Пётр Щедровицкий: «Рынок труда в России сожмётся»

0
13
Пётр Щедровицкий
Пётр Щедровицкий

Образование – одна из самых конфликтных тем в России сегодня. Отсутствие реформ в образовательной сфере уже очень скоро приведёт россиян к массовой потере работы, предостерегают аналитики.

Подробнее об этом «Пражскому телеграфу» рассказал эксперт по подготовке кадров, заместитель директора Института философии РАН по развитию Пётр Щедровицкий.

Пётр Георгиевич, рассуждая об образовательной реформе, Вы всегда напоминаете о близком видоизменении рынка труда. Вы видите в этом угрозу для россиян?

Да, конечно. Рынок труда в мире и, как следствие, в России очень скоро кардинально изменится: какие-то профессии исчезнут полностью, одновременно появится целый ряд совершенно новых видов деятельности, востребованных так называемой третьей «промышленной революцией».

В связи с этим кому-то придётся переквалифицироваться, а кто-то может и вовсе оказаться за бортом. Глобальный рынок труда уже на пороге. Россия очень долго была изолирована от остального мира: наши специалисты могли «конкурировать» только друг с другом.

Сегодня мы быстро входим в более широкое экономическое пространство, в котором и нашей экономике в целом, и отдельным отраслям, и отдельному человеку придется всерьёз бороться за своё место.

И чем это чревато?

Степень конкуренции начнёт стремительно расти. При этом выяснится, что низкоквалифицированную работу наши специалисты делать не хотят, а до высокой квалификации в большинстве случаев не дотягивают. В секторе низкоквалифицированного труда мы конкурируем с огромным предложением трудовых ресурсов из развивающихся стран. Сегодня это проявляется, прежде всего, в наплыве мигрантов из ближнего зарубежья.

Завтра мы столкнёмся с выходцами из Азиатско-Тихоокеанского региона: из Китая, Вьетнама, Индонезии, Индии. Запретительные меры со стороны государства могут затормозить этот процесс, но не смогут его остановить. Тем более, что этого требует сама реальная экономика многих видов деятельности: затраты на труд — важнейший фактор конкурентоспособности любого предприятия.

Тем временем, в области высоких квалификаций требования растут. Современному специалисту необходимо, как минимум, свободное знание нескольких языков, умение работать в проектных командах, опыт работы в мировых компаниях, реальное знакомство с новыми технологическими решениями.

А возможности нашей образовательной системы — включая подсистему подготовки и переподготовки кадров — всё больше и больше расходятся с возрастающими требованиями жизни. Ведь создавалась эта система для советской экономики, которой не существует уже четверть века.

Если говорить об изменениях, которые внедряются сегодня, что из них реально способно переломить ситуацию в образовании? ЕГЭ? Болонская система?

Проект ЕГЭ был вызван к жизни необходимостью создания единого инструмента для оценки уровня навыков и знаний, полученных в школе. Его первые версии активно критиковала продвинутая педагогическая общественность — за низкий уровень заданий, формальность и поверхностность. Но мало кто знает, что за прошедшие несколько лет уровень заданий пришлось ещё несколько раз снижать!

То, что мы считали «низким» уровнем, оказалось совершенно неподъёмным более чем для 70 % выпускников обычных школ. Слухи о том, что в СССР повсеместно существовала эффективная система школьного обучения, были, мягко говоря, преувеличены. Так что ЕГЭ — попытка вернуть в систему школьного обучения хоть какую-то систему измерений.

А что касается Болонской системы?

Болонская система предоставляет человеку большую мобильность, так как «разрезает» учебный процесс на модули: двухлетние, годичные и более «мелкие», в том числе, по отдельным направлениям обучения. В соответствии с этим меняется и система присвоения учёных степеней. Болонская система призвана создать большую гибкость в прохождении программ.

Сегодня мир настолько изменился, что сидеть пять лет за партой в самом активном возрасте бессмысленно и контрпродуктивно. Человек не видит в этом смысла: его рабочее место напрямую не связано с результатами получения диплома. А технологии высшего образования часто настолько неэффективны, что они его демотивируют.

Оценки Болонской системы разные. На чем строится Ваша уверенность в том, что «разрезанный на куски» образовательный процесс – это хорошо?

Получив определённый уровень подготовки, человек должен иметь возможность поработать, чтобы окунуться в реальные ситуации и сформировать самому себе заказ на следующий этап. Он не может знать, что именно ему понадобится во взрослой жизни, если он ни разу не видел своего будущего рабочего места. Суть ведь не в том, чтобы получить квалификацию и диплом, а в том, чтобы научиться что-то делать.

Кроме того, как я неоднократно говорил, при переходе из одного учебного заведения в другое, при переезде из региона в регион, учащийся не должен попадать в ситуацию, когда он всё должен проходить заново.

Нужна единая система признанных международным педагогическим сообществом «модулей», которая всегда будет «засчитана» при смене места обучения. При этом надо понимать, что мы находимся только в начале пути. Создание эффективно работающей сетевой системы подобных учебно-образовательных «кредитов» — дело отдалённого будущего, тесно связанное с названными выше изменениями на рынке труда.

 

Опубликовано в газете «Пражский телеграф» №42

 

Подпишитесь на нашу рассылку и присоединяйтесь к 140 остальным подписчикам.
Производитель спецкабелей Kabex - Пражский Телеграф data-lazy-src=
Предыдущая статьяСредний класс в Чехии – это 38% населения
Следующая статьяМир и достижения по Нобелю

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш Комментарий
Введите Ваше Имя