Павел Влосок: «Джаз – это и есть моя жизнь!»

0
64
Павел Влосок: «Джаз – это и есть моя жизнь!»
Павел Влосок: «Джаз – это и есть моя жизнь!»

Вечер джаза. В одном из старейших клубов Европы, Reduta Jazz Club, где всё пропитано музыкой насквозь, даже пиво в баре льётся из золотого саксофона, сегодня играет квартет Павла Влосока. Талантливый пианист и композитор, он уже не первый год преподает искусство джаза в Штатах. Редкие визиты домой использует для того, чтобы познакомить дочек с чешской культурой и сыграть с друзьями в «Редуте». Корреспондент «Пражского Телеграфа» Александра Милорадович успела поговорить с ним об американской мечте и музыке.

Большинство из тех, кому удается пустить корни в США, назад возвращаться не хотят. А Вы?

Я тоже отношусь к числу людей, которые остались жить в Америке. Сюда приезжаю к родителям, отдохнуть, детей привожу. Все наши три дочки родились в Штатах, поэтому хочу, чтобы они были знакомы с чешской культурой. Вот сейчас привёз старшую, ей 10 лет. С младшими (3 года и 3 месяца) жена осталась дома.

Учитывая, что квартет называется Вашим именем, предположу, что Вы – его основатель и идейный вдохновитель?

Мы познакомились с ребятами лет 6-7 назад на одном из музыкальных семинаров, где все мы читали лекции. Попробовали сыграть вместе, у нас получилось, и с той поры продолжаем. Почему они? Во-первых, они (Томаш Барош, Мариан Севчик, Ондржей Штверачек – прим.автора) – одни из лучших музыкантов, которые есть в Чехии. Во-вторых, они не страшатся играть мою сложную музыку, им удается не только проработать ноты, но и представить произведение слушателю.

Чем Ваша музыка сложна?

Об этом лучше спросить их (смеётся и кивает на соседний столик, за которым сидят коллеги). У моей музыки непростой ритм. Она часто тяжела на слух – очень быстрая, например, рассчитана на искушённого слушателя.  Кроме того, она абстрактна.

Вы способны воспринимать музыку в свободное время, как обычный слушатель, или Вы невольно начинаете анализировать её,  разбирать по нотам?

Не всегда. Но часто, так как для меня это означает получение новых знаний, мне это помогает расти в профессиональном плане.

Вы – композитор, пианист, аранжировщик. Что из этого для Вас стоит на первом месте?

На первом месте стоит профессия, которая позволяет мне кормить семью, я – профессор в университете Западная Каролина в США. А то, что Вы перечислили, т.е. то, что касается музыки – это то, чем мне больше всего нравится заниматься.

Работу свою я тоже, разумеется, люблю, тем более, что именно благодаря ей у меня и есть возможность реализовывать себя как музыканта. 4,5 месяца в году, с учётом всех каникул и праздников, я могу заниматься, чем хочу. То есть посвятить себя музыке и делать то, что делаю сейчас. Играть, путешествовать.

Почему Вы в выборе музыки сориентировались именно на джаз?

Потому что это один из немногих жанров музыки, который позволяет человеку творить в реальном времени. Джаз всегда оригинален и неповторим. Говорят, что нельзя войти в одну реку дважды. Так и с джазом: нельзя два раза сыграть одно и то же произведение одинаково. Всегда есть место импровизации.

Кроме того, джаз – единственный жанр, который обязывает музыканта жить в трёхмерном пространстве. Играя произведение, он должен помнить, что и как он играл минуту назад, чтобы получилась стройная композиция, чтобы произведение имело смысл, и одновременно должен знать, что он будет играть через минуту. Это потрясающе, правда?

Согласна. А как Вы к классической музыке относитесь?

Люблю классику. Там другой принцип: исполнитель, играя произведение, старается воспроизвести мысли композитора. А в джазе я воспроизвожу сам себя.

Вы играете только свои произведения или от признанных хитов тоже не отказываетесь?

Стандарты они на то и стандарты, чтобы к ним обращаться вновь и вновь. Я не боюсь играть и латинскую музыку, и блюз. За сто лет истории своего развития джазовая музыка прошла извилистыми тропами, и настоящий музыкант должен все это узнать, прочувствовать, чтобы понять этот язык.

Например, когда человек учит французский, то сначала он зубрит слова, потом складывает их в предложения, потом начинает общаться на этом языке. С музыкой всё очень похоже. Музыка – это универсальный язык. Вот встретится француз с англичанином, поговорить не смогут, если языка не знают. А если будут играть вместе, то и знание языка не понадобится – за них будет говорить джаз.

Чем отличается джаз от остальной музыки?

Я бы не отделял джаз от остальной музыки. Жанров музыки существует великое множество, и джаз – очень специфический жанр. Джаз настолько сложен, что джазмены, как правило, способны сыграть всё что угодно. В том числе классическую музыку.

То есть джаз – универсальный язык общения, а джазмен – универсальный музыкант?

Именно. Джазовые музыканты очень профессиональны. Они не просто играют музыку, они создают её. В этом их отличие от других музыкантов.

Когда джаз стал популярен в Чехии?

Во времена коммунистов джаз был запрещен, думаю, знаете. А после революции 1989-го года, когда открыли границы, в страну хлынуло всё и сразу, в том числе и джаз. Люди начали слушать музыку. На сегодняшний день в Чехии много молодых талантливых музыкантов, которые играют джаз. Искусству джаза учат в Праге, в Брно. Потихоньку всё развивается.

Что для Вас лично значит джаз?

Джаз для меня – это ещё один язык, с помощью которого я могу общаться с людьми. Причём на другом уровне, на более высоком, потому что это язык, который понятен каждому.

К разговору о французах и англичанах…

И японец тоже поймёт, уверен.

Вы были в Японии?

Ещё нет, но очень бы хотелось. Как только там справятся с последствиями аварии на АЭС «Фукусима» (смеётся).

Как джаз повлиял на Вашу жизнь?

Музыка – это и есть моя жизнь. Она настолько тесно сплетена с моей жизнью, что я не способен вообразить себя без неё. Не представляю, что бы от меня тогда осталось.

Музыка была Вашей детской мечтой?

Скорее, не моей, а моего брата. У него с музыкой отношения не сложились, так что, когда мне было пять лет, он предложил мне попробовать играть на пианино. Сказал, что это самый лучший музыкальный инструмент. Я попробовал, мне понравилось. Я много и долго учился, и к 16 годам открыл для себя джаз.

На каком известном инструменте Вам бы хотелось сыграть?

Я ещё не сыграл на многих известных инструментах. У итальянцев есть хорошие пианино. Так что мне это ещё предстоит.

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №28

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяЛето в Праге: детский вопрос
Следующая статьяПлач пражских саксофонов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя