Лев Рубинштейн: Прага красива, даже слишком…

0
17
Лев Рубинштейн
Лев Рубинштейн

О визуальной интенсивности Праги, поэтическом заговоре концептуалистов и воспоминаниях о судебном процессе в духе Кафки (казус на «Болотной площади») корреспондент «Пражского Телеграфа» пообщался с российским поэтом, писателем и публицистом Львом Рубинштейном, который приехал в Прагу по приглашению фестиваля современной русской культуры Kulturus. В первый, но не в последний раз.

Вы приехали в Прагу впервые в жизни. Каковы впечатления?

Знаете, я путешественник достаточно тупой. Начинаю понимать новые, чужие места, входить во вкус – только во второй или третий раз. В первый раз у меня в голове неразбериха, ничего не понимаю. Более того, я, видимо, слишком чувствителен к такому изобилию внешней красоты.

Как такая чувствительность проявляется? Через эмоции?

Как раз нет. На меня действует парадоксально: усыпляет меня. Такого у меня в Москве не случалось. Всё-таки это для меня непривычно, я вырос в Москве, где такая эстетическая интенсивность не существует. Там интенсивность другая: внутренняя, сотканная из ощущений, звуков, она более человеческая, но визуально не такая сильная.

Поэтому, когда я приезжаю в такой город как Прага, я должен всё время интенсивно смотреть вокруг себя, не могу оторвать глаз, а потому быстро устаю и – засыпаю. Вот, например, я часто езжу в Питер, но не выдерживаю там долго. Тянет в Москву. В Праге происходит подобное.

Значит, Вам здесь, всё же, нравится?

Если что-нибудь можно назвать слишком красивым, так это относится к Праге. О своих ощущениях, однако, рассказываю с осторожностью, это пока только внешнее восприятие.

В литературном кафе «Фра» в пражском районе Винограды Вы прочли несколько своих произведений. Людей пришло столько, что больше половины стояло на улице. Как на Вас это подействовало?

Я был приятно удивлён. Также и тем, что был интерес к моим более старым, концептуальным вещам. Вот, например, эксперимент с отрывками текстов, которые я постепенно подавал в зал, чтобы люди сами тихо прочли и передали другим. Эта идея возникла еще в 1981 году на обычном вечере поэзии. Это такая форма перформанса, которая ритуально сближает всех присутствующих как-бы в общем заговоре. На следующем уровне это улыбчивый парафраз на тему различных психотерапевтических методов.

Вы приехали в Прагу не только как поэт и писатель, но и как ангажированный гражданин, для которого всё – не всё равно…

 Да, Вы правы, мне – не всё равно.

Позавчера в Национальной технической библиотеке Вы озвучили результаты расследования независимой комиссии о событиях на Болотной площади. К какому заключению пришла комиссия?

Поскольку я живу всю жизнь в России и имею определенный социальный опыт, результаты расследования меня не удивили. С самого начала мне было ясно, что казус сконструирован, что людей было нужно запугать и сломить, чтобы уже о сопротивлении не помышляли и радовались, что не попали за решётку. Так что результат только подтвердил то, что подсказывала моя интуиция.

Что Вас привело к тому, чтобы стать членом гражданской независимой комиссии?

Меня попросили, и я не отказался, поскольку чувствую как гражданин определённую ответственность, а как писатель – ответственность за то, чтобы не молчать. Не молчать не только в культуре как таковой, но и в общественных делах. Символично, что об этом я говорю именно в Праге…

Когда я ходил регулярно в суд на разбирательства с людьми, задержанными на демонстрации на Болотной площади, в моей голове всё время крутились слова славного пражанина Франца Кафки из его романа «Процесс». Потому что суть и структура, а также атмосфера того московского процесса мне очень напоминали одноимённый роман Кафки. Было чувство какого-то быстро распространяющегося и неудержимо густеющего абсурда.

Что на таком процессе в действительности происходит?

Вы видите перед собой обвиняемых, которых полицейские вытащили из толпы на мирной демонстрации. Они сидят в «аквариуме», отделённо от остальных. И вдруг вы начинаете чувствовать их огромное моральное и психологическое преимущество. В определённые моменты даже не знаешь, кто кого судит. Ничто из того, что там звучит, собственно, не имеет смысла, оно не влияет на то, как закончится суд, потому что это ясно заранее.

Интересно то, что эти люди были вытащены из толпы случайно, это не были никакие идейные вожди, организаторы, активисты… И это чудо! – что эти люди, абсолютно нормальные, вдруг в экстремальной ситуации ведут себя так отважно, человечно и достойно. Только интуитивно защищают себя от этого наичернейшего абсурда, а это даёт им удивительный заряд и силу. Я стараюсь ходить на все процессы и свою силу передавать им тоже. Также активно я пытался защищать этих несчастных девушек из Pussy Riot.

К несчастью, казусом Pussy Riot в Праге злоупотребили некоторые чешские политики, которые способны воспользоваться любым подобным событием, чтобы расширить ненависть к русским и России как таковой для того, чтобы отвести внимание от собственного «масла на голове». В том смысле, что – в России всегда всё было, есть и будет плохо, будьте рады, что вы чехи и вообще не жалуйтесь на здешние условия.

Да, иногда человеку так кажется – это не моя мысль, так сказал Чаадаев – что Россия возникла потому, чтобы человечество имело негативный пример: внимание, тем путём идти нельзя! И это, по его мнению – главная причина её существования. Чтобы все остальные могли сказать: посмотри на этого злого мальчика, что с ним стряслось. Мол, «Если будешь себя плохо вести, то же случится с тобой». К сожалению, это, в какой-то степени, правда, это – особая миссия, этакое воспитание всего мира плохим личным примером.

И всё-таки я думаю, что такое очернение имеет идеологические причины и не соответствует правде. В России ведь всегда, несмотря на все режимы, создавались ценности, которые, наоборот, очень человечные и высокие, я бы даже сказал: вселенские! 

Ну, конечно. Слава Богу. Знаете, мне кажется, что в России живут самые плохие люди и, одновременно, самые хорошие. Равновесие должно быть. То, что есть чёрно-белое – это всегда просто. А вот правда – сложна и терпка. Гораздо легче иметь перед собой образ злого мальчика, но – понять, что внутри каждого злого мальчика есть ещё три-четыре мальчика, а один из них – вообще-то хороший товарищ – это уже сложнее.

Значит, настоящая жизнь современной России – несмотря на все эти эксцессы – не такая чёрно-белая и хмурая, как нам дают почувствовать медиальные средства здесь, в Праге?

Ничто не является чёрным, и даже не чёрно-белым. С оптимизмом и вопреки кафкианскому абсурду московских процессов, я всё больше осознаю, сколько в самом молодом, подрастающем поколении восприимчивых и отважных людей, которые неравнодушны к миру, в котором живут, которые могут его изменить. Они внутри абсолютно свободны и ничего не боятся.

Их невозможно запугать. Ведь все эти судебные процессы имеют целью нагнать в людей страх. Да, таких людей мало, статистически – это малый процент населения, но их всегда было мало! Качество в такой статистике уловить нельзя… Но этих свободных, гордых, не высокомерных, а солидарных русских людей – их всё больше. Уж точно больше, чем в моём поколении.

Имеют эти люди какой-то шанс противостоять власти? Существует ли, как Вам кажется, для современной России какой-то рациональный выход?

Рационального в нашей жизни, к сожалению, очень мало. Скорее, эмоционального… Но, действительно, появилось достаточное количество людей, которые не хотят быть овцами, не боятся высказать публично свое мнение, протестовать, выходить на демонстрации. Не имею представления, какую форму эта их энергия и воля, в конце концов, приобретут, какой будет результат, если вообще какой-то. Это я не могу предсказать.

Интересно одно: и оно касается не только России. Когда на что-то смотришь со стороны, извне, оно выглядит хмуро и безнадёжно. Когда же ты «внутри» и окружён людьми, часто такими добрыми и удивительными, всё выглядит не так хмуро. Не знаю, как это мне пришло в голову, но я, оказывается, исторический оптимист!

Ондржей Мразек

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №40

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяЗнаменитый водный путь Моравии
Следующая статьяВладимир Юрзинов : « Мы должны быть единым целым»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя