Виктор Горбатко: «В космосе меня покорила красота восходящего и заходящего Солнца»

0
22
Виктор Горбатко
Виктор Горбатко

Зачем мы летаем в космос? Космонавты отвечают на этот вопрос просто: в отличие от свиней, которые всегда смотрят в землю и ищут жёлуди, шея у нас устроена иначе – мы можем смотреть на небо и видеть звёзды. К звёздам Виктор Васильевич Горбатко летал три раза. Впрочем, его жизнь «после космоса» скучной тоже не назвать. Недавно космонавт гагаринского набора прилетал в Прагу – он представил проект Московского фонда мира и дал интервью выпускающему редактору ПТ Дарье Микериной.

Виктор Васильевич, сегодня Вы выступаете на открытии выставки упаковочной продукции в Чешской сельскохозяйственной академии. Привезли «космические» продукты, как я понимаю?

В основном на этой выставке, конечно, представлена упаковочная продукция, которую человек использует, находясь на Земле. Я же, как представитель космоса, рассказываю, как упаковываются продукты космические, а также о нашей одежде. Скафандры – это ведь тоже своеобразная упаковка. Я привёз личный спортивный костюм, который у меня был на случай аварийной посадки.

Полагаю, со времён полёта Гагарина продукты, которые используют астронавты и космонавты, находясь в космосе, изменились.

Конечно, раньше ведь были кратковременные полёты. И я все три свои полёта потреблял натуральные продукты. Мясо, борщ, суп, рыба – всё было натуральное. А сейчас продукты сублимированные. Полёты стали продолжительными, продукты долго находятся на борту станции и корабля. Но скажу откровенно, натуральные продукты гораздо вкуснее, то есть, мне повезло.

А как Вам вообще повезло побывать в космосе три раза? Когда Вы решили стать космонавтом – в детстве?

Нет. В детстве я мечтал стать лётчиком. Я родился и вырос на Кубани, рос в посёлке конного завода «Восход», лучшего конного завода в Советском Союзе. Я очень любил лошадей. И когда мальчишкой во время войны я увидел, как немецкие лётчики расстреливали табун, я решил, что должен их защищать. А как? Я решил тоже стать лётчиком. Так, после окончания десятого класса я поступил в первоначальную школу обучения лётчиков в Волгограде. Затем окончил Потайское лётное училище.

И как же Вы оказались среди тех, кто осваивал космос?

Я как лётчик-истребитель служил в Молдавии. В 1957 году запустили первый искусственный спутник Земли. Конечно, были мысли: вот бы посмотреть оттуда на нашу Землю. Но о том, что мне выпадет такое счастье, я даже не думал. И вот в августе 59-го приехали представители из Москвы.

По рекомендации командования полка мне предложили пройти комиссию. «Хотите летать выше?» – спросили. Я ответил: «Самолёты сейчас на 20 км поднимаются, я, конечно, хочу туда подняться». «Ещё выше», – поправили меня. «Как понять выше? На спутнике что ли?», – мне всё не верилось. Но оказалось, что да, меня рекомендовали для полётов на спутнике.

По каким критериям тогда отбирали?

По креслу: рост должен был быть не больше 172 см, вес – не больше 70 кг. И Гагарин, и я, и Быковский, и Николаев – все мы были 169 см. Я поехал в Москву на комиссию, там познакомился с Гагариным, Николаевым, Поповичем, Быковским, Леоновым. Была сформирована группа из 25 человек, в результате нас прошло 7.

То есть, какой был отбор?

Просмотрено было 3000 человек, в госпиталь направлено 400. Первый отряд составили 20 человек. Я вместе с Гагариным был среди тех, кто в него попал.

Какими по продолжительности были Ваши полёты?

Первый полёт – 5 суток, второй – 18, третий – 9.

А сейчас как летают?

По полгода. Больше всех – более двух лет – у нас в космосе пробыл Сергей Крикалёв, сегодня начальник центра подготовки космонавтов.

С какими результатами прошли Ваши полёты?

В первом полёте перед нами стояла цель состыковать наш «Союз-7» с «Союзом-8». Но из-за отказа системы дальнего сближения корабли зависли, стыковка не произошла. Свести корабли вручную трудно, мы пробовали, не получилось. Конечно, было разочарование, но главное – мы остались живы, другой корабль пролетел мимо. В полётах мы фотографировали и проводили эксперименты.

Во втором полёте у нас был фотоаппарат «Агат» с диаметром зеркала почти один метр! Увеличение было 80-кратное. Можно было увидеть человека: когда он лежал, а не стоял. Перед нами тогда стояла задача снимать по большей части не на стороне Земли, где находился СССР, а на противоположной. В третий раз я летал вместе с героем Вьетнама лётчиком Фам Туаном.

Я этим очень горжусь, он легендарный лётчик, единственный в мире человек, которому удалось сбить американскую летающую крепость Б-52. Потом ему было присвоено ещё и звание Героя Советского Союза. С ним мы проводили как российские эксперименты, так и вьетнамские. Выращивали грибы и изучали влияние невесомости на состояние человека.

Перед полётами Вы много готовились, занимались на тренажёрах. И вот полетели – столкнулись с чем-то, чего не ожидали?

Покорила красота восходящего и заходящего солнца. Это невозможно описать, наших красок не хватит, чтобы изобразить, как выглядит Солнце через атмосферу Земли. А удивило меня то, что Земля, в общем-то, маленькая. За 89 минут делаешь оборот. Поменялось моё представление о расстояниях. Считал, что от Южной Америки до Африки расстояние большое.

Оказалось – 10 минут. Больше всего времени мы летели над одной страной – Советским Союзом. Заходили с Крыма и уходили в районе Сахалина. Этот виток занял почти 20 минут. Ещё я тогда отчётливо осознал, что человек на Земле делает не только хорошее, но и очень вредное. Он засоряет нашу атмосферу.

Виктор Васильевич, в советское время стать космонавтами мечтали все. А вот какой сегодня престиж у космонавтики?

Раньше деньги тоже имели значение, но не решающее. Когда нас набирали, мы шли на те же оклады, что у лётчиков. Потом, правда, уже пришло постановление Совмина, оклады нам подняли. Но не так важно это было. Мы шли в космонавты из-за той самой романтики. Я испытывал гордость, что мне предоставили право посмотреть на нашу Землю с высоты космического полёта.

А сейчас всё решают деньги. Молодые люди стремятся стать бизнесменами. Модно быть артистом, неплохо пропагандируется спорт, но, к сожалению, не космос. Интерес, конечно, к нему упал после 1991 года. Советский Союз можно и есть за что ругать, но всё-таки мы все воспитывались преданными Родине, готовыми её защищать. Куда нужно было идти, туда и шли.

Может, большинству космическая карьера кажется нереальной? А многие ведь так и остаются в дублёрах.

Нас было 20, слетало 12. 8 не слетало по разным причинам. Сегодня доступ в космос свободный – нужно только иметь высшее образование, хорошо владеть английским языком, быть здоровым. Это очень важно. Невесомость хорошо относится к здоровым, но если есть какие-то болезни, последствия полёта будут очень плачевными.

А как Вы относитесь к космическому туризму?

Эти так называемые «туристы» всё-таки проходят годовую подготовку: изучают и корабль, и станцию. Конечно, «туристы» занимаются по своей программе, отличной от экипажа. На мой взгляд, лучше бы космического туризма не было. Категорически против я не настроен, но и одобрять здесь нечего.

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №6

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 143 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф /></a><br></div>        </div>

        <footer>
            <!-- post pagination -->            <!-- review -->
            <div class=
Предыдущая статьяНовая Чешская филармония
Следующая статьяЛучший автомобиль мира – 2013

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя