Эдвард Гриффин
Эдвард Гриффин

В сентябре Прагу посетил Джеймс Эдвард Гриффин, американский писатель, кинопродюсер и политический лектор. Не имея медицинского образования, он, однако, прославился исследованиями в сфере борьбы с раковыми заболеваниями. Результатом его трудов стала книга «Мир без рака». В ней не только изложен принципиально новый подход к проблеме, но и приведён пример лекарства от рака.

Об этом лекарстве, витамине В17, а также о том, что такое на самом деле раковая опухоль и почему её наличие в организме не является смертным приговором, профессор Гриффин рассказал редактору «Пражского Телеграфа» Александре Барановой.

Расскажите, как Вы пришли к исследованию проблемы раковых заболеваний?  

С витамином В17 в 1971 году меня познакомил мой хороший друг, доктор Джон Ричардсон из Сан-Франциско. В своей практике ему приходилось сталкиваться со случаями раковых заболеваний. Его опыт в этой области был похож на опыт всех врачей: истории лечения рака чаще всего заканчивались грустно.

Однажды Джону рассказали о веществе под названием амигдалин (лаэтрил, витамин В17) с чудодейственными свойствами в области лечения рака. Вскоре у доктора Ричардсона заболел пёс. Ветеринар диагностировал раковую опухоль. Моему безутешному другу посоветовали испробовать на собаке лаэтрил. К его удивлению, пёс выздоровел. Джон озадачился вопросом: кого ещё можно исцелить таким образом?

У одной из медсестёр в его клинике муж был болен раком. Состояние не улучшила ни химия, ни хирургическое вмешательство, ни облучение. Решили попробовать лаэтрил, и он снова сработал.

Мой друг встретился с доктором Крэббсом, который открыл лаэтрил и исследовал его свойства, посоветовался насчёт применения для лечения злокачественных опухолей, после чего это вещество стали использовать в его клинике для лечения рака на разных стадиях. Через полгода популярность лаэтрила взлетела до небес, а клинику стали считать одним из лучших медицинских учреждений в сфере лечения рака.

Всё бы хорошо, но именно на пике успеха начались проблемы. Государственные органы США, ответственные за здравоохранение, обратились к Джону с настоятельной просьбой прекратить применение лаэтрила. Он был ошарашен: почему необходимо прекратить использование, если это идёт на пользу людям? В ответ ему заявили, что его чудо-лекарство – не проверено, не сертифицировано, а посему лечение он обязан прекратить, или его лишат медицинской лицензии. Именно тогда мой друг обратился ко мне за помощью.

Но Вы в то время, по моим сведениям, и не помышляли о медицине.

Конечно, нет. Джон мне сказал: «Эдди, я – доктор, я лечу людей. А ты – писатель, и доносишь до людей то, что им необходимо услышать. Помоги мне объяснить людям, как действует витамин В17на организм». Он верил, что получит поддержку общественности и сможет продолжать использовать лаэтрил. Задача мне показалась лёгкой, и я согласился помочь.

И как развивались события после написания статьи?

Знаете, я даже не представлял, во что ввязался. Казалось, стоит всего лишь обработать информацию да задать пару-тройку вопросов. На деле же возникло ощущение, что я залез в клубок проводов высоковольтной сети. Всё оказалось гораздо более неприятно, чем я мог себе вообразить. Я-то думал, что все заинтересованы в том, чтобы узнать правду, и не подозревал, какая мощная финансовая машина скрывается за фасадом медицины. Я просто хотел помочь людям.

Так началось моё знакомство с областью лечения рака. Оказалось, что у неё есть две стороны: научная и политическая. И если научная была не сложнее выеденного яйца, то политическая была исключительно запутана.

О политических препонах догадываюсь. Расскажите, пожалуйста, о научной стороне вопроса.

Существует две точки зрения относительно лечения злокачественной опухоли. Первый подход – ортодоксальный. Рак в этом случае — образование, от которого необходимо в кратчайшие сроки избавиться, будь то при помощи хирургического вмешательства, химиотерапии или облучения. Вырезать, выжечь, удалить. Врачи – ортодоксы после вышеописанных приёмов обычно с гордостью сообщают пациенту о полном выздоровлении. Однако рак может вернуться в другой форме – и это происходит нередко.

Отсюда вывод: может быть, проблему лечения рака надо рассматривать с другой стороны? Я много беседовал со специалистами, которые придерживались иной точки зрения, нежели остальное медицинское сообщество, а именно: может, опухоль – это не сам рак, а только его проявление? Может, причина кроется глубже? Эти доктора размышляли о том, в каком состоянии находится организм, какие условия были созданы для того, чтобы раковая опухоль смогла развиться, и пытались лечить именно причину, а не следствие.

Причина возникновения рака, по их мнению, — отсутствие в организме конкретного, необходимого ему вещества. Вспомним пример из истории: источником цинги долгое время считали насекомых, живущих в деревянной обшивке судов. А спустя сотни лет выяснилось, что виной всему – нехватка витамина С в организме. Случай с раком — аналогичный.

 И что же это, в таком случае, за болезнь — рак?  

Рак, как бы удивительно это сейчас ни прозвучало, — это процесс самоизлечения организма. Наше тело умеет искусно заменять повреждённые ткани новыми. Каждые семь лет в нашем теле полностью обновляются все клетки. Существует ряд химических сигналов, на которые тело реагирует и замедляет или прекращает регенерацию ткани там, где это больше не требуется. Однако если случится сбой, причиной которого является нехватка микроэлементов в организме, то тело продолжает процесс «самолечения». Однако этот процесс становится вреден для организма, так как он вышел из-под контроля.

Какие факторы влияют на процесс «самолечения»?

В этом процессе участвуют внешние и внутренние факторы. Внешние – те вещества, которые мы получаем с пищей. Внутренние – энзимы, которые продуцирует наше тело.

Лаэтрил – как раз один из внешних факторов. В природе он содержится примерно в четырнадцати тысячах растений. И хотя о многих из них мы знаем, тем не менее, не употребляем в пищу. Почему? Просто они не очень приятны на вкус. Вот, например, абрикосовые косточки – исключительный источник лаэтрила. И они тоже горьковаты.

Вспомним рацион питания аборигенов: спектр продуктов питания у них гораздо меньше, чем у нас, выбирать повкуснее да послаще нет возможности. Поэтому они потребляют гораздо больше простых полезных продуктов, содержащих лаэтрил. Как показали исследования, именно рацион питания является ключевым в вопросе возникновения рака. А потому многие дикие народы вообще не имеют понятия о том, что такое саркома, в отличие от нас, детей цивилизации.

Эскимосы, индейцы – рацион каждого из этих народов содержит приблизительно в 200 раз больше амигдалина, чем наш. Интересно, что когда эти люди меняют место своего обитания на современный мегаполис, то немедленно оказываются подверженными раку. Отсюда вывод: причина раковых заболеваний – не в генетике, она кроется в системе питания.

Что касается внутренних факторов, то здесь ключевую роль играет энзим трипсин, который производит поджелудочная железа. Трипсин служит для переваривания мяса нашим организмом.

Часто говорят, что человеку стоит есть меньше мяса – будто бы это снижает риск возникновения рака. Сам я никогда в это не верил, однако постепенно понял, что доля правды в этом всё-таки есть.

А вот здесь объясните, пожалуйста, почему?

Раковые клетки имеют специальную белковую оболочку с отрицательным зарядом на поверхности. Предполагается, что клетки иммунной системы – белые кровяные тельца – должны атаковать раковые клетки, однако они имеют тот же отрицательный заряд, а, как мы помним из физики, два заряда с одинаковым знаком не взаимодействуют, а отталкиваются. Таким образом, иммунитет организма защищает то, что должен разрушать.

Если поджелудочная железа здорова, то трипсин вырабатывается в достатке. Именно он циркулирует в организме и разрушает белковую отрицательно заряженную оболочку раковых клеток, оставляя их без защиты и позволяя иммунной системе атаковать врага.

У тех, кто ест слишком много мяса, большая часть трипсина идёт на переработку белка, а не на защиту организма от рака. Вот откуда происходит утверждение о том, что чем меньше мяса мы едим, тем меньше шансов заработать злокачественный «сюрприз».

Однако дело не только в «хищничестве». Риск заболеть раком возрастает при наличии генетических заболеваний щитовидной железы, диабета, т.е. всего, что ослабляет и тормозит её функции.

Известно ведь, что индейцы и эскимосы не только питаются лучше жителей мегаполисов, но и дышат чистым воздухом и пьют незагрязнённую воду. Поможет ли тем, кто живёт в замусоренной  городской среде, предотвратить раковое заболевание регулярный приём биодобавок с содержанием лаэтрила? 

Ответ – да. Несмотря на высокий уровень загрязнения городской среды, лаэтрил будет действовать эффективно. Что же касается воды и воздуха, вернусь снова к примеру с эскимосами. У этого народа есть одна неаппетитная гастрономическая привычка: употреблять в пищу не только мясо копытного животного, но и содержимое его желудка, т.е. пережёванную траву и т.д. Этакий вариант салата с повышенным содержанием амигдалина.

Так вот, однажды эскимосы стали сотрудничать с американской армией, строить военные объекты. За работу им «платили» гамбургерами, жареной картошкой и прочими прелестями кухни 21 века. Место и условия обитания – воздух, вода – не изменились, изменился только рацион. Этого хватило, чтобы северные аборигены тут же познакомились с раком.

Скажите, где и как можно приобрести лаэтрил?

Я могу судить лишь по ситуации в США, потому что она мне знакома. Несмотря на то, что лаэтрил по-прежнему не получил сертификата, в Сети его можно легко приобрести. В качестве легального лекарства его использовать нельзя, однако, если пить биодобавки, в составе которых он содержится – в этом не будет ничего противозаконного.

Кроме того, важно различать, с какой целью именно Вы принимаете лаэтрил. Если это профилактика, то можно обойтись и биодобавками вроде абрикосовых косточек. В том случае, когда был диагностирован рак, биодобавок будет недостаточно, необходимо пропить курс таблеток или даже колоть инъекции лаэтрила.

Возникает следующий вопрос: существуют ли врачи, которые официально используют лаэтрил для лечения рака, несмотря на то, что официальные органы здравоохранения его, мягко говоря, не жалуют?

Да, конечно, такие врачи есть в разных уголках мира. В США единственный штат, где пока официально лечат рак с помощью лаэтрила – Невада. Что касается остальных стран, то силу В17 официально признали в  Мексике, Израиле, Германии.

Какую сертифицированную биодобавку с содержанием амигдамина можно купить в аптеках Чехии?

Биодобавку B17 APRICARC. Она содержит экстракт косточек абрикоса. Упаковка на месяц, обойдётся примерно в 300 крон. Не забываем и о магазинах биопродуктов: там часто продаются необработанные косточки вишни, сливы, абрикоса – всё это богатейшие источники витамина В17.

Каков Ваш прогноз на будущее витамина В17?

Всё зависит исключительно от политической ситуации в стране. В Америке политические силы уверенно подминают под себя фармакологию. Фармацевтические фирмы, в свою очередь, прогибаются и получают возможность влиять на законодательство в области здравоохранения, изо всех сил продвигая сертифицированные средства, т.к. вокруг последних крутятся огромные деньги.

Что касается того, работает ли лаэтрил в действительности или нет, то об этом Вы можете прочитать в книге моей жены. Она всю жизнь проработала медицинской сестрой, проблему витамина В17 тоже исследовала со мной. Её книга содержит десятки и сотни случаев исцеления. Десятки и сотни – из тысяч историй, когда амигдалин помог сохранить жизнь.

 Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №42

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 93 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя