо. Что ещё? Ну, сырые яйца я не пью. Я не курю, так что здесь проблемы нет. За день до выступления я не пью алкоголь, потому что даже бокал вина сушит голос.

Казалось бы, правил не так и много. Но, тем не менее, вся жизнь певца – подготовка к пению. Вот сейчас у нас с Симоной два концерта в понедельник и среду, в воскресенье – репетиция. Получается, как минимум неделю я стараюсь как можно меньше говорить, не пить алкоголь, отдохнуть. В такую погоду лучше оставаться в отеле. Болеть нам очень дорого.

 Что Вы делаете, когда не поёте?

 Мне нравится фотографировать. Правда, раньше я больше занимался фотографией, чем сегодня. Очень сложно делать снимки в одних и тех же городах. Я люблю путешествовать, особенно мне нравится Южная Африка и Южная Америка, стараюсь как минимум дважды в год там бывать. Ещё я люблю электронную музыку – электро-джаз, хаус. Я – диджей, и когда мне нужно готовиться к выступлению, я не пою, зато надеваю наушники и свожу электронную музыку.

 Что Вас ждёт после пражского концерта?

 Я еду обратно в Нью-Йорк, где пою в постановке «Любовный напиток», которой мы открывали сезон в Метрополитен-опере. Затем меня ждёт Мадрид, там я впервые буду петь в «Искателях жемчуга», сейчас как раз учу свою роль. Главным же в этом сезоне для меня станет моё первое исполнение роли Дон Карло в Королевской опере Ковент-Гарден. Я уже нервничаю, это будет мой первый большой Верди.

Я уже пел пять лет назад в Лондоне Жоржа Жермона, но я был слишком молод для этой роли. Я решил, что с Жермоном мне нужно подождать лет десять. Дело не только в голосе и том, как я выгляжу, это необходимо и для правильной передачи чувств. Если Дон Жуана лучше петь в 25, то Жермона – в 45. После Лондона я собираюсь петь в Кракове Онегина, потом снова Дон Карло в Мюнхене. Новый сезон в сентябре ролью Онегина я открою в Метрополитен-опере с божественной Анной Нетребко, фантастическим Петром Бечала и великим Валерием Гергиевым.

 Ждать ли Ваш новый альбом?

 Я записал альбом с Польским радио, но если честно, мне не нравится записываться. Я за настоящий театр. Но сегодня мы, оперные исполнители, всё же должны выпускать альбомы. В мой второй альбом войдёт итальянский репертуар, в основном арии бельканто, начну с «Севильского цирюльника» и закончу Дон Карло. А большие, тяжёлые арии Верди в моём исполнении выйдут только лет через десять, тут я ещё подожду.

 И наконец, вопрос, который волнует всех пражских поклонников оперы. Во время своего последнего визита в Прагу Вы посетили Ставовский театр с предложением петь на его сцене Дон Жуана. Чем закончились переговоры с Национальным театром Чехии?

 Конечно, я хотел бы петь Дон Жуана в Праге. Потому что очень люблю этот город, здесь у меня есть своя аудитория, а главное – «Дон Жуан» впервые был поставлен здесь, в маленьком пражском театре. К сожалению, этот вопрос завис вместе с вопросом о руководстве Национального театра Чехии.

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №5

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 153 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф /><noscript><img class=
Предыдущая статьяБлог Praha. Art. Рождение аморфности в искусстве
Следующая статьяГладко выбрит и красив

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя